20.09.2005 03:10
    Рубрика:

    Леонид Полежаев: Омск - открытый город

    Губернатор Омской области - о сибирских экономических приоритетах

    Этот регион накопил немалый опыт в поиске социально ориентированных моделей реформ. Прежняя ставка на оборонный комплекс была бита в ходе коренной ломки хозяйственного уклада страны 15 лет назад, и отстройка нового фундамента развития стала вопросом сохранения перспективы региона. Новые вызовы времени для Омской области стали предметом многопланового разговора с губернатором.

    Российская газета: В чем для вас принципиальная новизна президентского послания, например, если взять такой его срез, как программа доступного жилья и реформа ЖКХ?

    Леонид Полежаев: Я получил подтверждение того, что мы находимся на правильном пути, хотя встали на него еще несколько лет назад. Если взять материалы рабочей группы Госсовета по модернизации ЖКХ, которую я возглавлял, то многие идеи в них уже содержались. Можно вспомнить, что тогда некоторые руководители правительства были не согласны с длительными сроками проведения реформы ЖКХ - 9-10 лет. Были горячие головы, которые за один год собирались реформировать систему жилищно-коммунального хозяйства. Глубочайшее заблуждение! Мы же программу, одобренную Госсоветом, полностью переложили как целевую региональную программу модернизации жилья и ЖКХ.

    И, замечу, динамика ее реализации в области совпадает с теми сроками, которые мы определяли в программе рабочей группы.На пятый год у нас было предусмотрено введение рыночных механизмов в систему ЖКХ - так и получилось. У нас появилась инвестиционная компания "Евразийское водное партнерство", которая намерена инвестировать в модернизацию системы водоснабжения и канализации миллионного города Омска 4,5 миллиарда рублей.

    РГ: Почему вы остановились на той схеме вхождения частного бизнеса в эту сферу, которая реализовывается в области?

    Полежаев: Во-первых, нельзя жилищное строительство и ЖКХ вырывать из общей задачи улучшения качества жизни человека. Если мы будем заниматься только ЖКХ и оставим в стороне, к примеру, проблемы аварийного и ветхого жилья, мы не достигнем нигде успеха. У нас получится "рваный ритм", причем с последствиями, которые еще более усугубят проблему.

    Очевидно, что комплексная программа модернизации ЖКХ и строительства жилья должна заинтересовать частных инвесторов, которые могли бы найти в этом выгоду, разделить с нами риски. Инвесторы хотят, чтобы их работа сочеталась с серьезными обязательствами, которые несет территория. Подчеркну, что крупные инвестиции, о которых я сказал, придут не за счет инвестиционной составляющей тарифов. Если бы так обстояло дело, мы бы никогда не ввязались в такой проект. Мы также не можем привлечь такие средства за счет бюджета, потому нашли компанию, с которой разделили риски, ответственность, создали гарантии для вложения инвестиций.

    РГ: Теперь о жилищной проблеме. Средняя зарплата в области составляет 8125 рублей в месяц. При этом по темпам строительства вы опережаете другие регионы Сибирского федерального округа. Сколько должен зарабатывать человек, чтобы иметь шанс купить квартиру?

    Полежаев: 9 тысяч рублей. И если он приносит документ, что у него есть такой доход, он может получить кредит.

    РГ: А сколько людей это могут?

    Полежаев: 30-35 процентов населения. Другое дело, что мы при таком невысоком пороге доходности не можем обеспечить жильем всех. Сразу скажу, что есть еще одно направление, которое только для бюджетников. Чтобы привлечь учителей, врачей, работников культуры в сельскую местность, мы практикуем такую схему. Молодой специалист делает взнос в размере 20-30 процентов от стоимости жилья. Остальную сумму покрывает бюджет с условием ее возврата в 15-летний срок. У нас молодые специалисты получают подъемные как раз на сумму взноса. Результаты уже есть. Если три года назад из всех выпускников педагогического университета в сельскую местность приехали работать 30 человек, то в этом году - 230 молодых учителей. Вот так эта проблема для бюджетников решается. А вообще у нас наиболее оптимистичное в округе соотношение покупательского спроса и возможностей приобретения жилья. Мы идем навстречу инвестору, возводя комплексно всю инженерную инфраструктуру для целого микрорайона на бюджетные деньги.

    РГ: Тогда возникает вопрос о запасе прочности вашего бюджета.

    Полежаев: Безусловно, реализуя такую программу, правительство области должно быть "заточено" на постоянное повышение доходной части бюджета. А это опять вопрос инвестиций в бюджетообразующие отрасли. К сожалению, оборонную промышленность нельзя к ним отнести. Это обременение, которое мы несем. А позволяет нам наполнять бюджет прежде всего пищевая промышленность, которая в области создана практически с нуля. Парадокс: аграрный регион не имел до девяностых годов прошлого века никакой перерабатывающей промышленности, будучи мощным производителем продовольственной продукции. Пищевая промышленность сегодня дает доходов в областной бюджет столько же, сколько "Сибнефть". Но это все нужно было создать. Другие "киты" - нефтепереработка, нефтехимия, сельское хозяйство.

    РГ: Вы пошли по пути законодательных преференций для новых игроков рынка?

    Полежаев: Конечно, на разных этапах вводились режимы поддержки, внутренних и внешних инвестиций. Например, льготы по налогам, выделение земельных участков, чтобы снизить нагрузку на инвестора.

    РГ: А коррупция?

    Полежаев: Об Омске этого не скажешь. Где бы вы ни искали, вы не найдете этого. Белый город.

    РГ: Что это значит?

    Полежаев: По количеству чиновников Омская область, кстати, на последнем месте в России. Да сами инвесторы хорошо знают ситуацию в России и регионе. Они имеют дело в Омской области на протяжении 15 лет с одними и теми же людьми, которые всегда выполняют свои обязательства, не занимаются вымогательством.

    РГ: А особую экономическую зону не хотите создать?

    Полежаев: Только два часа назад обсуждали этот вопрос.

    РГ: А под какие проекты ее можно создать в вашем регионе?

    Полежаев: Мы граничим с Казахстаном, граница растянулась на тысячу километров. А пищевая и перерабатывающая промышленность в Казахстане имеет невысокий уровень развития. И вторая "зацепка" - нефтехимия. Переработка нефти дает много попутных продуктов, которые можно перерабатывать на базе нашего нефтехимического комплекса. У нас есть завод синтетического каучука, завод технического углерода.

    РГ: Но как быть с "оборонкой"? Нельзя же просто констатировать, что она - обуза.

    Полежаев: Я думаю, нужен прагматичный подход. У бывшего Советского Союза и у сегодняшней России совершенно разные геополитические задачи. А, следовательно, мы должны привести свою оборонную промышленность в соответствие с реальными потребностями?

    РГ: То есть этот вопрос вы отсылаете Федеральному центру?

    Полежаев: Естественно, это не региональная проблема. Я могу лишь выразить сожаление: потенциал "оборонки" огромный, поколения людей выросли на этой идеологии. Но прагматически мы должны понимать, что здесь необходима решительная адаптация к новым условиям. Еще в 1991-1992 годах, когда в "оборонке" еще было что "проедать", родилась первая комплексная программа "Конверсия оборонных предприятий Омской области". Двигаясь по пути конверсии оборонных предприятий, мы и начали заниматься освоением гражданской продукции. Прежде всего освоением производства импортозамещающего оборудования на оборонных предприятиях для нефтяной и газовой промышленности. В наших планах - сделать Омск машиностроительной базой нефтегазового комплекса Сибири.

    И в рамках совместной реализации этих планов мы создали программу "СибВПКнефтегаз", которая работает и сейчас. В этом году стоимость продукции, выпускаемой предприятиями по этой программе, превысила миллиард рублей. Отмечу, что мы не потеряли в сложные годы реформ специалистов, - прошло их перетекание из оборонки в гражданские отрасли экономики.

    РГ: Как вы оцениваете будущее федеральных округов? Насколько просматривается образование производственных комплексов в рамках федеральных округов?

    Полежаев: Я осторожно отношусь к попытке создания таких экономических комплексов. Это была бы попытка вернуться во времена советских совнархозов. Мы имеем сейчас совершенно другую систему, в которой собственник не собирается "упаковывать" себя в рамках какого-то одного округа. Я считаю, что у округа другие задачи. В решении социальных, демографических проблем, а также в развитии здравоохранения и образования роль округа должна быть, безусловно, доминирующей. Все эти направления должны координироваться в рамках округа. А идея руководить экономикой мне не представляется обоснованной.

    РГ: Раз уже мы вышли на надрегиональный уровень, то - вопрос о специфике Сибири. Иногда говорят, что эта территория - довесок к России. Выдвигалась же идея создания Уральской республики.

    Полежаев: Может, в чьих-то головах и существует "Уральская республика". Вообще я бы осторожно подходил к такой проблеме. Всякий уровень излишних полномочий всегда вызывает желание получить их еще больше. Скажем, Сибирскую республику захочется образовать. Согласитесь, мы же с вами не можем знать, каков будет темперамент политических элит и их влияние на сознание людей в своих регионах. Поэтому я полагаю, что программа социально-экономического развития страны - целостная, а потому должна разрабатываться для всей территории России с учетом региональных особенностей.

    РГ: А вы готовы принять мигрантов из стран бывшего СССР?

    Полежаев: Всех до одного примем. В итоге сегодня в Омской области 140 тысяч русских мы уже приняли из Казахстана. Я считаю привлечение мигрантов важнейшим экономическим фактором. Есть люди - есть развитие.

    РГ: А как сделать так, чтобы Сибирь и Дальний Восток не теряли людей?

    Полежаев: Дети будут рождаться, когда люди будут чувствовать перспективы. В Омске повышается рождаемость, потому что люди видят: есть перспектива. Строится жилье, развиваются предприятия, растет число рабочих мест. И будет расти на основе стабильного, долговременного режима развития экономики региона. Сибирь просто неисчерпаема! Но в целом мы теряем сегодня население и Дальнего Востока, и Сибири.

    РГ: То есть высокие риски сохраняются для этих территорий?

    Полежаев: Риски есть, конечно. Какие горячие головы говорят о том, что Сибирь это - тягость? А где формируются золотовалютные ресурсы страны? Важно Федеральному центру обращать больше внимания на Сибирь еще и по другой причине. Раньше Сибирь уравновешивалась мощным, как противовес, экономическим блоком - Украина, Белоруссия и Прибалтика. Сегодня, для того чтобы уравновесить западную часть России и Сибирь, нужен серьезный пересмотр концепции места Сибири в развитии производительных сил, в социально-экономическом развитии.

    РГ: И в этой связи проанализируйте один частный пункт региональной политики под названием "реформа местного самоуправления". Как у вас она проходит?

    Полежаев: Мы всерьез приняли эту реформу. Можно спорить о ее сырости, и в этом будет доля правды. Но нельзя создать сразу законченный продукт, касающийся особенно вопросов государственного строительства. Мы, безусловно, понимаем, что здесь несть числа всяким трудностям. Но мы их последовательно решаем. Скоро пройдут выборы 3,5 тысячи депутатов, и надо думать о том, чтобы мы в самом начале не дискредитировали эту идею. На первом этапе мы планируем наделить вновь созданные муниципалитеты небольшими полномочиями, а затем их расширять.

    РГ: В ходе вашего последнего посещения Москвы вы подписали соглашение с главой Росспорта Вячеславом Фетисовым о развитии спорта в Омской области.

    Полежаев: Этот договор определяет контуры нашего взаимодействия по развитию физической культуры на территории области и участие в этом Росспорта. Есть обязательства агентства, есть обязательства области по развитию материальной базы, поддержке детского спорта, Олимпийских игр, спорта высшего мастерства. Комитет, что очень важно, берет на себя обязательства по проведению общероссийских соревнований в Омске: первенства России по зимним видам спорта, спартакиады школьников. Это надо продвигать. Это отвечает идее консолидации народов России. Не нужно закладывать в сознание людей какую-то ущербность - дескать, все крупные соревнования это удел Москвы. Нет, и мы тоже должны готовить соответствующую спортивную базу, на которой можно было бы их проводить. Отмечу, что в сборную России по семи видам спорта входят омичи. И мы хотим, чтобы наш спортивный рейтинг рос, хотим внести достойный вклад в выступление нашей сборной на предстоящих Олимпийских играх в Турине.

    РГ: Вы известны как ярый фанат своего хоккейного клуба. Недавний матч с московским "Динамо" не порадовал вас?

    Полежаев: Напротив, я очень доволен. А поражение - это просто случайность! Но хочу развить эту тему более глубоко. Когда наш хоккейный клуб "Авангард" сталкивается с интересами московского "Динамо", но не на поле, нам очень трудно рассчитывать на объективное решение. Не только нам, но и другим клубам. Потому что сегодня весь хоккейный календарь, вся политика в этой сфере замкнуты на интересы одного клуба - московского "Динамо". А ведь спорт - это большая политика. И надо преследовать в развитии спорта общегосударственные интересы. Поэтому я желаю нашему российскому хоккею больше людей, мыслящих государственными категориями.

    РГ: Так все же, будет Россия прирастать Сибирью?

    Полежаев: Иначе России не будет.