13.09.2005 04:30
    Рубрика:

    Выжутович: кризис на Украине - крах государственного менеджмента

    Что появилось на свет спустя девять месяцев после Майдана

    "Чарiвна Юлiчка"

    Фото: "РГ".- Берите, последняя, - говорит женщина, торгующая на майдане "оранжевой" сувенирной продукцией, и сует мне игральную карту. На одной ее половине - Виктор Ющенко, на другой - Юлия Тимошенко. Я беру. С 8 сентября это уже раритет. Нынешнему президенту с бывшим премьером в одной колоде больше не место. Этот "король" и эта "дама" могут и дальше спорить, кто из них более "оранжевый", но для массовой публики, наблюдающей за игрой, они отныне разной масти. Оттенки оранжевого мало кого интересуют.

    На майдане по-прежнему, как ни в чем не бывало, торгуют революционной символикой. Прилавки завалены оранжевыми шарфами со словами: "Так! Ющенко". На легких переносных столиках веером - стогривенные "купюры", на которых изображен президент Украины в папахе, а под ним надпись: "Украина безгрiшна. Грошi - i це по-перше". Календарики, деревянные шкатулки, значки... Все - с "оранжевым" наполнением.

    В день, когда Ющенко отправил правительство в отставку, с этих прилавков было все сметено в одночасье. Народ расхватывал на память символы своих ожиданий.

    - Я тоже тогда на майдане стояла, - говорит торговка сувенирами. - Целыми ночами пропадала здесь.

    - Зря, выходит, стояли?

    - Не, це було правильно.

    - Ну как же - правильно? Видите, чем оно кончилось...

    Ничего не кончилось, возражает моя собеседница. Прежняя власть все равно никуда не годилась, а новая, даст бог, еще покажет себя, рано ее хоронить.

    Она работает на киевском заводе пластмасс. А торговля "оранжевым" - ее маленький бизнес. Впрочем, не такой уж и маленький в сравнении с заводской зарплатой, если рабочее время она проводит тут. Причем сбывает свое: ее муж изготовляет всякие потешные "корочки" с золотым тиснением. Один такой "документ" - "Друг Ющенка" - я у нее приобрел за 3 гривны. Там же мне попалось на глаза "удостоверение" с надписью "Чарiвна Юлiчка".

    - Если у вас есть знакомая девушка или дочка с таким именем - купите, це дюже прикольно.

    Хозяйка прилавка принялась уверять меня, что данный вид продукции к Тимошенко отношения не имеет. Так она теперь говорит каждому потенциальному покупателю. На всякий случай.

    Спрос на "Чарiвну Юлiчку" перестал быть ажиотажным. Но не пропадать же товару.

    Триумф обиженных и месть обидчикам

    Объясняя причины отставки правительства, Ющенко сказал: "Во власти было много новых лиц. Но лицо власти не изменилось". Не изменилось - это да. И вряд ли могло измениться. Потому что новых лиц в команде президента, что бы он там ни говорил, было как раз немного. Практически все, кто получил посты в правительстве, до этого побывали во власти. Кабинет министров был сформирован из людей, в разное время и по разным причинам отправленных в отставку прежними президентами. Эту команду обиженных формировали обиженные больше всех - бывший премьер-министр Ющенко и бывший вице-премьер Тимошенко.

    Я предложил бы бросить прощальный взгляд на тех, с кем решительно расстался нынешний президент, но не уверен, что этот взгляд - прощальный. Многие из ныне ушедших однажды уже уходили. Чтобы вернуться.

    Виктор Пинзеник при Кучме (когда тот был еще премьером) занимал пост министра экономики. Ющенко назначил его главой минфина.

    Борис Тарасюк с 1998 по 2000 год пребывал в должности министра иностранных дел. И вновь на нее был поставлен.

    Сергей Терехин в пору правления Леонида Кравчука был заместителем министра экономики. Виктор Ющенко сделал его министром.

    Анатолий Матвиенко служил в эпоху Кучмы губернатором Винницкой области. Потерпел карьерное фиаско. Получил от Ющенко должность премьера республики Крым.

    Не только эти, многие другие отставники вернулись во власть. Кто-то - транзитом через Верховную раду и ее оппозиционную фракцию "Наша Украина", кто-то - сделав пересадку в бизнесе. Ющенко или Янукович - перед таким выбором бывшие министры не стояли. Ставленник власти, из которой их удалили, иных даже с треском, был для этих людей неприемлем заведомо. Загнанные в оппозицию незадавшейся государственной карьерой, они в январе 2005-го сами собой оказались в нужное время в нужном месте. За что и были вознаграждены.

    Политический кризис на Украине - это прежде всего кризис правящей бюрократии. Крах государственного менеджмента

    Помимо обиженных прежней властью, в новую рекрутировались и те, кто ничем, кроме преданности "оранжевым" идеалам, государственных постов не заслуживал. Доктор экономических наук Александр Турчинов, правая рука и личный друг Юлии Тимошенко, не имевший никакого отношения к спецслужбам, возглавил СБУ. Депутат Рады, редактор газеты "Грани плюс" Юрий Луценко, близкий соратник Виктора Ющенко, никогда не служивший в милиции, стал министром внутренних дел. (И, возможно, останется им. "Мне это предложение было сделано президентом через пять минут после его выступления, - сообщил Луценко. - Но я оставляю право на окончательное решение за президентом, премьером и парламентом, которые будут утверждать новое правительство"). Когда при раздаче постов вдруг оказался обделенным Роман Бессмертный, начальник избирательного штаба Виктора Ющенко, ему изобрели должность вице-премьера по административно-территориальной реформе.

    Триумф обиженных сопровождался местью обидчикам, без чего никакой реванш не полон. Против 16 из 25 губернаторов украинских регионов (в основном против тех, кто поддерживал Януковича) были возбуждены уголовные дела. Евгения Кушнарева, главу Харьковской областной администрации, взяли под стражу за призывы к сепаратизму и выпустили под залог в 1,5 млн. долларов. Губернатору Сумской области Владимиру Щербаню инкриминировали нецелевое расходование бюджетных средств и превышение должностных полномочий. То же - Одесскому губернатору Руслану Боделану и главе Киевской области Анатолию Засухе. Боделан бежал с Украины, по слухам, в ЮАР. Засуха скрылся в неизвестном направлении.

    Бывшие украинские госчиновники уходили и туда, откуда возврата нет. Застрелился уволенный новым президентом глава Баштанской райадминистрации Николаевской области Владимир Артеменко. Пустил себе пулю в висок экс-министр транспорта Георгий Кирпа. То ли убит был, то ли покончил с собой бывший министр внутренних дел генерал Кравченко.

    Так происходила на Украине смена элиты. Результат этого процесса, явленный всему миру, - кадровая пустыня, мало напоминающая естественный постреволюционный ландшафт, поскольку тут все рукотворно.

    - Я бы сравнил прежнюю власть с кораблем - ветхим, побитым штормами, но с исправно работающим двигателем, - сказал директор украинского Института стратегии и развития Дмитрий Выдрин. - А нынешнюю - с судном, где заменили штурвал, демонтировали старый двигатель, но не поставили новый.

    Политический кризис на Украине - это прежде всего кризис правящей бюрократии. Крах государственного менеджмента.

    Скандал, шантаж, пиар

    Эти три слагаемых стали формой существования новой власти. Так считает руководитель социологической службы "Украинский барометр" Виктор Небоженко. "Удивительная вещь, - говорит он. - Отправляя правительство в отставку, Ющенко заявляет, что его коллеги утратили командный дух. Не было командного духа! Делить власть и собственность, сопровождая это публичным выяснением отношений, революционеры начали чуть ли не сразу".

    Вопреки предвыборным обещаниям не подвергать пересмотру итоги приватизации, президент с первых же дней после прихода к власти дал понять, что будут вновь выставлены на продажу металлургический комбинат "Криворожсталь", принадлежавший Ринату Ахметову и Виктору Пинчуку, и предприятия госхолдинга "Укррудпром", где Ахметов также располагал большей частью активов. Оба олигарха на президентских выборах поддерживали Януковича, а не Ющенко. Виктор Пинчук - зять бывшего украинского президента, а не нынешнего. Двух этих обстоятельств оказалось достаточно, чтобы у новых властей появилось желание вернуть "Криворожсталь" и ряд предприятий "Укррудпрома" в госсобственность для повторной продажи.

    Передел собственности на Украине служил еще и политическим инструментом. Инструментом давления на оппонентов, попросту - шантажа

    В битве за "Криворожсталь", а потом и за Никопольский завод ферросплавов столкнулись премьер Юлия Тимошенко и глава Совета национальной безопасности и обороны Петр Порошенко - украинский "шоколадный король", неофициальный владелец заводов, банков, средств массовой информации. Каждый из них лоббировал интересы "своих" бизнес-структур. Скажем, на Никопольский завод ферросплавов уверенно претендовала днепропетровская группа "Приват", патронируемая премьером.

    - Приобретались ли данные предприятия на льготных условиях? Вполне вероятно, - говорит Небоженко. - Вернуть их государству для справедливой перепродажи - это выглядит привлекательно. Ведь, как нас уверяют, новые покупатели готовы предложить за Никопольский завод высокую цену - несоизмеримую с той, по которой его продавали при Кучме. Но почему этим заводом не интересуются западные покупатели? Я думаю, потому, что цена завышена. Скорее всего это блеф, пущенный в ход с целью отпугнуть конкурентов, а затем по сходной цене продать завод "своим" структурам.

    Нескончаемые скандалы вокруг реприватизации, так или иначе связанные с Тимошенко и Порошенко, вылились в откровенную вражду между премьером и главой СНБО, а когда соратники Ющенко дошли до взаимных публичных обвинений в коррупции, президент принял решение отправить в отставку всех и разом.

    Передел собственности на Украине служил еще и политическим инструментом. В частности, инструментом давления на оппонентов, попросту - шантажа. Печерский районный суд Киева принял решение об аресте 98 процентов акций футбольного клуба "Динамо". Таким образом новые украинские власти принялись сводить счеты с другими близкими Кучме олигархами - братьями Игорем и Григорием Суркисами. Но "Динамо" - собственность не только Суркисов. Клубом владеют и бывший глава президентской администрации Виктор Медведчук, и экс-президент Украины Леонид Кравчук, входящие в группу объединенных социал-демократов.

    - На самом деле никто и не собирался возвращать "Динамо" в собственность государства, - говорит Небоженко. - Просто новая власть предпочла бороться со своими противниками не идеологически, а иначе. Это был натуральный шантаж: либо вы свертываете критику режима, либо мы отбираем у вас "Динамо". Вы знаете, что такое отнять у социал-демократов "Динамо"? Это отнять у ребенка любимую игрушку. По моим сведениям, доверенные лица Медведчука уже вели переговоры с окружением Тимошенко: дескать, мы согласны приглушить критику, только оставьте нам "Динамо".

    И наконец пиар - третья, по мнению моего собеседника, составляющая новой украинской власти.

    - Значительную часть рабочего времени Тимошенко тратила на популистские заявления, демонстрацию благих намерений. Мол, если нам не будут мешать, мы быстро построим светлое будущее. Но нам мешают. Кто? Враги. И главная группа врагов - окружение Ющенко. Словом, Юлия старалась максимально ослабить фигуры в президентском ближнем круге. Это делалось с прицелом на грядущие парламентские выборы. Ведь когда стала бы формироваться избирательная коалиция, Тимошенко смогла бы диктовать Ющенко свои условия.

    Объясняя в своем обращении к нации причины отставки кабинета, президент Украины был вынужден констатировать и это: "У Тимошенко на первый план вышел пиар - или себя, или своей политической силы".

    До и после

    - Скильки-скильки? - прицениваясь к салу, переспрашивает мужчина сурового вида, лет сорока, переходя на Бесарабском рынке от прилавка к прилавку. В яростном прищуре - преувеличенное негодование по поводу грабежа среди бела дня. Он знает: больше гривны, ну от силы полутора никто ему не уступит, но надо поторговаться, как же без этого.

    Килограмм сала стоит 25 гривен, в сентябре 2004-го стоил 15. Кило свинины - 36, год назад было 24. Десяток яиц - 4 гривны, давешняя цена - 2,2. Килограмм сахара - 5 гривен, годом ранее было 2,5.

    Посетитель Бесарабки, как и многие сейчас на Украине, обращаясь к житейским реалиям, оперирует понятиями "до революции" и "после революции". И сравнивает. Макроэкономические показатели ему знать не обязательно. Хотя и они не секрет. В прошлом году темпы роста достигали 12 процентов, в нынешнем упали до 5. Уровень инфляции в 2004-м не превысил 9 процентов, в этом году поднялся до 15.

    За последние девять месяцев Украина пережила три кризиса - бензиновый, мясной и сахарный. Все они связаны с резким скачком цен. Сюда можно добавить и кризис валютный, когда государство опустило цену доллара с 5,4 гривны до 4,95. Более всех при этом пострадали украинские гастарбайтеры, зарабатывающие себе на жизнь в России и странах Европы. И не только они. Опасаясь дальнейшего падения доллара, граждане стали избавляться от валютных накоплений, продавая "зеленые" по 4,6 гривны: обменные пункты не могли не использовать возникший ажиотаж.

    Все это в совокупности, особенно взлет цен на бензин (с 2,9 гривны до 4,1 за литр А-95) ударило по среднему классу - движущей силе Майдана.

    Полуостров раздора

    В ближайшие дни крымские татары соберутся на митинг. Их лидеры уже выступили с обращением к соотечественникам. Лозунг все тот же: "Долой национальное бесправие!"

    Тягаться с властями Украины за свои права у крымских татар есть основания.

    Российский курортник знает Алупку, Судак, Феодосию... Но он не видел поселка Марьино. А я там побывал. Поселок гнездится на каменистом холме. Тощий кустарник за проволочной оградой (там где она есть, а многие участки и вовсе не огорожены) не топит в зелени ни те шесть соток, что жестко нарезаны каждому хозяину, ни разномастных строений на них. Кто как следует поднатужился, тот справил себе дом из серого камня-ракушечника, таких домов немало. Но полно и хибар, сколоченных из чего попало, кое-где вросли в землю вагончики.

    Подобных поселков, населенных 260 тысячами потомственных сынов и дочерей великой Таврии, в Крыму сегодня около трехсот. "Резервация", "гетто" - ну нет, это грубо. "Компактное проживание". Официальная речь, как всегда, щедра на эвфемизмы, власть привычно чурается сущностных слов.

    Такая подробность: при минздраве республики существует особый крымско-татарский медицинский центр - головная организация, которой вменено поддерживать в здравии лиц означенной национальности. А как же, говорили мне местные чиновники, обеспечение крымско-татарского населения медицинскими услугами - вопрос национальной политики.

    Эта отдельность существования, это получение социальных благ по национальной квоте, может, так уж не угнетали бы обитателей того же Марьина, будь казна к ним добрее, чем к прочим. Или будь она равно немилосердна ко всем. Но и в этом, и в том, что безработица в кругу крымских татар втрое выше, чем в среднем на полуострове, и во всем остальном марьинские ощущают себя жертвами утвердившейся здесь, по их мнению, гражданской разносортицы.

    В целом же политические запросы крымских татар четко излагает меджлис:

    - признать крымско-татарский народ одним из коренных народов Украины;

    - обеспечить эффективное представительство крымско-татарского народа во всех органах государственной власти;

    - создать условия для скорейшего возвращения всех крымских татар из мест депортации;

    - установить равные для всех народов Крыма права в приватизации и трудоустройстве.

    Конечно, все, чего они требуют, им не дадут. Да и нельзя давать все. Бывший председатель Верховного Совета Крыма Леонид Грач сказал: "Крым начинен сепаратистскими настроениями, как динамитом. Любое неосторожное движение - и взрыв. Так что серьезных уступок крымским татарам делать нельзя. Ведь того же станут вправе потребовать и другие коренные народы Крыма - греки, немцы, болгары, армяне, караимы, не говоря уж о русских..."

    Впрочем, речь сейчас не о том, чтобы все требования крымских татар были удовлетворены. Речь о другом. В Крыму идет неуправляемый процесс перераспределения собственности - реприватизация санаториев, домов отдыха, туристических баз... За последние несколько лет стоимость крымской земли выросла где в четыре, а где и в десять раз. Наблюдая происходящее, крымские татары требуют, чтобы их интересы тоже тут были соблюдены. Но Киев занят своими делами. Предвыборные обещания "решить крымскотатарский вопрос" напрочь забыты.

    Эксперты прогнозируют эскалацию сепаратистских настроений в Крыму.

    Тяни-Толкай

    Появление Виктора Ющенко на трибуне американские конгрессмены приветствовали стоя. Визиты в Брюссель, Вену, Варшаву, Париж... Европа с доверием внимала новому украинскому лидеру. После Майдана имидж Украины на Западе был чрезвычайно высок. Министр иностранных дел Борис Тарасюк на вопрос журналистов, можно ли после "оранжевой революции" ожидать от Европы политического сигнала на сближение, уверенно отвечал: "Да, я его гарантирую". И делал намеки: "Украина получит позитивные сигналы, которые материализуются в конкретные позитивные решения. Те самые, каких Украина добивалась на протяжении многих лет".

    Но рабочие переговоры Ющенко с Европейским союзом охладили пыл нового украинского руководства. Брюссель дал понять прямым текстом, что вопрос о вступлении Украины в ЕС "пока не стоит в повестке дня". И, добавим, не скоро встанет. Причин тому множество и одна из них очевидна: экономика Украины не стала прозрачной. Не хуже еврочиновников это понимают и западные инвесторы. Объем прямых иностранных инвестиций на единицу украинского ВВП за первое полугодие этого года не вырос, а сократился более чем в два раза по сравнению с тем же периодом в 2004-м.

    "Прежняя наша власть мечтала о реставрации СССР, - сказал директор украинского Института глобальных стратегий Вадим Карасев. - Нынешняя мечтает о членстве в ЕС. Поэтому будет отметать все, что не вписывается в эту стратегию. Украина, скорее всего, последует по пути Балтии, которая ради членства в ЕС пошла на некоторое охлаждение отношений с Россией".

    Явного охлаждения, которое прогнозирует украинский эксперт, пока не наблюдается. Но и ощутимого потепления не чувствуется. Хотя Ющенко мог бы продвинуться в отношениях с Россией гораздо дальше, чем Кучма. Потому что никто не подозревает его в способности предать украинские интересы в угоду Москве. Ему не надо оглядываться на местных националистов, нет нужды доказывать свою приверженность принципам суверенитета и независимости, чем постоянно был вынужден заниматься его предшественник. Но пока - все как было: Украина уверяет восточного соседа в совершеннейшем к нему почтении да, по выражению Путина, "притыривает газ". В то же время она устремлена к Европе - ждет "сигнала к сближению". И похожа на Тяни-Толкая, обращенного одной головой на Восток, другой - на Запад, но не способного двинуться ни туда, ни сюда.

    ***

    Мониторинг отношения украинских граждан к новой власти начался с констатации внушительного кредита доверия. На днях обнародованы свежие данные. Впервые после Майдана число людей, считающих, что события в стране развиваются в неправильном направлении, превысило число тех, кто это направление полагает правильным.

    Публикуя свое исследование, украинский Центр Разумкова озаглавил его так: "Уведомление о состоянии расчетов по кредиту".