Новости

Как исчезает культурная среда в России

К нулю сведена для большинства территорий России доля классики, звучащей в эфире, музыкальной и литературной. "РГ" уже писала о том, что самая читающая страна мира перестает читать, а если читает, то дешевые детективы. Еще тревожнее ситуация с музыкой: попса забила все пространство радио- и телеэфира. Зато классическая музыка более не слышна: ее давно не передают и не ретранслируют из Москвы почти все местные станции, а с недавних времен она не звучит и на средних волнах. Все это происходит, конечно же, под флагом требований меняющегося времени. Но итог удручающ: эфир, который десятилетиями был средством распространения культурных ценностей, способом донести их до самых дальних уголков страны, стал машиной для выколачивания денег, рекламной тумбой и циклопической дискотекой для подростков. Это перевернуло с ног на голову всю систему культурных приоритетов и быстро сказалось и на вкусах публики: уже выросло поколение, не имеющее навыков общения с серьезной культурой, не испытывающее потребности ходить в оперу или в филармонический зал. И теперь на основе именно этих вкусов выстраиваются рейтинги, ставшие для коммерческого эфира руководством к действию.

И вот приехали: хотят сменить формат радиостанции классической музыки "Орфей". Намерения обычно не обсуждают, но "Орфей", как и Большой театр, - не коммерческое предприятие, а наше национальное достояние. Последний бастион классики в эфире. В его судьбе наглядно отразились многие недуги нашей новой культурной политики.

"РГ" поинтересовалась планами реконструкции последнего в стране "классического радио" и о его новой концепции попросила рассказать генерального директора и художественного руководителя Российского музыкального телерадиоцентра Ирину Герасимову.

Это немножко сложно

РГ | В чем суть перемен?

Ирина Герасимова | Я тоже понимаю, что такая радиостанция должна существовать и процветать. Но радио и концерты в эфире - разные вещи. Именно на это и будут направлены перемены. На "Орфее" из концертов была составлена вся программа. В эфир ставились большие музыкальные блоки - симфонии, оперы. Имелось в виду, что человек сидит и слушает оперу от начала до конца. Но времена изменились. Если раньше мы могли сидеть и отслушивать музыкальный спектакль или большую передачу - были такие часовые передачи, где что-то рассказывают, - то сейчас темп жизни повысился. Звучит Пятая симфония Бетховена - ты волей-неволей должен сопереживать. Но если ты в машине и у тебя гудки слева, светофор прямо, а троллейбус сзади, это отвлекает. То же самое и в офисе: ты делаешь какую-то работу и не можешь внимательно слушать сложное произведение, пропускаешь ключевую арию.

Меняя формат, мы сохраним академический музыкальный жанр, не допуская в эфир аранжировки, модные на коммерческих станциях. Это принципиальный момент: никаких смешанных суррогатных жанров мы пока (обратите внимание на эту проговорку: "пока". - Авт.) допускать не будем. В классике есть огромное количество музыки, которая понятна не только специалистам, но и широким кругам населения. Некоторые коммерческие станции ввели у себя маленькие трехминуточки и так подкармливают слушателей этими замечательными образцами классики - и они идут на ура, народу это нравится.

Цель какая? Облегчить дневную часть эфира, ставя более короткие произведения. Пустить элемент оформления - то, что у радийщиков называется лайнерами, джинглами. А вечерняя часть эфира будет рассчитана на специалистов, меломанов, на людей, которые хотят услышать классику в ее первозданном состоянии. С большими концертами, с операми.

Мы меняем время вещания: передачи будут начинаться в 8 утра и заканчиваться в 2 ночи. С 8 до 20 часов будет идти этот плей-лист - самые знаменитые и самые лучшие образцы классики в самом лучшем исполнении. А в 8 вечера будет начинаться виртуальный концертный зал. Это концерт, записанный сиюминутно, то есть трансляция с небольшим сдвигом во времени. Чтобы почистить кое-что, привести все в порядок, создав радийный вариант. В 22 часа будет начинаться опера. А с 12 до 2 ночи планируются программы, интересные специалистам. Например, Рахманинов, Горовиц, Софроницкий играют одну пьесу из "Карнавала" Шумана. Слушать это безумно интересно, но, конечно, для неподготовленного уха это немножко сложно.

Классика для неподготовленных ушей

РГ | Можно несколько возражений? Вам не кажется, что у нас практически все музыкальные станции работают в этом формате, рассчитанном на автомобиль и офис? "Орфей" - единственная, которая позволяла выключиться из суеты и почувствовать себя в атмосфере искусства - без джинглов и тусовочных острот. И от этой уникальности вы хотите отказаться? Не боитесь растерять аудиторию?

Герасимова | Еще раз повторяю: трансляция концертов в эфире - это не радио. А аудитория у нас очень маленькая. И она будет уменьшаться. Потому что мы не привлекаем новых, более молодых слушателей.

РГ | Слушатели просто не могут найти вас в эфире: УКВ-приемников уже почти не осталось. Так что любые выводы о составе аудитории некорректны, ведь никто не пытался узнать, какая была бы аудитория у классики, если бы она вышла в FM-диапазон. Число слушателей подскочило бы в разы. Может, чем менять формат, лучше отвоевать FM?

Герасимова | Формат "Орфея" абсолютно не "эф-эмовский". FM - формат короткого метража.

РГ | Это правило верно для развлекательных станций, но нельзя же и классику сводить к "музыкальному фону"! Только в США станций, круглосуточно дающих полноформатную классику, более полусотни.

Герасимова | Там другая аудитория.

РГ | Лучше?

Герасимова | У нас есть проблема с рынком. Я не знаю, к примеру, другой страны, кроме России, где тюремная музыка имела бы такую популярность. У нас свой менталитет.

РГ | И поэтому вы хотите лишить нас возможности слушать симфонию, оставив наедине с тюремной музыкой? К тому же не все живут в Москве и могут пойти в Зал Чайковского. Вы лишите страну выбора.

Герасимова | Совсем нет. Классическая музыка останется. Просто у нас не будут звучать 24 прелюдии Скрябина подряд. Или 6-я симфония Чайковского целиком. Хотя с 20 часов эта симфония может прозвучать в виде вечернего концерта. Я вам приведу пример: вот в эфире квартет Глазунова. Заканчивается первая часть и - пауза. Секунда, другая, четвертая... В квартете это переход от одной части к другой. А для радийщиков это брак в эфире.

РГ | Почему для радио в Лондоне, Барселоне или той же Америке паузы между частями симфонии естественны, а для нас это брак?

Герасимова | А вы представляете, сколько в Америке симфонических оркестров? И какое огромное количество народа ходит их слушать? Чего, к сожалению, нельзя сказать о России.

РГ | Классика и у нас была популярна, но радио перестало ее давать в нормальных объемах, и публика стала от нее отвыкать.

Герасимова | У народа нет потребности слушать классику. И если мы сейчас не подберем тех несчастных мальчиков и девочек, которые воспитаны на попсе, и не дадим им послушать понятную для них классику, они никогда ее и не услышат.

РГ | Те, кто слушает радио "Энергия", выбор уже сделали и к вам не придут. А своих слушателей, адаптируя эфир для попсовых вкусов, вы точно потеряете.

Герасимова | Но я же общаюсь с этими девочками и мальчиками - они с удовольствием слушают то, что им понятно. Но без удовольствия слушают то, что их грузит.

РГ | А что им понятно?

Герасимова | Они прекрасно слушают "Грезы любви" Листа, прелюдии Скрябина, Шопена...

РГ | Но шлягерные трехминутки и так звучат "На семи холмах", радио "Классик" и "Культура". Зачем вам повторять уже существующие форматы? Не лучше ли оставить право выбора за слушателем? Как во всем мире.

Герасимова | Но мы же должны учитывать свой рынок. Не секрет, что "Орфей" в не самой лучшей финансовой ситуации. И это потому, что рынок не учтен.

РГ | Мои сомнения - в коротком метре. Должна же быть возможность сбежать от клиповых форматов коммерческих радиостанций к другому измерению времени. Классическое радио - как храм на площади: кругом рыночная суета, а тут можно "остановиться, оглянуться". И этой возможности вы хотите слушателей лишить?

Герасимова | Она остается, но после 8 вечера. И у нас заготовлено 30 тысяч наименований, которые войдут в дневной плей-лист. Так что выбор будет большой.

РГ | Каковы перспективы с выходом на FM?

Герасимова | В нашем бюджете статья на покупку лицензии не предусмотрена. Но это вопрос принципиальный, и мы будем этим заниматься. Кроме того, в наших планах создание интернет-сайта muscentrum и в нем - портала с реал-аудио. Это тоже поможет заманить молодую аудиторию на наше УКВ.

РГ | Будет ли реклама?

Герасимова | Объявления театров, нотных магазинов, имиджевая реклама. Зарабатывать нам нужно, потому что нужны современные вещательные аппаратные, микрофоны, нужно акустически оборудовать студию и ездить, чтобы знакомиться с мировым опытом. Конечно, у нас не будет четырех выпусков рекламы в час. Но, возможно, будут спонсорские программы.

РГ | Будут штатные перемены?

Герасимова | Очень незначительные. Какая-то часть работников высвободится, потому что внедряются новые технологии - серверы, с которых будут выдаваться плей-листы. Но редакторский состав мы весь сохраняем.

РГ | Когда вы предполагаете выйти с новым форматом в эфир?

Герасимова | Во второй половине сентября. Уверяю: когда вы услышите наш новый продукт, он вам непременно понравится.

Вместо послесловия

Мы говорили на разных языках. Наша собеседница была уверена, что ее концепция отвечает законам современного радио, и потому подтесывание классической музыки под общий формат - благое дело. А я все время помнил о том, что в России множество людей отлучено от концертных залов - расстоянием, социальным положением, болезнью или возрастом. И для них единственный способ услышать симфонию Чайковского - радио. А если не живешь в большом городе с хорошими музыкальными магазинами, то классическое радио остается единственным местом, где можно услышать гениев прошлого - Шаляпина, Рихтера, Каллас. И в том, что это все "не радийный формат", ни меня, ни этих людей убедить невозможно. А что до офиса и автомобиля, то нормальный человек там музыку не слушает - в офисе он работает, а в машине следит за новостями о пробках на дорогах. И классика тут ни при чем.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке