20.09.2005 01:30
    Рубрика:

    Юрий Богомолов: Над нами витает тень Гоголя

    Тень Гоголя, вызванная сериалом "Дело о мертвых душах", витала над нами и всю минувшую неделю.

     

    В эти дни внимание граждански активной телевизионной общественности было приковано к двум госмужам женского пола - к ушедшей из власти Юлии Тимошенко и к рвущейся к оной Ангеле Меркель. С выходом из отпуска Владимира Соловьева в эфир вернулась шоу-политика. Что касается аналитики, то надо потерпеть еще недельку, когда возвратится Владимир Познер со своими "Временами". В его отсутствие пришлось довольствоваться занимательной политологией Алексея Пушкова в "Постскриптуме".

    ***

    Когда-то и менее дерзкие кинематографические экранизации, чем та, на которую отважились Павел Лунгин и Юрий Арабов, вызывали в компетентных кругах критиков и за их пределами гнев и недопонимание.

    Что тогда обыкновенно инкриминировалось вольнодумцам? Неуважение к святыням и претензия на конгениальность. Примерно то же самое слышится и в нынешних откликах.

    С другой стороны, выражается соболезнование сегодняшнему зрителю, которого современное ТВ оболванило посредством "аншлагов" и "кривых зеркал" настолько, что он уже ни на что тонкое и осмысленное не способен реагировать.

    Склонности ретроградов к охранительству передаются либералам так же легко, как коррупционные наклонности их обличителям.

    И вот вчерашние чацкие выступают на страницах печати и на телеэкранах старорежимными крутицкими со своими рефератами о вреде всяческих реформ.

    Впрочем, Гоголь еще когда удивлялся способностям русских лиц всех сословий к таким превращениям, каких и "Овидий не выдумает".

    Думаю, и сам Гоголь не мог предвидеть, как органично переплавятся в одно лицо Хлестаков и Ноздрев, вследствие чего образуется Владимир Вольфович Жириновский.

    По мне так классика потому и классика, что это не просто кладезь уникальных сюжетов и типических образов, потаенных мотивов, до которых надо бы докопаться, собрание кодов и шифров, кои требуют расшифровки и декодирования, а совершенная оптика, позволяющая разглядеть то, что рядом. И то, что за горизонтом.

    Лунгин и Арабов из гоголевских линз сконструировали свой собственный оптический прибор - назовем его микроскопом - и разглядывают в него сегодняшние метаморфозы. Зрелище, как мы могли заметить, устрашающее. Как может быть пугающим вид личинки какой-нибудь букашки, тысячекратно увеличенной. Но не об этом сейчас речь.

    Речь о метаморфозах, которых сегодня жуть как много, только поспевай наводить на них подзорную трубу.

    ***

    Будто нарочно, малоросские мотивы приобрели в нашей политической жизни такой же вес, какой они имели в творчестве Николая Васильевича.

    ...Как скоро Ющенко, выскочивший из президентской шинели Кучмы, ею обернулся. Вчера он был грозным дознавателем наподобие Ивана Афанасьевича Шиллера; сегодня смотрится затравленным Башмачкиным.

    Вчера Юлия Тимошенко играла роль Комиссара из "Оптимистической трагедии", сегодня она - обиженная панночка Виолетта из "Травиаты", репетирующая образ "Орлеанской Девственницы", с которым вскорости двинется на штурм властного Олимпа в городе Киеве.

    Другая приятная во всех отношениях государственная дама - Ангела Меркель, выпорхнувшая (или выскользнувшая?) из советской шинели - она была образцово-показательной гедеэровской пионеркой-отличницей, - почти взяла уже эту твердыню в городе Берлине. А уж как этому сопротивлялся ихний телевизор, как он подтрунивал над ее нетелегеничностью и бесстильностью... Мы это наблюдали в многочисленных сюжетах информационных и аналитических программ.

    В который раз приходится констатировать, что вопреки мнению всех проигрывающих оппозиционеров, телевидение не всесильно.

    В который раз приходится вспоминать о личной неприязни ТВ к настоящему мужику Джорджу Бушу-младшему. Оно ему не простило ни одной оговорки, ни одного неловкого движения, а народ его терпит. И сейчас СМИ посмеялись над ним, подглядев во время судьбоносного заседания ООН своей кратно увеличивающей оптикой текст секретной записки. Простой американский парень, опять же приятный во многих отношениях, испрашивает у госсекретаря Кондолизы Райс совета: прилично ли ему удалиться в туалетную комнату?

    Ситуация, отчасти напоминающая отношения Ивана Федоровича Шпоньки и его тетушки Василисы Кашпаровны.

    ***

    Что у кого в голове - не всегда угадаешь. Зато что на чьей голове - видно всякому.

    Есть такая передача "Три окна". Это модернизированный "Смак". Новизна этой авторской программы Андрея Макаревича в том, что ее ведущий теперь смакует не только вкусовые ощущения приготовленной им в сотрудничестве с гостем еды, но и видеовпечатления, почерпнутые ими по ходу своих экзотических странствий. В последний раз его гостем был популярный телеведущий (фамилию не стану всуе поминать - кто видел, тот знает, о ком речь; кто не видел - догадается). Он изготовил что-то вроде бананового компота, а затем включил видео, и побежали кадры бразильского карнавала. Макаревич заметил колонну приплясывающих бразильцев, у которых на голове было нечто странно-оранжевое. Оказалось, что это муляжи мозгов.

    Я подумал, как это верно и удобно: накрывать голову ее содержимым. Тогда и гадать не о чем. У Юлии Владимировны на голове колечком свернувшаяся русая коса, ставшая, к слову сказать, неотъемлемой составляющей ее имиджа как политика.

    Коса - это образ свежести, чистоты и целомудрия. Так считают те, кто склонен к романтическому мировосприятию. А в народе почему-то косу Юлии Тимошенко назвали "рулем".

    Отчего это у простолюдинов такие прозаические ассоциации? Но, с другой стороны, как послушаешь амбициозные речи экс-премьера, так поневоле задумаешься: не руль ли у нее и в голове? И есть ли там еще что-нибудь, кроме оного?

    Программа Владимира Соловьева, где ей было дано слово, оставила меня в недоумении. Именно потому, что панночка была льстива и обольстительна враз. И потом, эти высокопарности: "Я и мой народ...". Или: "Я готова лечь жертвой...". И что-то приторно-сладкое, маниловское слышалось в речах обещавшей нам дружбу и любовь будущего президента Украины.

    Телемост с Киевом, организованный Владимиром Соловьевым, напомнил тот, что выстроился в воображении мечтательного Манилова после визита к нему Чичикова.

    И Украина с Россией, как Маниловка с Чичиковкой, зажили бы душа в душу. Какая бы это была райская жизнь!

    ***

    Впрочем, все эти видения и призраки померкли и уничтожились рядом с тем зрелищем подлинности и счастья, коим стал субботне-воскресный теннисный матч на Кубок Федераций. Русь - четверка симпатичных девушек - доскакала до Парижа и победила.

    Победа была красивой. Но прекрасной была и борьба. Прекрасными были лица Лены, Динары, Насти...

    Как тут опять не вспомнить Николая Васильевича: "Счастлив писатель, который мимо характеров скучных, противных, поражающих печальной своей действительностью, приближается к характерам, являющим высокое достоинство человека..."