Новости

На какие суммы потянут обещания правительства поддержать в будущем году науку и образование? Какие научные проекты готов финансировать бизнес? Сколько будет "стоить" студент? На вопросы корреспондента "РГ" отвечает заместитель министра образования и науки Владимир Фридлянов. 

Российская газета | В последнее время в кабинетах власти, кажется, начали осознавать то, что давно стало аксиомой на Западе: наиболее выгодно вкладывать деньги в "человеческий капитал" и в науку. Иначе все попытки создать свои или освоить западные высокие технологии бессмысленны. Как вырастут вложения в эти сферы в подготовленном правительством бюджете на 2006 год?

Владимир Фридлянов | На науку выделено почти 72,5 млрд. руб., что почти на 27 процентов больше, чем в предыдущем. Из них 25,3 млрд. получит Российская академия наук. Это превысит уровень прошлого года сразу на шесть с лишним миллиардов рублей. Значительный рост ожидается и в образовании: 206 млрд. руб. против 155 млрд. в этом году.

РГ | Такой рост радует, но все-таки общую картину мало меняет. По-прежнему на одной чаше весов вся российская наука, на другой - средний американский университет?

Фридлянов | Да, это так. Но вспомним, что еще недавно и нынешние цифры казались фантастикой. Российская наука просто бедствовала. Кстати, уже в 2008 году она получит из бюджета более 110 млрд. руб., а к 2010 году так называемые внутренние затраты на исследования и разработки вырастут до двух процентов ВВП, что вполне сопоставимо с тем, сколько тратят на науку многие ведущие страны.

РГ | За миллиардами должны стоять реальные дела. Уже с этого года работа министерств оценивается по конкретным результатам. Можно назвать, что уже сделано минобрнауки и что заложено в план будущего года?

Фридлянов | Итоги пока подводить рано. Надо иметь результаты хотя бы за девять месяцев. Что касается показателей министерства на будущий и ближайшие годы, то приведу лишь некоторые. Государство объявило приоритет фундаментальных исследований: их доля в расходах на науку сейчас более 51 процента, а к 2010 году поднимется до 58.

Для оценки состояния науки и промышленности важен удельный вес инновационной продукции в экспорте страны. Сейчас он равен шести процентам, а через пять лет должен увеличиться почти вдвое.

Приведу еще два ориентира, которые наверняка многих заинтересуют. Например, немало сказано, что Россия теряет своих Кулибиных, что число патентных заявок постоянно падает. Кстати, наши эксперты сигнализируют об обратном: в последнее время наблюдается изобретательский бум. Цифры таковы: сейчас подается 1,65 патентных заявок на 10 000 человек, а к 2010 году намечено довести их число до 4.

Другой любопытный показатель - эффективность аспирантуры. Ее нынешний КПД, мягко говоря, оставляет желать лучшего: из поступивших защищается всего 29 процентов. Значит, деньги на подготовку многих аспирантов тратятся впустую. Предполагается, что в 2010 году кандидатами наук станут уже 37 процентов аспирантов. Конечно, никто не может заставить молодых людей писать диссертации. Стимулом должна стать привлекательность нашей науки. Именно на это и нацелены последние инициативы министерства и академии. 

РГ | А как расходуются 206 млрд. руб., выделенные на образование?

Фридлянов | Львиная доля расходов в будущем году направляется на высшее образование: около 80 процентов бюджета или 159 млрд. руб. Это на 50 млрд. руб. больше, чем в прошлом. Такие, прямо скажем, немалые средства идут на содержание вузов и зарплату профессорско-преподавательского состава. Выросло финансирование, правда, не столь существенно, среднего профессионального образования - техникумов, ПТУ и т.д., а также учреждений начального и дошкольного образования. Что касается школ, то уже с этого года они переданы в ведение регионов.

Теперь о конкретных ориентирах образовательного бюджета. Намечается, что к 2010 году в расчете на 1000 человек высшее образование будут иметь 200, среднее профессиональное - 260, начальное - 135, профессиональное (техникумы, ПТУ) - 200. 

РГ | Последние пять лет у нас число поступивших в вузы больше, чем выпускников школ. Скоро и у станка работать будет некому?

Фридлянов | Согласно опросам, 80 процентов родителей хотят, чтобы их дети получили высшее образование. Кроме того, бизнес сегодня, принимая сотрудника на работу, даже на должность секретаря, отдает предпочтение тому, кто обзавелся дипломом. Таковы запросы общества. Еще один важнейший ориентир бюджета - расходы на одного человека. Мы намечаем, что к 2010 году учащийся дошкольного учреждения будет "стоить" 60 тысяч рублей в год, против нынешних 20,8, студент - 88 тысяч против 25 тысяч, которые на него приходятся сегодня.

Кстати, недавно вице-премьер Александр Жуков встречался с ведущими экономистами академии наук и, в частности, попросил еще раз оценить конкретные показатели работы министерств, насколько они оптимальны. Не исключено, что какие-то из ориентиров в будущем уйдут, какие-то добавятся.

РГ | По планам, в 2008 году зарплату в академическом секторе поднимут до 1000 долларов, переведя 20 процентов сотрудников на коммерческие рельсы. Стартует ли эта реформа, вызывающая у многих ученых серьезные опасения, уже в будущем году? 

Фридлянов | Практически ежедневно мы обсуждаем с руководителями академии, как это сделать наименее безболезненно. Скажем, этому процессу мешает единая тарифная сетка, которую пока никто не отменял. Значит, надо утвердить пилотный проект, где в качестве эксперимента будут фигурировать новые зарплаты научных сотрудников.

Все понимают: нельзя больше платить за то, что человек просто приходит на работу. С этим еще можно было мириться при нищенских зарплатах в наших институтах, но тысячу долларов надо действительно зарабатывать. Поэтому нужны новые критерии оценки сотрудника, скажем, это могут быть индексы цитируемости работ. Сейчас такие подходы ищут в Сибирском отделении РАН. Они будут применяться как для институтов в целом, так и для их сотрудников. В общем, и в академическом секторе при дележе бюджетного пирога конкуренция резко возрастет.

Если говорить о волнующей многих цифре, сколько конкретно уже в будущем году сотрудников академии будет переведено в коммерческий сектор, то, по оценкам ее руководителей, - около семи процентов.

РГ | Еще более суровая судьба в планах министерства уготована отраслевой науке. Первоначально даже предполагалось ее сократить почти в десять раз. Уже известно, какие институты бюджет все-таки будет поддерживать?

Фридлянов | Уже сегодня бюджет напрямую не финансирует отраслевые институты, которые в основном являются государственными унитарными предприятиями или ГУПами. Деньги на жизнь они должны добывать, участвуя на конкурсной основе в федеральных целевых программах.

РГ | По-моему, для многих "отраслевиков" это уже не под силу. Они выживают, сдавая в аренду площади...

Фридлянов | Увы, это так. Поэтому сейчас, например, агентство по промышленности, у которого огромная сеть институтов, начало широкую кампанию по их инвентаризации и оптимизации. Говорить о каких-либо результатах пока преждевременно.

РГ | Многих волнует судьба Го-сударственных научных цент-ров. Предполагалось, что именно они будут связующим звеном между академической наукой и промышленностью. Но уже в этом году бюджет прекратил их финансировать, а в перспективе намечается оставить в руках государства всего несколько таких центров, отправив остальных в свободное плавание. Выплывут ли?

Фридлянов | Сегодня среди ГНЦ есть несколько важнейших для страны, которые уже попали в разряд учреждений и финансируются из бюджета, например, Курчатовский институт, Институт медико-биологических проблем, ГНЦ "Вектор". Те же, кто не попал в перечень учреждений, должны наравне с другими научными организациями участвовать в конкурсах.

РГ | Недавно объявлено о ликвидации, реорганизации и приватизации нескольких институтов. Как вы прокомментируете разговоры о том, что минобрнауки намерено распродавать имущество и таким образом зарабатывать деньги?

Фридлянов | Чтобы прекратить все домыслы, сразу скажу: все деньги от приватизации идут в бюджет, министерство не имеет ни копейки. Что касается приватизации этих институтов, то сначала они будут акционированы со 100-процентным пакетом в руках государства, а затем выставлены на приватизацию.

РГ | В свое время министерство широко разрекламировало несколько инновационных проектов, якобы настолько выгодных, что частный бизнес, как говорится, не мог отказаться от участия в них. Предполагалось, что проекты будут финансироваться совместно, в соотношении 50:50. Ожидания оправдались?

Фридлянов | Судите сами. Минобрнауки ведет девять таких проектов. Общая стоимость 4,6 млрд. руб., из них бюджет выделил 2,7 млрд. руб., остальное внес бизнес. Ожидается, что уже в будущем году будет продано высокотехнологичной продукции на 5 млрд. руб., что почти в два раза превышает наши затраты.

Если говорить о конкретных проектах, то приведу лишь некоторые. Скажем, по теме "Разработка приборов для нанотехнологий" объем продаж в этом году составил 685 млн. руб., в будущем вырастет до 1,175 млрд., а расходы бюджета на порядок меньше. Проект "Новые уплотняющие материалы и композиты" только в этом году, получив из бюджета всего 80 млн. руб., заработал на продаже продукции на миллиард с лишним. Опыт по привлечению бизнеса в эффективные проекты оказался удачным, и мы намерены его продолжить. Сейчас комиссия отбирает новые перспективные предложения.

Последние новости