Новости

16.09.2005 04:40
Рубрика: Экономика

Сергей Миронов: Как приземлить власть

Своим взглядом на насущные проблемы аграрного сектора делится с читателями "Российской газеты" председатель Совета Федерации, руководитель Российской партии ЖИЗНИ Сергей Миронов.

Российская газета| Сергей Михайлович, так ли уж необходим специальный закон о сельском хозяйстве?

Сергей Миронов| Конечно, если новый закон будет предписывать крестьянам, как сеять хлеб или выращивать скот, то он никому не нужен. А вот закон, который бы предопределил изменение всей государственной политики по отношению к сельхозпроизводителю и вообще к жителям села, на мой взгляд, необходим. Он поможет поставить сельское хозяйство в условия, более справедливые по сравнению с другими отраслями экономики, устранить колоссальные диспропорции между сельским хозяйством и промышленностью, ликвидировать неравноправие селян и горожан в экономической и социальной сферах.

Но закон не должен быть узкоотраслевым. Прежде всего потому, что сельское хозяйство - особая отрасль. Она связана со всеми сферами экономической деятельности, зависит от естественных природных процессов. Это не просто отрасль, а элемент особого жизненного уклада более 30 миллионов граждан России. И наконец, это среда, где еще сохраняются в живом виде народные традиции, где жизнь вписана в исторически освоенный ландшафт, это хранилище основ духовности и нравственности. И если мы хотим сохранить собственную идентификацию как единый и великий народ, мы должны позаботиться о нашем селе.

Сегодня нормы, регулирующие вопросы ведения сельского хозяйства и социальной жизни на селе, закреплены в разных законодательных актах, которые слабо учитывают специфику сельского образа жизни. Новый же закон должен определить приоритеты развития села, установить стабильные, справедливые и понятные правила организации хозяйственной и социальной жизни.

РГ| С чем связан ваш большой интерес к проблемам села?

Миронов| Я убежден: Россия, обладая огромной территорией, плодородными землями, многомиллионным сельским населением, не может не быть аграрной страной. А еще корни мои и по отцу, и по матери - крестьянские, - смоленские да новгородские.

Сегодня остро стоит вопрос о том, какой именно мы будем аграрной страной. Страной, где сельские жители ущемлены в правах и материально, где в деревне процветает натуральное хозяйство и тяжелый труд, где национальный производитель вытеснен с рынка зарубежным, или же страной, где земля полностью обеспечивает страну теми видами продовольствия, производство которых возможно в российских условиях, чей аграрный сектор уверенно конкурирует на внешних рынках. Где сельчане живут достойно, имея доступ ко всем благам цивилизации и сохраняя при этом самобытность. Ответ на это вопрос зависит от того, какой будет проводимая государством аграрная политика.

Сегодня наше сельское хозяйство не соответствует ни потребностям экономики, ни мировым стандартам производительности. А уровень жизни на селе отстает от развитых аграрных стран на десятилетия. Причина не в нерадивости крестьян или неблагоприятных природных условиях. Таков результат исторического бремени, которое несла на себе русская деревня последние столетия. Особенно тяжелым выдался для нее ХХ век. Село стало одним из главных источников колоссальных ресурсов, которые обеспечили развитие страны. Причем источником, восполняемым лишь частично. Очередным потрясением стали 90-е годы, сельское население было поставлено на грань выживания. Пришла пора возвращать ему долги. Особая ответственность за это лежит на государстве, в том числе на Совете Федерации как части государственного механизма, представляющего регионы России.

Потому в верхней палате парламента создан Совет по проблемам агропромышленного комплекса как совещательный орган при председателе Совета Федерации, в который вошли крупные специалисты-аграрии. Первым результатом работы совета стала разработка законопроекта об основах государственной политики в области сельского хозяйства, который в ближайшее время будет внесен в Госдуму. Мы не претендуем на какую-то монополию на закон о сельском хозяйстве, разработка которого ведется и в отраслевом министерстве. Мы делаем общую с минсельхозом работу, предлагая пакет конструктивных идей.

РГ| На каких принципах должны строиться отношения государства с сельхозпроизводителями?

Миронов| На принципах невмешательства государства в хозяйственные дела при усилении его роли как регулятора экономических процессов и движущей силы в налаживании инфраструктуры аграрных регионов. Инструменты могут быть разными. Государство обязано поддерживать стратегические запасы продовольствия, обеспечивать питанием личный состав силовых структур. Это нужно делать на основе госзаказа по гарантированным ценам. Параметры заказа должны заблаговременно доводиться до сельхозпроизводителя. Это позволит государству планировать потребности в продовольствии и его финансирование, а для селян снизит риски, связанные с природными условиями и рыночной конъюнктурой.

Без государственного стимулирования селу сейчас подняться невозможно. Здесь не надо изобретать велосипед. Все развитые страны поддерживают своего сельхозпроизводителя. Это оправданно с точки зрения интересов государства, поскольку продовольственная самодостаточность - одна из основ суверенитета, а продовольственная безопасность - важнейший элемент безопасности национальной.

Необходимость господдержки села уже осознали наши соседи по СНГ. Например, в Украине на эти цели идет 10 процентов госбюджета, в Казахстане - 18 процентов, в Белоруссии - 20, а в Азербайджане вообще 25. В ведущих странах этот показатель достигает в среднем 20 процентов. Считаю, что 10 процентов бюджета - это тот уровень, к которому мы должны прийти в ближайшее время.

Государственного внимания и контроля требует и социальная инфраструктура села - образование, медицина, дороги, связь. В идеале государство должно обеспечивать предоставление таких услуг по стандартам, принятым в городах. Подобная поддержка будет эффективной, если найдет отклик у крестьян. Им нужны понятные правила жизни и хозяйствования, защита от произвола чиновника и монополиста.

РГ| В случае принятия закона вечный российский вопрос о земле будет наконец решен?

Миронов| Об этом рано говорить, пока в заброшенном состоянии находится 30 миллионов гектаров угодий. Одним принятием закона такое положение не исправить. Должна быть ускорена и работа по созданию качественного единого земельного кадастра. Земельный кодекс Российской Федерации должен стать законом прямого действия. Особое внимание надо сосредоточить на сохранении плодородия земель - это наш долг перед будущими поколениями. Пока нет стимулов вкладывать в них деньги. Необходима система государственных мер, направленная на повышение плодородия. Надо сделать так, чтобы земли сельхозназначения служили залогом для получения кредита в банках. Каждый землепользователь должен знать, что деньги, вложенные в плодородие земли, фактически депонируются им и будут возвращены государством при продаже участка.

РГ| Сейчас в аграрные регионы пошел крупный бизнес, делающий ставки на большие комплексы. Остаются ли шансы у фермеров, на которых в 90-х возлагались надежды?

Миронов| На селе места хватит всем. Ресурсы крупного бизнеса позволяют решать проблемы самостоятельно, а фермерам необходима господдержка. Она имеет и большое социальное значение. Но в действующих законах в качестве приоритетных выступают интересы крупных сельхозпроизводителей. Например, выделение кредитов для крестьянских хозяйств идет по общей ставке, которая достигает 28 процентов. Для многих фермеров такие кредиты непосильны, но нередко банки отказываются выдавать деньги и по этим ставкам. Им выгоднее иметь дело с крупными кредиторами. Аналогичная ситуация с условиями аренды техники. Законодательство слабо учитывает особенности ведения фермерского хозяйства в урегулировании пенсионных вопросов, в найме сезонной рабочей силы, в страховании.

РГ| Известно, что наш крестьянин задушен высокими ценами на технику, горюче-смазочные материалы и многое другое. Но, с другой стороны, его душат низкие закупочные цены на сельхозпродукцию...

Миронов| Беда в монополизации. У сельхозпроизводителя часто нет выбора, у кого купить технику, запчасти, материалы. И нет выбора - кому продать произведенный продукт. Потому монополист может диктовать цену: продает подороже, а покупает подешевле. В итоге ежегодные финансовые потери сельского хозяйства составляют 35-40 млрд. рублей, что значительно выше расходов федерального бюджета на поддержку сельского хозяйства.

Сами сельчане не в состоянии преодолеть этот монополизм, помочь им может только государство. Прежде всего, обратив внимание на региональные и местные рынки, которые сегодня структурами федерального антимонопольного ведомства контролируются явно недостаточно. Там, где конкуренции нет, государство должно вводить особые условия ценообразования.

Ситуация, когда стоимость обыкновенной бутилированной воды выше закупочной цены молока, недопустима. Но и сохранение социально оправданных низких цен на некоторые виды сельхозпродукции возможно только при разумной политике ценообразования на энергоносители и сельхозтехнику.

РГ| России предстоит вступление в ВТО. Не станет ли этот шаг катастрофическим для нашего села?

Миронов| Мы видим, что многие развитые страны активно поддерживают своего сельхозпроизводителя, и членство в ВТО им не мешает. Если государство хоть немного усилит поддержку, на что сегодня есть и возможности, и политическая воля, крестьянство, убежден, в долгу не останется.

Сто лет назад Россия кормила Европу. Не вижу объективных причин для того, чтобы российский крестьянин не смог вернуть столь достойное для нашей страны положение на внешних рынках. Есть лишь субъективные причины. Но они устранимы.

Государство должно поддерживать сельхозпроизводителей в их поиске конкурентных преимуществ для выхода на мировой аграрный рынок. Но эти преимущества должны быть прежде всего очевидны на внутреннем рынке. А значит, речь надо вести о сбалансированной таможенной политике в части доступа на наш рынок машин, оборудования и материалов сельхозназначения, а также произведенных за рубежом продовольственных товаров.

Пока же наши магазины завалены импортными продуктами питания, ежегодно на их закупку расходуется больше 10 млрд. долларов. То есть Россия на эту сумму содержит зарубежного сельхозпроизводителя, ставя тем самым под угрозу собственную продовольственную безопасность.

РГ| Сегодня много разговоров о необходимости преодолеть сырьевой характер экономики, сделать движущей силой развития высокие технологии. Не оттесняет ли такой подход проблемы села на второй план?

Миронов| Сферой приложения высоких технологий вполне может быть и аграрный сектор. Главное - чтобы они не нарушали экологию, вписывались в социальную среду, повышая комфорт, но не нарушая самобытности сельской жизни.

РГ| Как сделать так, чтобы при этом сохранялся экологический баланс?

Миронов| К сожалению, без ущерба для экологических систем хозяйствование на земле невозможно. Распахивая землю, борясь с сорняками, проводя мелиорацию, мы вмешиваемся в отлаженный природный механизм. Вопрос в масштабах вмешательства.

Решающим фактором в поддержании экологического баланса является не степень технической или химической оснащенности села, а способность грамотно распорядиться этими возможностями. Есть современные примеры, когда высокотехнологичное сельхозпроизводство удачно вписывается в природные условия и минимально воздействует на экосистемы.

То есть опасность несут не технологии, а люди.

РГ| Часто сомнения в безопасности продуктов связываются с использованием генетически измененного сырья. Может, его запретить или ограничить?

Миронов| Безусловно, необходим строгий контроль, однако только запретительными мерами проблему не решить.

Безопасное массовое производство продуктов питания в современных условиях можно обеспечить только с применением достижений науки, в том числе химии и генетики. Но при этом должны соблюдаться все технологические требования, а каждая новая технология проходить независимую проверку. Такой жесткий контроль - задача государственных органов.

Очевидно, что производство генетически модифицированных продуктов в мире будет нарастать. Потому государственные контролирующие органы должны отслеживать, что происходит в мире в области разработок и применения подобных технологий. Необходимо контролировать исследования, которые проводятся в отечественных научных центрах, а также их применение на селе и в пищевой промышленности.

И в любом случае потребитель должен быть предупрежден о том, что ему предлагается продукт, в котором используется генетически измененное сырье.

РГ| Вы много ездите по России, часто бываете в регионах. Каковы ваши впечатления от жизни в глубинке?

Миронов| Очень контрастные. Есть у нас современные, оснащенные по последнему слову техники сельхозпредприятия, производящие качественный продукт и создающие все условия для достойной жизни своих работников. Но есть и целые депрессивные районы и регионы. Причем их плачевное положение не всегда следствие недобросовестности и плохих природных условий.

Подобная деградация, особенно на окраинах страны, не только порождает бедность и многочисленные социальные проблемы, но и угрожает геополитическим интересам государства. Степень освоения Россией собственной территории, прежде всего на востоке, удручающе низкая. И если наш народ не сможет ее освоить, то освоит кто-то другой. А освоение территории - это прежде всего сельскохозяйственное освоение.

Потому задача государства - сделать так, чтобы добросовестный сельский труд был экономически выгоден и обеспечивал достойный уровень жизни во всех регионах страны. Для этого наша власть должна быть ближе к земле в прямом и в переносном смысле слова. Это пойдет на пользу и тем, кто на земле трудится, и тем, кто пользуется результатами сельского труда.

Экономика Недвижимость Земля
Добавьте RG.RU 
в избранные источники