Новости

06.09.2005 02:30
Рубрика: Общество

Мимо школы

Тысячи детей в столице не пошли учиться 1 сентября

- Естественно, они нигде не учатся, - говорит депутат Мосгордумы Евгений Балашов. - Многие из таких подростков не умеют ни читать, ни писать. Да они особо к этому и не стремятся, у них в этой жизни другие приоритеты.

По указанию Юрия Лужкова в столице разработан проект закона о всеобуче, который будут рассматривать депутаты Мосгордумы. Но он коснется только москвичей. Дети "нелегалов" и беспризорники-одиночки опять будут проходить мимо школы. Единственное место, где малолетние попрошайки и воришки могут получить базовые знания, - это столичные социальные приюты и подобные им заведения. В одном из них - Центре временной изоляции несовершеннолетних нарушителей - побывал корреспондент "РГ". Закон здесь такой: попался в руки милиции - будь добр учиться.

Внешне центр похож больше на тюрьму, чем на школу. Решетки на окнах, высоченный забор с колючей проволокой, по территории ходят люди в милицейской форме, а около бюро пропусков объявление: "Максимально можно передать сухарей и сушек 1 кг, плиток шоколада 1 штуку". Внутри же - школа как школа, с кабинетами, туалетами, спортивным залом и актовым залом. Разве что учащиеся на переменах не носятся, как угорелые, а ходят колоннами в сопровождении строгих воспитателей-милиционеров.

В этом году за парты центра сели больше семидесяти ребят из Таджикистана, Узбекистана, Молдовы, Украины и некоторых российских городов - Орла, Владимира, Калуги, Смоленска.

- Уроки мы даем по обычной школьной программе, - рассказывает начальник центра Александр Назаров, - но отличий, тем не менее, немало. Во-первых, здесь у сверстников разный уровень образования, а во-вторых - находятся в центре дети максимум 30 дней.

По словам Назарова, кто-то в родном городе или селе успел окончить несколько классов, а кто-то даже и не начинал учиться. В итоге преподаватели комплектуют классы не по возрасту, а по знаниям. Чуть не каждый месяц привозят сюда и почти взрослых беспризорников (15, 16 и 17-летних), в жизни не прочитавших ни строчки. Таких подростков обучают по индивидуальной программе. Другой вопрос, чему их можно успеть научить всего за месяц?

Малолетние правонарушители попадают в Центр временной изоляции только по решению суда. Как только становятся известны имя и адрес, подростка отправляют к родственникам на родину. Если у ребенка нет никого из близких, его отправляют в детский дом. Совершившего серьезное преступление - в спецшколу или интернат. Ежегодно через ворота центра проходят больше 2,5 тысячи детей.

Парадокс заключается в том, что чем отъявленней преступник, тем лучше он учится. Александр Назаров рассказал про 16-летнего подростка Андрея (фамилии начальник просил не называть из этических соображений) из Молдавии. Когда его привезли в приют, он с воспитателями и сверстниками старался общаться как можно меньше. Зато очень хорошо учился и отлично рисовал. "Такую тягу к знаниям, как у него, мало у кого встретишь", - вспоминает Назаров. Но однажды он сам не выдержал и в беседе с психологом признался, что в Молдавии убил девочку и убежал в Москву.

А вот мелкие правонарушители наотрез отказываются учиться. "Я парикмахером хочу быть, а не в школу ходить", - совершенно серьезно заявила хорошенькая девочка, исполнявшая на торжественной линейке песенку "Учат в школе". Между тем тринадцатилетняя Ксения из подмосковных Люберец попала в центр после того, как сильно избила двух одноклассниц и сбежала в Москву, где ее и поймали. Таких примеров масса.

Практика показывает, что только незначительный процент подростков, попавших в приюты или Центр временной изоляции и получивших там некоторый базис знаний, берутся за ум. Большинство со временем снова попадают на улицы.

Например, депутат Мосгордумы Евгений Балашов причину детской необразованности среди беспризорных видит в нерегулируемом притоке иногородних и концентрации их в столице. Вместо того чтобы учиться, считает он, детей вовлекают в занятие попрошайничеством, которое "становится уже своего рода бизнесом, контролируемым отдельными преступными группировками".

Вместе с коллегами депутат обратился к президенту Владимиру Путину с просьбой "предложить правительству Российской Федерации разработать комплекс мер, направленных на сокращение притока иногородних, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством". Еще один депутат Мосгордумы Валерий Шапошников уверен, что направить детей на путь истинный можно только с помощью подростковых судов.

- Подростки от безвыходности уходят из школы, становятся попрошайками, ворами и даже убийцами, - говорит он. - А все потому, что лишены родительской любви. Надо не наказывать таких детей, а перевоспитывать. По словам депутата, ювенальный судья, вынося приговор, должен смотреть не только на тяжесть содеянного, но и на психологические особенности подростка, условия его воспитания в семье. А "наказанием" должны стать общественные работы, занятия в спортивных школах и курсы специальных лекций в школах.

Но все это в будущем, а что делать сейчас с беспризорниками, не посещающими школу годами? На этот вопрос не могут ответить ни законодательная, ни исполнительная, ни судебная власти.

   Ростов-на-Дону

По словам сотрудника министерства образования Ростовской области Сергея Махненко, в области сократилось количество детей, не посещающих школу.

Еще пять лет назад их насчитывалось более четырех тысяч человек. Это в основном были дети вынужденных переселенцев. Главная причина, по которой дети не ходили в школу, - материальное неблагополучие. У многих ребятишек не было не только учебников, но и самого необходимого: одежды, обуви. Затем шли национальные особенности. Так, турки-месхетинцы, живущие на территории области, наотрез отказывались отправлять своих чад в школу.

Местная администрация изыскивала средства, находила спонсоров, чтобы улучшить материальное положение семей, которые не могли позволить себе отправить ребенка в школу. На сегодняшний день в области не посещают школу около 800 ребят, из них 400 - по медицинским показаниям. Все остальные - это дети переселенцев и дети-бегунки, которых привести в школу крайне сложно.

   Самара

В Самарской области сели за парты 92 процента школьников.

Об этом сообщил корреспонденту "РГ" председатель комитета по образованию и социальной политике Думы Николай Мусаткин. Впрочем, среди "выпавших" детей не учитываются беспризорники, а лишь те, которые записались и должны были прийти в школу. Причины неявки самые разные, но в основном - неблагополучные отношения в семье. Точного числа детей, которые не имеют дома и семьи, а следовательно, и шансов сесть за парту, чиновники сегодня назвать не могут.

   Новосибирск

Первого сентября во всех новосибирских школах началась операция "Подросток", которая должна выявить, сколько детей и по каким причинам не сели за парты.

Инспекторы по делам несовершеннолетних и сотрудники образования посетят каждую семью, которая не отправила ребенка в школу. По словам и. о. начальника отдела по делам несовершеннолетних ГУВД Новосибирской области Ирины Полищук, бездомных сирот в Новосибирске практически нет. А вот "безнадзорников", ночующих в подвалах и на теплотрассах, хватает: только за шесть месяцев этого года в области было задержано 4308 таких детей, за весь 2004 год - 5882. Причина детского бродяжничества - алкоголизм и асоциальное поведение родителей или опекунов, когда квартира, где должен жить ребенок, превращается в притон.

Операция "Подросток" помогает тем семьям, которые не могут отправить детей в школу из-за нищеты. Им оказывается поддержка - детям приобретаются учебники и одежда. Правда, непонятно, почему бедные семьи если и обнаруживаются, то уже после начала учебного года?

   Екатеринбург

На Среднем Урале из 423 тысяч учащихся, пришедших 1 сентября в школу, верных прогульщиков более восьмисот.

Большинство - старшеклассники из сельских районов. Никто не ручается, что эти подсчеты - точные. Во многих семьях порой нет элементарной обуви, чтоб в распутицу добежать до другого конца села. Директор школы N 46 поселка Шаля Борис Мушников утверждает, что около 90 процентов местных жителей не могут собрать в школу своего ребенка. У большинства зарплаты около трех тысяч рублей. Этого не хватает, чтобы купить костюм, тетради, портфель. Ведь у многих в семье несколько детей.

Но чаще всего не досчитываются в школе детей не из бедных, а из пьющих семей. К осени бегунки обычно стаями собираются в областном центре. Здесь милиция пытается их выловить и направить на путь истинный. Не первый год действует оригинальный метод психологического воздействия на бегунков. Милиция устраивает для неблагополучных подростков экскурсии по местам не столь отдаленным. В маршрут входит следственный изолятор и колония для несовершеннолетних. Говорят, дают эффект даже пять минут пребывания за колючей проволокой.

Общество Образование Общество Семья и дети Защита детей Реформа образования
Добавьте RG.RU 
в избранные источники