Новости

13.10.2005 03:55
Рубрика: Власть

Повезло со взрывом

Пожар на военном складе на Камчатке мог быть еще страшнее

Рыба почти отошла, браконьеры с рек и озер возвращаются по домам, прочие дособирают урожай, дозакатывают соленья, делают настойки на всем, что дарит местная, щедрая природа, словом, регион готовится к зиме, которая здесь, как известно, долгая и суровая. Но о ЧП на военном складе в этих местах говорить будут еще долго. Событие это хоть и обошлось без человеческих жертв, но сильно встревожило население.

"Разбор полетов" пока не начался, а военная прокуратура молчит. Тем не менее наше собственное журналистское расследование происшествия на складе в Южных Коряках наводит на мысль, что все могло закончиться для целого региона куда как плачевнее и самое скверное - от людей в этой ситуации ничего не зависело. Просто повезло.

Пожарным вход запрещен

В этот раз командование группировки войск и сил на северо-востоке страны действовало более открыто и оперативно, чем пару месяцев назад, когда тонул батискаф. Этот факт признают практически все вплоть до самых непримиримых критиков военных. Уже первого октября, то есть в день начала пожара на складе, вышел официальный пресс-релиз группировки с точным хронометражом событий. Временной отрезок с 3 часов 10 минут утра, срока поступления первого сигнала о возгорании и одиночных взрывах на складе вплоть до 12 часов дня, когда началась эвакуация населения из поселка Раздольное. Всего же в течение нескольких часов было эвакуировано около восьми тысяч жителей из девяти близлежащих поселков.

И все же, как мне удалось выяснить, военные оказались не совсем точны. В пресс-релизе время прибытия первой пожарной команды указано в 4 часа 30 минут.

На самом же деле первые два пожарных "КамАЗа" Елизовской части прибыли к месту происшествия ровно в 4 часа 01 минуту, а сам сигнал о тревоге был получен пожарными в 3 часа двадцать минут. Именно эти цифры, по словам командира пожарной части Андрея Хлыновского, записаны в учетном журнале.

То же мне подтвердил и другой пожарный, который одним из первых прибыл к складам 1 октября. Эти свидетельства очень важны, потому что хронометраж событий особенно в первые минуты происшествия показывает совершенную тщетность любых спасательных усилий. По словам пожарных, в четыре часа утра, то есть менее чем через час после возгорания, тушить склад было уже поздно.

- Мы сначала получили приказ ехать тушить дом, - рассказал борец с огнем, - но когда выехали за черту Елизова, поняли, что это не дом. Несмотря на то, что мы были первыми пожарными, кто прибыл к складу, военные не пустили нас на территорию, потому что по инструкции запрещено тушить в местах взрывов.

Поступил приказ занять позиции в семистах метрах в черте поселка Южные Коряки, там, где располагался топливный склад, чтобы в случае чего тушить его. Сам склад тушить было бесполезно, крупных взрывов не гремело, но было хорошо видно, что большой огонь уже к этому времени полыхал полосой примерно метров в семьдесят. У военных тоже есть свои части пожаротушения, но их две машины, "КамАЗ" и "МАЗ", прибыли позже. Потом приехали еще две машины, по-моему, из Петропавловска. Военные пожарные попытались было начать тушить огонь, их пустили на территорию, но тут ударил первый мощный взрыв. У их машин повылетали стекла, и они вернулись к нам. В любом случае, тушение было нереальным и по инструкции, и в действительности. Нам оставалось только наблюдать за тем, чтобы от разлетающихся осколков не загорались дома в поселках.

Как объяснил нам один из ветеранов пожарной части Сергей Лесненко, склад можно было потушить только в первые мгновения, но, по выражению ветерана, сама охрана склада "пожар упустила". Но и это была бы малая беда, если бы площадки хранения боеприпасов и сам склад были организованы строго по нормативам, то выгореть и взорваться должны были только боеприпасы внутри одной площадки.

За три дня взорвалось примерно 700 вагонов взрывчатки, или 6 тысяч тонн в тротиловом эквиваленте. Бомба, сброшенная на Хиросиму, была по мощности 14 килотонн

Дело в том, склад в Южных Коряках представляет, а точнее представлял, из себя пятнадцать отдельных ангаров и площадок открытого хранения. По свидетельству военных, первые взрывы начались именно на открытой площадке, края которой, по мнению Лесненко, должны быть так отсыпаны, что в случае пожара осколки разлетались бы вверх и в землю, чтобы не вызвать цепной реакции. Храниться на такой площадке должно такое количество боеприпасов, чтобы в случае взрыва края бруствера не разрушились бы, а отвели взрывную волну вверх.

Как показала действительность, эти условия не выполнены. То ли площадки были переполнены боеприпасами, то ли отсып был слабый, но вслед за первой площадкой стали загораться и остальные. Всего за три дня взорвались шесть крупных хранилищ, в том числе, кстати, и крытые ангары, а осколки потом находили за пять километров от склада. Теперь саперы и местная детвора прочесывают округу в поисках неразорвавшихся снарядов и который день в округе снова гремят взрывы, но теперь уже управляемые.

Половина атомной бомбы плюс землетрясение

Однако округа не скоро оправится от ущерба, нанесенного ЧП. Уже сейчас жители девяти разрушенных поселков заявляют, что семидесяти миллионов рублей, выделенных на ликвидацию последствий взрывов, не хватит. А ведь, по некоторым данным, могло быть еще хуже. Сами военные не знают пока, сколько точно из их арсенала взлетело на воздух. Цифры на недавней пресс-конференции первый заместитель министра обороны России Белоусов озвучил более чем приблизительные - несколько условных вагонов.

Камчатские ученые в этом смысле оказались более конкретны. Они по формулам и на основе карт сейсмической активности в те дни подсчитали, что за три дня взорвалось примерно 700 вагонов взрывчатки, или 6 тысяч тонн в тротиловом эквиваленте. Для сравнения атомная бомба, что американцы сбросили на Хиросиму, была по мощности примерно равна 14 килотонн. Поэтому неудивительно, что камчатские сейсмологи даже зафиксировали два небольших землетрясения, вызванных взрывами на складах. Теперь выясняется, что склад в Южных Коряках был не единственным в округе. Кое-кто из старожилов, а также представитель местного управления ГО и ЧС по местному телевидению рассказали, что всего в округе, в радиусе всего нескольких километров в сторону района Альбатрос, то есть в зоне поражения, точно находится еще один склад, а возможно два или три. Причем гораздо более мощные, чем тот, который рванул. Там хранятся не списанные боеприпасы, а серьезные ракеты, глубинные и авиабомбы. Военные об этом молчат, как в рот воды набрали, но все прекрасно понимают, не потому что складов нет, а потому что обошлось, не рвануло. Кстати, многие военные и сами не знают, что где расположено. Режим секретности тут мог сыграть злую шутку. Например, даже многие местные жители до 1 октября жили и не имели представления, что фактически сидят на пороховой бочке, и никогда не догадались бы о существовании склада, если бы он не рванул. Можно только предполагать, что было бы, если от разлетевшихся осколков загорелись бы и соседние склады. И молить Бога, что этого не случилось. Потому как были выходные, и тысячи людей безмятежно отдыхали, гуляли, копали картошку прямо рядом с убийственным арсеналом.

Смешались в кучу медведи, люди

...Ночь на субботу 1 октября, да и в целом выходные обещали быть чудесными. На полуострове отживали свое последние теплые деньки. Народ из города и близлежащих поселков разъехался к подножию вулканов Корякский и Авача по многочисленным дачам. Садовые товарищества на Камчатке - излюбленное место проведения выходных, потому как почва, богато сдобренная вулканическим пеплом, дает знатный урожай - картошку можно копать без лопаты руками, настолько земля пушистая. А ягоды, грибы...

Ближе к утру людей разбудили странные толчки и грохот, которые поначалу приняли за землетрясение. К землетрясениям тут привыкли, поэтому никакой паники ни спросонья, ни позже люди не испытали. Потерпевшие, с кем нашему корреспонденту удалось поговорить, в один голос уверяют, что было видно зарево пожара и раздавались хлопки одиночных разрывов. Очень быстро к людям в двери стали стучаться милиционеры и выгонять их на улицу для эвакуации. Для утра субботы это была невероятная оперативность, но сотрудники Елизовского РОВД ее проявили. Именно милиционеры мгновенно нашли транспорт и стали объезжать даже одиночные дачные домики, чтобы эвакуировать людей. Некоторые, напуганные взрывами, самостоятельно пытались покинуть район бедствия. Они рассказывали, что иногда на дорогу рядом с ними выходили медведи. Животные бежали от рукотворной беды вместе с людьми.

А бежать было от чего. Жители областного центра потом делились впечатлениями. Первый мощный взрыв оказался такой силы, что затряслись стены в домах Петропавловска, а это почти шестьдесят километров от эпицентра, у машин срабатывала сигнализация, дребезжали окна и валились на пол вещи. В поселках, расположенных в непосредственной близости от склада, по выражению одного из спасателей, если упереться рукой изнутри в стену дома, вполне можно было руку сломать, такой мощной была ударная волна. Стены домов просто ходили ходуном.

Справедливости ради надо отметить, что обошлось не только без жертв, но и без травм. К моменту, когда стали рваться основные заряды, все люди в радиусе до восьми километров были эвакуированы. Оперативный штаб оказался на высоте. Убежища эвакуированным тоже подобрали уютные. Женщин и детей разместили в санаториях, быстро наладили бесперебойное питание, кормили как на убой, давали все вплоть до йогуртов детям. Мужчинам военные предложили более спартанские условия, в казармах военных частей. Подвоз продуктов и обеспечение спальными принадлежностями, как рассказали специальному корреспонденту "РГ" сами беженцы, были организованы хорошо. Постарались как сами военные, так и камчатские бизнесмены, которые обеспечили питание.

Правда, не обошлось и без казусов. Как поделились потом со мной елизовские милиционеры, обеспечивавшие порядок в зоне чрезвычайной ситуации, в первый день взрывов эвакуированные мужчины, все в основном охотники и рыбаки, в казармах от безделья и внезапного отсутствия семейного контроля поголовно напились. Милиционерам даже пришлось отобрать у них оружие и ножи, как говорится, от греха подальше. На второй день, протрезвевшие, они вспомнили про жен, недоенную скотину, неполитые грядки. И уже третьего октября, несмотря на запрет, началось стихийное возвращение людей в поселки Березняки, Лесной, Раздольное, Южные и Центральные Коряки.

И тут жители испытали шок, за три дня взрывов в их домах выбило все стекла и двери. Ветер гулял по квартирам как хозяин, но все вещи оказались на местах. За три дня милицией была зафиксирована только одна попытка мародерства, и то мужика, забравшегося в чужой автомобиль в поселке Березняки, скрутили раньше, чем он успел выдрать магнитолу.

Откуда исходит угроза

Теперь люди гадают, что же было причиной взрывов. Кто-то из местных рассказывает про дым и огонь, виденные ими еще с вечера 30 сентября. Кто-то верит в злую волю. Авторитетный на Камчатке местный ученый, доктор физико-математических наук А. Викулин предполагает два варианта - что военные по ночам разбирали списанные боеприпасы и приторговывали латунными гильзами. А пожар мог возникнуть, когда из снарядов выплавляли тротил. Правда, он не отрицает и официальную версию военных, согласно которой снаряды начали рваться после обрушения ветхой легкой кровли на площадке открытого хранения. Зимы на Камчатке снежные и затяжные. За несколько лет массивный снежный покров и ветра могли истрепать кровлю. Сами же снаряды и ящики были просто ветхие. Тротил от времени спрессовывается и становится легко бризантным от малейшего касания.

Но даже если эта версия окажется верной, местным жителям трудно будет в нее поверить, и они уже интуитивно боятся армейских. Как говорится, обжегшись на молоке, дуют на крупу. Пожары на Дальнем Востоке в целом и в частности на камчатских складах не редкость. В советские времена в этом плане было намного спокойнее. Распад Союза ознаменовался в начале девяностых крупным пожаром на складе близ Петропавловска. А последний раз военные склады горели пять лет назад прямо в черте города. Причем второй раз за год. И что интересно, горят не какие-нибудь штабы с никому не нужными документами, а объекты продовольственной, вещевой и материально-технических служб. Почему? На это тоже есть однозначный ответ в приговорах военных судов. За один только год на Дальнем Востоке осуждены несколько офицеров руководящего состава тихоокеанского флота именно за ненадлежащее хранение боеприпасов. Последний случай - в феврале этого года вынесен обвинительный приговор бывшему начальнику управления ракетно-артиллерийского вооружения флота контр-адмиралу Моисеенко.

Раньше Советская Армия, которую американцы называли советской военной угрозой, была направлена против внешнего врага в лице стран НАТО, а ныне российская военная угроза из-за халатности и коррупции некоторых военных зачастую оказывается направленной против местного населения.

Даже сами военные, настоящие, те, для кого выражение офицерская честь не пустой звук, причину видят в том, что в армию проник дух коммерции. А "заработать", точнее украсть и продать, военные могут только то, к чему имеют доступ. Алчность с одной стороны и слабый контроль с другой развращают. На Камчатке милиция и органы ФСБ регулярно находят у людей "бесхозные" боеприпасы, которые по бумагам хранятся на складах или списаны, но эти факты, как правило, не приводят к усилению контроля за оборотом оружия ни со стороны военных, ни со стороны российских законодателей.

На рыбалку - к ядерной ракете

Еще один аспект, который очень важен, - ЧП может повториться, причем с еще большими последствиями. Известно, что взорвавшийся склад в Южных Коряках стерегли всего девять охранников, даже не военных, а сотрудников ВОХР, большинство из которых женщины. Вряд ли склады, расположенные поблизости от взорвавшегося, охраняются серьезнее. Стоит ли говорить, что на полуострове есть и склады ядерных боеприпасов.

Например, в совершенно закрытом гарнизоне Вилючинске, расположенном по другую сторону авачинской бухты в прямой видимости Петропавловска-Камчатского, органы военной контрразведки полгода воевали с главой местного самоуправления. Гарнизонный голова, человек почему-то сугубо гражданский, разрешил на озере Ближнее деятельность коммерсантов, которые наладили рыборазвод всего в 700 метрах от складов с ядерными боеприпасами. Но если коммерсантов в конце концов удалось победить, а завод закрыть, то строительство гаражей и импровизированного автосервиса в той же близости от стратегических объектов пока так и остается нерешенной задачей. Дошло даже до того, что местный подполковник милиции М. Беликов написал заявление в Москву, что глава Вилючинска владеет двумя гражданствами, но Москва почему-то не заинтересовалась этими сведениями.

Власть Безопасность Армия Русское оружие Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Камчатский край Пожар на флотских складах на Камчатке