Новости

03.08.2005 01:30
Рубрика: Культура

Два Алексея в одной Венеции

Русские фильмы в программе старейшего кинофестиваля мира

Garpastum - это история четырех молодых людей, влюбленных в футбол. Время действия - 1914 год, уже близится Первая мировая война, уже читают в петербургских салонах свои стихи Ахматова и Мандельштам - на закате Серебряный век поэзии.

Во второй по значению программе фестиваля "Горизонты", задача которой представить новые тенденции в мировом кино, участвует картина молодого екатеринбургского режиссера Алексея Федорченко "Первые на Луне", получившая один из главных призов на июньском "Кинотавре". Это документальная фантастика, которая разрабатывает вполне сумасбродную, но и правдоподобную идею о первом секретном полете советского человека на Луну, якобы случившемся в славном 1937 году. Это, конечно, игровая лента, но, как и многие зрители картины, организаторы фестиваля, судя по всему, "купились" на безукоризненно стилизованный розыгрыш и в программе официально анонсируют эту изощренную фантастику как "документальный фильм". В программе "Горизонты" фигурирует также фильм Рустама Хамдамова "Вокальные параллели" с Ренатой Литвиновой и Эриком Курмангалиевым - он представляет кино Казахстана.

Венецианский фестиваль дорожит своим реноме, и здешний конкурс традиционно очень силен. В нынешней Мостре (так в Венеции называют свой фестиваль) участвуют, в частности, Патрис Шеро (фильм "Габриэль" с Изабель Юппер в заглавной роли), Джордж Клуни со своей режиссерской работой "Спокойной ночи и удачи!", еще один американский актер Джон Туртурро, выступивший в качестве режиссера современного мюзикла "Любовь и сигареты", Терри Гиллиам с биографической фантазией "Братья Гримм" (играют Мэтт Дэймон, Джонатан Прайс и Моника Белуччи), Джон Мэдден с драмой "Доказательство" (снимались Гвинет Пэлтроу и Энтони Хопкинс), ветеран португальского кино 97-летний Маноэль Де Оливейра, скандальный кореец Парк Чан-вук. Италию в конкурсе представляют фильмы "Мари" Абеля Феррары, "Дни уныния" Роберто Фаэнци и "Звериное сердце" Кристины Коменчини. Будет в конкурсе и еще один фильм, где есть доля российского участия, - поставленная Кшиштофом Занусси кинодрама "Персона нон грата" с участием Збигнева Запасевича, Никиты Михалкова и Ежи Штура. Председателем жюри главного конкурса выбран ветеран итальянского кино Данте Ферретти - выдающийся художник, оформлявший фильмы Пазолини и Феллини, четырежды выдвигавшийся на премию "Оскар" за работу над такими картинами, как "Интервью с вампиром", "Похождения барона Мюнхгаузена", "Время невинности" и "Гамлет".

Самым зрелищным событием фестиваля обещает стать новая работа Тима Бартона, который на этот раз выступил в жанре анимационного кино и сделал "черную" комедию "Труп по имени Невеста" - одну из ролей в ней озвучил Джонни Депп. Самым скандальным фильмом может стать очередная киноверсия похождений Казановы в интерпретации шведского режиссера Лассе Холлстрома. Любовные подвиги знаменитого сердцееда снимались на историческом месте их свершения - в Венеции. Почетный "Золотой лев" за выдающийся вклад в мировое кино получит легендарный японский аниматор Хаяо Миязаки, и по этому случаю на Лидо пройдет мини-ретроспектива его фильмов.

Фестиваль откроется сагой китайского режиссера Цуй Харка "Семь мечей", которая продемонстрирует новые достижения восточных боевых искусств. Фильм откроет одну из самых интригующих программ нынешней Мостры - "Тайная история азиатского кино".

Директор Мостры Марко Мюллер особенно горд тем, что впервые за всю историю ему удалось собрать на острове Лидо сразу семь мировых премьер голливудских картин. Но главной заботой директора будет безопасность участников и гостей Венеции. "Фестиваль, где собирается столько знаменитостей, сам по себе - лакомый объект для террористических атак", - сказал на пресс-конференции Марко Мюллер. Как сообщил президент Венецианского фестиваля Дэвид Крофф, американские продюсеры уже выразили озабоченность проблемами безопасности на фестивале. Напомню, что и в прошлом году Венецианский фестиваль шел в атмосфере нервозности - на самом старте праздник был практически сорван событиями в Беслане: газеты и телевидение целиком переключились на эту трагедию, почти забыв о кино. Да и звездам в условиях экстраординарных мер безопасности было уже не до гламура. Требованиями безопасности дирекция объясняет и заметное снижение числа фильмов, которые будут показаны в эти дни, - только 54 ленты против прошлогодних 71. Как сказал Дэвид Крофф, в условиях нарастающей угрозы, возможно, придется ограничить деятельность папарацци, если не вовсе отказаться от этого неизбежного атрибута кинофестивалей.

Из первых уст

О своем фильме "РГ" рассказывает Алексей Герман-младший

Российская газета: Как вы отнеслись к сообщению о том, что ваша картина принята в конкурс Венеции?

Алексей Герман: Очень спокойно: попасть на фестиваль - не главное. Критерием оценки моего кино для меня является отношение к нему людей, которых я знаю и уважаю, а их немного. Оценка моих родителей и друзей для меня гораздо важнее, чем фестивальное признание.

РГ: Garpastum - что это за фильм?

Герман-младший: По жанру это драма. Снята по сценарию Олега Антонова и Александра Вайнштейна, который выступил и продюсером. Если говорить о прокате, который сейчас особенно важен для людей кино, то представьте себе "Семнадцать мгновений весны". Конечно, мой фильм - это другой жанр и абсолютно про другое, но в том же направлении. Кино, на котором я воспитывался, кино, которое я люблю, которое считаю нестыдным. Оно на стыке коммерческого и некоммерческого - и это, мне кажется, идеальный вариант.

РГ: Гарпастум - вид футбола?

Герман-младший: Это античное название футбола. Действие разворачивается в 1914 году, в канун Первой мировой войны. Это история про компанию молодых ребят, увлеченных футболом: их страсть - играть и выигрывать.

РГ: Насколько я понимаю, фильм не о спорте, а о несбывшихся мечтах, о потерянных надеждах?

Герман-младший: Нет, этот фильм как раз о сбывшихся мечтах. Конечно, многие из ребят ушли на фронт и не вернулись. Но два главных героя, братья Андрей и Николай, выжили в это страшное время. Это фильм и про русскую интеллигенцию, как творческую, так и нетворческую. О любви взрослой, умной женщины и маленького мальчика - любви трагической, потому что она его любит, а он ее нет, она для него лишь приключение. Фильм еще и об уходе целой эпохи. Он начинается с убийства эрцгерцога Франца Фердинанда, когда все уже понимают, чем все это закончится: страна катится в пропасть. Но все равно очень многие выбирают войну.

РГ: В Венеции многие наши режиссеры получали награды: Тарковский, Кончаловский, Звягинцев... Чувствуете ли вы ответственность?

Герман-младший: Я чувствую ответственность за то, чтобы показать нестыдное кино, за то, чтобы наша культура воспринималась менее спекулятивной, более глубокой. В этом кино мы не гнались за какими-либо современными течениями. Мы делали то, что нам кажется правильным для развития не только российского, но и мирового кино. Я не очень люблю фон Триера, мне не нравится "догма" и ее стилистика - это не более чем учебник для средних режиссеров, как делать успешное фестивальное кино. "Догма" не усложняет, а наоборот, все упрощает. И в том, как мы снимали фильм, - наш коллективный ответ на эти упражнения с трясущейся камерой и тому подобные поветрия, которые скоро отомрут. Это очень важно: мы ориентировались не на какие-то кратковременные успехи, а на классику, которая, я убежден, оставит след в истории намного глубже, чем множество фильмов последних лет.

Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники