Новости

30.08.2005 01:30
Рубрика: Общество

Плата за страх

На экранах новый фильм мастера ужасов Уэса Крэйвена

Российская газета | Посвятите нас вкратце в сюжет вашего нового фильма?

Уэс Крэйвен | Молодая женщина садится на ночной рейс из Техаса в Майами и знакомится с молодым и очень красивым парнем, который кажется воплощением ее мечты. Как только самолет поднимается в воздух, парень говорит: то, что я сижу с вами рядом - не случайность, потому что ваш отец на мушке у моего помощника. И если вы не сделаете того, что я хочу, - он умрет. Героиня актрисы Рэчел Макадамс Лайза Рейсерт -женщина очень сильная и находчивая во многих смыслах слова. Она возвращается с похорон своей бабушки, и у нее есть еще несколько мрачных секретов. И жизнь свою она пытается залатать так, чтобы никто не заметил. А Джексон Риппнер, которого играет Джиллиан Мерфи, работает на некую теневую организацию, и она хочет убить представителя американской власти, живущего в отеле, где директором - Лайза. Вот такой сюжет.

РГ | Насколько можно понять, Лайза оказывается в ситуации, которую не может контролировать и потом, по ходу фильма, постепенно понимает, что ей делать. Так?

Крэйвен | Это очень интересная особа. В беседе с Джексоном, когда она еще считает его интересным парнем, она упоминает о завете своей бабушки: всегда иди вперед. И это действительно очень важно для Лайзы. Ясно и то, что в ней сидит какой-то глубокий испуг, что она боится отношений с мужчинами. Но и парень ее заинтересовал по-настоящему. И вот эта молодая женщина, очень умная и умеющая контролировать свою жизнь, вдруг этот самоконтроль теряет. А парень тоже очень умен. В какой-то момент он признается, что потратил на слежку за ней восемь недель. И это очень шокирующий момент: мы видим, что и в ней есть что-то, чего он не может понять. Есть нечто такое, что он не в состоянии вычислить. Например, почему она всегда одна, почему ни с кем не встречается? Почему не спит допоздна и ест яичницу в два часа ночи? Но он это все знает, стало быть, подглядывал за ней в окно,- а это очень страшно.

РГ | Между героями есть какая-то химия. Хотя иногда кажется, что это как бы часть его грязной игры. Он очень деловой человек.

Триллер - это саспенс. Это ужас. Это страх. Плюс сложные эмоции, которые испытывают люди

Крэйвен | Этот персонаж тоже по-своему замечателен. Когда он появляется, то выглядит как отличный парень, с которым любая женщина рада познакомиться. А потом раскрывает свои истинные цели. Но у него такой подход: я профессионал - и ты профессионал. Ты должна делать то, что должна. Я должен делать то, что должен. Его мир так устроен, что приходится делать ужасные вещи, а потом пить кофе и продолжать жить своей жизнью. А она живет в мире, где подобное просто невозможно. Так что он в каком-то смысле считает ее наивной - человеком, который не знает жизни.

РГ | Как проходили съемки в таком небольшом помещении? Такое ощущение, что и Лиза и зрители - в ловушке. Очень сильное чувство клаустрофобии.

Крэйвен | Клаустрофобия - это некий жупел и для режиссера. Поэтому в самолете или на корабле снимать всегда трудно. И мы с самого начала решили, что не будем мучиться, снимая в реальном самолете. Но даже когда нам построили декорацию самолета, все равно было очень тесно. Все друг на друге, ужас! И в таких условиях мы снимали почти месяц, и каждый день Рэчел была в состоянии этого невероятного стресса. И еще 80 человек массовки тоже изо дня в день сидели в этом самолете. В какой-то момент я понял, что это был самый маленький театр в мире. Но самое удивительное то, что особой клаустрофобии мы не испытывали. Что - она в ловушке собственной жизненной ситуации. И моей целью было показать не столько замкнутое пространство самолета, сколько пространство ситуации, когда необходимо принять такое ужасное решение.

РГ | Вы сняли несколько успешных фильмов ужасов - это подготовило вас к психологическому триллеру?

Крэйвен | Меня многие спрашивают, как я снимал "Ночной рейс" после "Крика" или "Кошмара на улице Вязов". Я всегда отвечаю, что между этими вещами есть сходство - в персонажах и их взаимодействии между собой. Но в новом фильме есть множество дополнительных нюансов в напряженных отношениях между героями - это лучшее, что я пытался внедрить в свои фильмы ужасов. Я не против сцен, когда люди выскакивают из-за двери с ножом, но меня больше интересует моральный выбор, перед которым стоят герои. Триллер - это саспенс. Это ужас. Это страх. Все дело в страхе. Плюс сложные эмоции, которые испытывают люди.

РГ | И зрители должны платить за страх свои кровные деньги?

Крэйвен | Мне кажется, зрители платят не за то, чтобы им стало страшно, а - чтобы осмыслить собственные страхи и привести их в некоторый порядок. В любом фильме ужасов есть этот момент "прорабатывания страхов". Да, люди боятся, когда смотрят, но в душе понимают, что они в безопасности, что это просто кино. Я уверен, что это своего рода экзорсизм. Изгнание таких глубинных страхов, как страх путешествия или страх перед другими людьми. Кино помогает изжить эти страхи, научиться с ними жить.

РГ | В одном из телеинтервью вы обсуждали сто самых страшных моментов в мировом кино. Какие ваши любимые?

Крэйвен | Наибольшее впечатление на меня произвел Роман Полански. Он сделал самые страшные фильмы, какие я только видел. Например, "Жилец". Или невероятные, как "Отвращение". Это высочайший уровень, какого может достичь режиссер. Хотя "Отвращение" выглядит как малобюджетный фильм, но словно весь мир воплощен в этой женщине, которая медленно соскальзывает в безумие. Мне кажется, это просто блестяще. Очень страшно смотреть фильмы Дарио Ардженто: они артистичные, странные - настоящий сюрреализм.

РГ | Кто из режиссеров повлиял на ваше творчество?

Крэйвен | Я вырос в религиозной семье, где смотреть кино было запрещено. Так что первые фильмы увидел только в юности. В старших классах я получил преподавательскую работу. Это была середина 60-х... хм, я вам раскрываю свой возраст! В городе был кинотеатр, и там показывали все эти фильмы "новой волны" - Полански, Трюффо, Феллини. Потрясающие, талантливые люди. Я просто влюбился во все это. Тогда я бросил преподавать, купил камеру и решил, что буду режиссером. И стал без конца смотреть эти фильмы, целых два года, - мне нужно было понять, как это делается.

РГ | В вашем новом фильме важную роль играет самолет. А у вас самого были какие-нибудь страшные эпизоды, связанные с самолетами?

Крэйвен | Как-то раз летел в Боготу, и мы врезались в грозовые тучи, чтобы сесть в аэропорту до того, как начнется гроза. Это было довольно страшно. Или вот Лондон, аэропорт Хитроу. Марианна Маддалена, мой продюсер, и я возвращаемся из пресс-тура. Самолет уже выруливает на полосу и вдруг резко сворачивает налево, едет куда-то, и в конце концов мы оказываемся в пустынном конце поля. А это Боинг-747, и наши места на верхнем уровне, на высоте третьего этажа. И тут выходят стюардессы и говорят: "Дамы и господа, просим вас покинуть самолет. Ничего с собой не берите, встаньте и идите к выходам". Мы пошли к выходам и там нам пришлось спрыгнуть с высоты третьего этажа с этих надувных трапов. Спрыгнули, внизу стоят люди и кричат: бегите, бегите! Нас прячут за каким-то зданием в сотне метров от самолета. Мы смотрим на этот гигантский Боинг, и ждем, что он взорвется. Но ничего не произошло. Нас отвезли обратно в аэропорт, там обыскали весь багаж. Выяснилось, что ложная тревога: таким странным образом сотрудник авиакомпании просто хотел вернуться к своей девушке. Но я-то думал, что это диверсия. Все это продолжалось шесть часов, а потом мы взлетели.

РГ | Как бы вы представили свой новый фильм публике?

Крэйвен | Мы все летаем. И к сожалению, все знаем о терроризме. И о людях среди нас, которые с радостью причинят нам вред. И о людях, которым все равно. Никто не хочет оказаться в таком самолете, ведь правда? Ну вот, об этом примерно. Мне кажется, это фильм о людях, которые борются за власть. И используют для этого публичные места, совершенно не думая об эффекте. И есть еще обычные люди, такие как все мы - люди, которые пытаются хорошо работать и никому не причиняют вреда. Фильм о том, как эти два мира взаимодействуют между собой.

РГ | А есть в вашем фильме то, что называют "посланием"?

Крэйвен | По-моему, Хемингуэй сказал: "Если вы хотите послать послание, идите в Western Union". А смысл картины в том, что обычные люди наделены великой силой. А те, кто добивается власти, взрывая и стреляя, - на самом деле очень слабые субъекты. Они вовсе не обладают сверхъестественными способностями. Зато есть истинная смелость в людях, повседневная жизнь которых наполнена благородством, достоинством и честностью. Именно в этом храбрость, а все остальное пусть идет к черту.

Общество Ежедневник Стиль жизни Культура Кино и ТВ
Добавьте RG.RU 
в избранные источники