Новости

04.08.2005 02:00
Рубрика: Власть

"Особист" приговорил заочно

Верховный суд завершил тотальную проверку военных судов страны

Исходя из этой статистики возникает логичный вопрос: а судьи кто? Вернее, как они судят? Верховный суд России проверил деятельность всех гарнизонных военных судов. Выяснилась опасная ошибка в военном правосудии - люди в мантиях и погонах часто выбирают правосудие в ускоренном режиме. Суд получается скорым и неправедным. Цена ошибочного приговора - человеческая судьба, а нередко и смерть.

Дисциплина с петлей на шее

Рядовой Крылов вернулся домой в гробу: повесился в казарме. Перед смертью оставил записку: прошу винить командира. В предсмертном письме назвал имя конкретного офицера, из-за которого он покончил счеты с жизнью. А друзья потом подтвердили, что этот командир очень уж допекал бойца.

Это серьезное преступление: доведение человека до самоубийства. Но каково было узнать родителям, что суд... оправдал командира по этой статье. Старшего лейтенанта Шертлера (того самого, с позволения сказать, отца-командира) осудили лишь за избиение солдата, мол, пару раз стукнул кулаком. Люди в мантиях поначалу не нашли связи между кулаками лейтенанта и суицидом солдата. Поскольку бить человека - само по себе преступление, офицера все-таки осудили, вменив только превышение полномочий...

Свидетели рассказывали, что лейтенант слишком круто взялся наводить дисциплину в своем подразделении, поскольку сам получил выговор. Жертвой "наведения порядка" стал один из подчиненных. Несколько раз лейтенант бил бойца в "воспитательных целях". А потом вызвал в канцелярию для долгого и продолжительного разговора. От командира солдат вышел подавленным и сразу повесился.

Всегда трудно доказать юридически, что до самоубийства человека довел кто-то конкретный. Поэтому нередко истинные виновники избегают ответственности. Но в данном случае Московский окружной суд отменил приговор и отправил уголовное дело на новое рассмотрение. А Верховный суд, разобрав этот страшный случай, указал, в чем же конкретно была ошибка суда первой инстанции, уточнив юридические тонкости. Эти инструкции разосланы во все гарнизонные суды, чтобы впредь избежать подобных диких судебных решений.

Срок в ускоренном режиме

Но больше всего военные суды допускали ошибки в порядке особого производства (не путать с особым совещанием). Есть такая форма процесса, когда в принципе все ясно и сам подсудимый признает вину, суду можно обойтись без долгой процедуры.

Рядовой Захаров даже не подозревал, что банальная травма ноги может привести его в тюрьму. А все из-за того, что солдат в отпуске где-то поскользнулся, упал, очнулся - гипс. Из-за этого в часть он вернулся позже, чем положено. Командиры встретили его неласково и отправили под суд, скорый и, как выяснилось, не очень справедливый.

Камень-Рыболовский гарнизонный военный суд (это в Приморской крае) рассмотрел дело в особом порядке, то есть без долгой процедуры, и осудил Захарова. Его признали виновным в неявке на службу без уважительных причин. Это преступление, к слову, приравнивается к самовольному оставлению части. За него можно получить реальный срок в тюрьме или дисциплинарном батальоне. А Дальневосточный окружной военный суд задался вопросом: имели ли право люди в мантиях и погонах из Камень-Рыболовска решать в упрощенном порядке судьбу человека в данном случае? Ведь особый процесс не делает судью "особистом".

Досье "РГ"

По закону можно вынести приговор без судебного разбирательства лишь в том случае, если сам обвиняемый не возражает, а его вину подтверждают многочисленные доказательства.

Однако Захаров не соглашался с обвинениями и пытался объяснить следователям и судьям, что опоздал из-за болезни. После лечения его мать, являющаяся медицинским работником, сняла гипс и привезла сына в часть. Это подтвердили и свидетели. Травма или болезнь могли продлить солдату отпуск, поскольку причины уважительные. А вот если были какие-то сомнения: врал ли боец или говорил правду, то все обстоятельства надо было исследовать в обычном судебном процессе. Поэтому суд второй инстанции отменил приговор.

Особое судебное разбирательство отличается и тем, что при нем нельзя назначить самое строгое наказание. Особый суд может выписать только две трети максимального срока, предусмотренного за совершенное преступление. А Ставропольский гарнизонный военный суд не учел это требование, когда приговаривал рядового Стародубцева к дисциплинарному батальону за самовольную отлучку. Солдат получил один год условно с испытательным сроком в шесть месяцев. То есть в части он, конечно, остался, но над ним будто завис меч. Грубо говоря, шаг вправо, шаг влево - сразу в дисбат.

Вторая инстанция пересмотрела дело и снизила срок, назначенный бойцу-самовольщику. Кроме того, пришлось отменять и другой особый приговор, вынесенный Ставропольским гарнизонным военным судом. Рядовой Власов попал под статью за превышение должностных полномочий. Вину свою, кстати, не оспаривал. Просил рассмотреть дело без него и был согласен с любым приговором. Люди в мантиях учли просьбу подсудимого и провели заседание вообще без подсудимого.

Досье "РГ"

По закону судебное заседание в особом порядке проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника. Кроме того, если уж судят ускоренно, то нельзя менять статьи обвинения.

Власову особый суд слегка подкорректировал обвинения и осудил за неуставные взаимоотношения. Поскольку процедура была нарушена, сейчас приговор отменен, и дело будет рассматриваться заново.

Особое судебное производство - не какое-то ноу-хау военных судей, такая процедура предусмотрена в Уголовно-процессуальном кодексе. Несмотря на угрожающее название, правила упрощенного суда очень строги. Не для осужденных, а для судей: чтобы избежать злоупотреблений. Некоторые военные суды, как выяснилось, излишне увлеклись ускоренными процедурами, забывая соблюдать закон, что называется, до запятой. Поэтому Верховный суд не просто поправил их, но дал подробнейшие разъяснения, чтобы особый суд не стал действительно особым совещанием.

Военно-полевая поножовщина

Яркий пример того, как жизнь не укладывается в букву закона, - это дело рядового Мусукова. Формально он совершил страшнейшее для армии преступление - ударил ножом начальника. Это чуть ли не бунт! В военные годы за это под расстрел отправляют. В мирное время - в тюрьму до восьми лет.

Но выяснилось, что бунтовал скорее пострадавший. А рядовой Мусуков, наоборот, погорячился, поддерживая воинский порядок. Он был дежурным по столовой. А сержант Михайлов пытался прорваться к пище вне распорядка. Рядовой попытался образумить начальника, но в ответ услышал лишь оскорбления. Обидевшись, солдат схватил кухонный нож и ранил сержанта.

Поначалу суд хотел надолго упечь исполнительного бойца в тюрьму. Но потом вышестоящие люди в мантиях поправили первую инстанцию. Солдат, конечно, был осужден, но по другой статье, более подходящей к случаю. Верховный суд одобрил то, что из ответственного, но излишне горячного дежурного не сделали серьезного государственного преступника.

Дезертир, мечтавший вернуться

Важное разъяснение внес Верховный суд РФ по поводу того, кого считать дезертиром, а кого, грубо говоря, обычным прогульщиком. В принципе в Уголовном кодексе и так все ясно написано. Дезертир тот, кто убегает из армии навсегда. Самовольщик тот, кто надеется побегать и вернуться. Вроде бы ничего сложного, но, как оказалось, можно запутаться.

Так, например, Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд признал виновным призывника Лысенкова в том, что тот убежал по дороге в часть. Хоть новобранец еще не успел получить форму, но по сути уже был военным человеком: явился на сборный пункт, получил направление, поехал в составе команды к месту службы. Но в последний момент передумал, что ли? Обманул старшего команды и убежал.

Несостоявшегося солдата нашли только через три года. Дома у родителей. Он так и жил, особо не скрываясь. Даже купил фиктивный студенческий билет. Видимо, надеялся, что армия про него забудет. Но она не забыла. Через три года на горе-призывника завели уголовное дело.

Подсудимый заявил, что собирался вернуться на службу, вроде как передохнет, сил наберется - и сразу же в строй! Как ни странно, но гарнизонный суд поверил этому объяснению. Однако вторая инстанция удивилась: если собирался вернуться, отчего не торопился? Ленинградский окружной военный суд решил, что делу была дана неверная юридическая оценка. Приговор был отменен.

Итог проверки Верховного суда - тщательный разбор полетов по всем неправедным приговорам. Его получили все без исключения военные судьи. Следующие подобные ошибки им уже не простят.

Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Военные суды Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд
Добавьте RG.RU 
в избранные источники