Новости

13.07.2005 03:00
Рубрика: Общество

Инженер на экспорт

Учиться за границей хорошо, но карьеру лучше делать в России

Русские - молчать!

РГ | Вы учились в престижных американских университетах. Почему выбрали именно США?

Кирилл Олесевич | Мы учились на факультете "Энергомашиностроение". После второго курса по программе обмена студентами я поехал на десять месяцев в Техасский университет в городе Остин (США).

Вячеслав Щучкин | Я поступил в аспирантуру и в первый же год получил президентскую стипендию на учебу за рубежом. В это время в "Бауманку" приехал профессор с аэрокосмического факультета американского университета Флориды - искал себе русских аспирантов. У нас еще не было мощных компьютеров и технического оборудования. Так что поездка оказалась очень кстати.

РГ | Вас сразу загрузили занятиями или было какое-то время на адаптацию?

Олесевич |  

Первые полгода занимались только английским языком. И только потом, как там принято, взяли предметы по выбору. В Америке каждый студент уже на первом курсе формирует свой "пакет" предметов по выбранной профессии. Но для нас были ограничения: мы оказались на самом начальном курсе, который соответствует уровню... российского 10 класса. Представляете? На семинарах все что-то считают на калькуляторах, а мы мгновенно даем ответ. После пары таких метких "выстрелов" преподаватель стал предупреждать: "Все считают, русские - молчать!".

Щучкин | Студенты 3-го курса факультета прикладной математики изучают уравнения, которые у нас на инженерных специальностях проходят на втором курсе. А вообще у русских аспирантов, получивших российскую стипендию для учебы за рубежом, в Америке положение более выгодное, чем у американцев. На обучение в аспирантуре каждый из них получает стипендию, и ее нужно обязательно отрабатывать: преподавать, проверять домашние задания, вести лабораторные работы. Первые полтора года почти нет возможности заниматься диссертацией. Приехавших по российской стипендии к этому не привлекали.

Креатив на кончиках пальцев

РГ | Как в Америке относятся к молодежи, которая занимается наукой?

Олесевич | На Западе инженеры считаются креативными работниками. Там прекрасно понимают, что заниматься наукой, в частности инженерной, - не самый легкий путь к деньгам. На первом месте в этом плане стоят юристы и врачи. Это элита.

РГ | У нас в стране, на ваш взгляд, изменилось отношение к молодежи в науке?

Щучкин | В спектакле "Белая гвардия" один из героев сравнивает Россию с перевернутым столом: если поставишь вверх ногами, то рано или поздно он все равно встанет на место.

Олесевич | Волна признания инженеров только-только начинается. И процесс будет долгим. Ведь сейчас очень большие конкурсы на юридические и экономические специальности. На технические факультеты тоже идут, но часто из-за низкого конкурса. Как показывает практика, с наших кафедр мало кто работает по специальности. А если и идут в инженеры, то на фирмы, которые внедряют зарубежную технику на нашем рынке. Ведь не секрет, что большая часть техники, используемой в производстве и в быту, - импорт, отечественных машин мало. Вот и приходится обслуживать "иностранцев".

Людмила Резчикова | В последнее время мы живем как на вулкане - от одной техногенной катастрофы до другой. Кто, как не высококвалифицированные инженеры, смогут решить эту проблему? На мой взгляд, таких профессионалов будут "с руками отрывать", и статус российского инженера станет таким же, каким он был в 30-е годы прошлого века. Тогда это была одна из самых престижных, а потому и хорошо оплачиваемых профессий. Проблема в том, что в школах сегодня почти не готовят ребят для инженерных вузов. Они все больше ориентированы на гуманитарные специальности.

РГ | А американцы идут в инженеры?

Олесевич | В том-то и дело, что на инженерных специальностях в аспирантуре и магистратуре американца днем с огнем не найдешь. В основном это индусы, китайцы и русские. Инженерная аспирантура там, так сказать, "на игле". Все - за счет притока кадров со всего мира.

Диссертация для шефа

РГ | Образование за океаном полностью платное?

Щучкин | Только первые четыре-пять лет - уровень бакалавра. Те, кто идут в магистратуру, получают университетскую стипендию и ее отрабатывают, занимаясь выполнением определенных проектов. Дело в том, что там любая научная работа - это коммерческий проект какой-то фирмы или заказ государственной организации. Оплачивается именно он, а не тема, взятая "с потолка". Науки ради науки на Западе не существует: аспиранты и магистры, грубо говоря, "рабочая сила", которая выполняет задание определенного заказчика. Это бизнес.

РГ | Насколько применима такая система у нас?

Резчикова | Между вузами и предприятиями должна быть тесная связь. Без нее невозможно нормальное развитие любой страны. А мы сейчас не знаем, сколько и каких нужно специалистов. Кстати, сейчас набирает обороты тенденция: зарубежным фирмам в России не хватает кадров, и их представители начинают ходить по вузам и предлагать проекты для выпускников. Берут ребят без опыта, которых направляют либо в свои тренинговые центры, либо в конкретный вуз Европы на пару лет, а потом устраивают на работу в России.

К сожалению, не последняя причина, почему иностранные фирмы так заинтересованы в наших специалистах, - деньги. Русским можно платить меньше.

РГ | Государственных вузов в Америке мало, в основном - частные. Деньги на учебу, как и у нас, копят родители?

Олесевич | В университете, где я учился, семестр стоил около 1250 долларов для жителей этого штата и в два раза больше - для остальных. Студент вполне может обойтись без родительских сбережений и заработать себе на учебу самостоятельно: ребята подрабатывают в университетских столовых, библиотеках, Интернет-кафе. Американский учебный день - максимум две пары. Это от силы три часа против нашего иногда 6-часового "рабочего дня". Не считаю это плюсом западного образования, но возможность работать такой график дает. Единственная проблема - найти "начальный капитал", чтобы оплатить первый семестр. Можно взять заем - кредит под минимальные проценты.

РГ | Существует ли в Америке система трудоустройства выпускников?

Щучкин | Как таковой нет. Но существует негласное правило: на первую работу аспиранта устраивает научный руководитель. Дальше - как пойдет.

РГ | У нас система распределения исчезла вместе с СССР. Надо ли к ней вернуться?

Щучкин | Должен появиться дефицит специалистов.

Резчикова | Раньше у нас было огромное количество разных министерств. И при каждом - кадровый отдел, откуда в вузы посылались заявки на специалистов. Сейчас эта система подменена "Ярмарками вакансий", которые проходят в вузах. Отличная возможность лично пообщаться с работодателями, узнать все "из первых рук". За этим - будущее.

Посуду мыть - на благо университета

РГ | Что посоветуете тем, кто тоже собирается поучиться за границей?

Олесевич | Всегда лучше быть в компании, чем одному. Жить в семье не очень удобно: придется подстраиваться под обычаи и правила. Общежития - оптимальный вариант. Они, как правило, находятся в 5-7 минутах ходьбы от вуза. Кормят по расписанию - завтрак, обед и ужин. Единственная обязанность студента - отработать 4 часа в неделю "на благо общежития". Посуду помыть, например, после обеда или электричество починить, или приготовить ужин.

Щучкин | Аспиранты, как правило, живут в съемных квартирах. Существуют агентства, которые помогают найти жилье. Это 2-3 -комнатные квартиры, по комнате на человека. Причем комната - это спальня, плюс гостиная и кухня. Практически в каждом американском университете есть так называемая "русская община" - сообщество русских студентов, преподавателей. Можно обратиться и к ним - помогут обязательно.

РГ | Предложили бы сейчас работу за границей - поехали бы?

Олесевич | Наука в России идет вперед семимильными шагами. Отставать от нее не хочется.

Щучкин | Техническое инженерное образование дает очень широкий кругозор, и вопрос о том, можем ли мы заработать деньги, не стоит. Можем. Но делать это хочется все же на Родине.

Общество Образование Наука и образование МГТУ им. Баумана Реформа образования
Добавьте RG.RU 
в избранные источники