Новости

20.10.2005 02:50
Рубрика: Общество

Костюм на вырост. Деревянный

Высокий уровень смертности отбрасывает Россию в последние строчки рейтингов

Капитал - чужое слово

Судя по данным, представленным в докладе, в России человеческий ресурс очень неплох: вроде бы и люди образованные, и благосостояние растет на глазах. Одна беда - живут недолго. Это и есть фактически основная проблема человеческого капитала. Именно высокий уровень смертности (точнее - низкий уровень ожидаемой продолжительности жизни) отправляет нашу страну на 57-ю строчку по индексу развития человеческого капитала.

Если брать картинку в целом, сейчас Россия находится на 38-м месте в мире по объему ВВП на душу населения - это около 8 тысяч долларов США, по сравнению с 1999 годом цифра выросла почти в 9 раз, и при этом потенциал роста еще значителен. По уровню высшего образования мы держим четвертое место (после Израиля, Норвегии и США): им обладает примерно каждый пятый человек в возрасте от 25 до 64 лет - и вот этот каждый пятый и составляет надежду российской экономики и развития человеческого потенциала. Если проживет достаточно долго.

Когда австриец садится в машину и пристегивает ремень безопасности, он беспокоится о сохранности собственной жизни, когда о ремне вспоминает русский - его беспокоит, не оштрафуют ли его 

О том, что уровень смертности в России составляет угрозу национальной безопасности, сейчас говорят не только российские аналитики, но и практически весь мир. Калман Мижей, помощник Генерального секретаря ООН, представляя эти данные, сказал, что к ним нельзя оставаться безучастным, и сейчас, когда у страны появляются необходимые финансовые ресурсы, очень важно правильно распределить приоритеты трат. Данные, представленные в докладе, даны в международном контексте, и это упрощает возможность для обобщений и обрисовки перспектив.

Низкая продолжительность жизни в России стала основной темой дискуссии. Фактически все подчеркивают важность не медицинских факторов, а специфического отношения к этой самой жизни в России. "Моя знакомая преподает в Венском университете на факультете славистики, - сказал один из выступающих, - и свои лекции о российском менталитете начинает с простого примера: "Когда австриец садится в машину и пристегивает ремень безопасности, он беспокоится о сохранности собственной жизни, когда о ремне вспоминает русский - его беспокоит, не оштрафуют ли его". Основными факторами сокращения жизни являются алкоголизм, особые поведенческие стереотипы, предполагающие специфическое отношение к собственному здоровью (курение, редкие медицинские обследования и т. д.), самоубийства и аварии. В итоге средняя продолжительность жизни мужчины составляет 59 лет. К счастью, хотя бы количество смертей от случайных отравлений алкоголем несколько сократилось.

Бедность по привычке

Один из соавторов доклада, Николай Дмитриев, научный руководитель фонда "Центр стратегических разработок", говорил о том, что при всех показателях роста ВВП на душу населения мы не должны забывать о том, как Россия неоднородна по социальным показателям.

Скажем, впервые по качеству человеческого потенциала Москва уступила место Тюмени. Представитель Тюмени предложил поделиться региональным опытом со всеми желающими: "У нас в основу всей системы социальных услуг поставлен человек, и финансирование строится не от штата, а от качества предоставляемых услуг. В следующем году оплата труда учителя у нас, предполагается, выйдет на средний по промышленности уровень".

Александр Суринов (Федеральная служба государственной статистики), который тоже принимал участие в составлении доклада, предупреждал, что статистический анализ в России сейчас не на должном уровне, поэтому некоторые цифры базируются не на точных данных, а на умозаключениях статистиков. Поэтому иногда реальность лучше представленных данных, и количество безграмотного населения у нас не 5 процентов, а максимум 2 процента на самом деле. Кроме того, трудно оценивать состояние здоровья нации в целом - очень мало комплексных исследований.

На это Саид Баткибеков, директор департамента стратегии социально-экономических реформ министерства экономического развития и торговли, заявил, что, даже если у нас 5 процентов безграмотных, это лучше, чем во Франции, где эта цифра составляет 7-8 процентов.

Лилия Овчарова, директор научных программ Независимого института социальной политики, которая готовила для доклада информацию по бедности в России, тоже отметила несовершенство статистики. Российский уровень бедности по ряду параметров должен отличаться от международных, поэтому экстремальная бедность в России начинается с 2 долларов 15 центов в день, а не с 1 доллара, как учитывали расчеты ранее.

Увы, доля экстремально бедного населения практически не сокращается, несмотря на то, что экономический рост налицо. Но проблемы лежат не столько в области экономики, сколько в области социальных и психологических факторов - мы имеем дело с "привычной бедностью". В общем, портрет тех, кто пребывает в состоянии экстремальной бедности больше 5 лет, достаточно стандартен: как правило, это семьи с детьми, где на иждивении находится работоспособный безработный, который уже не собирается искать работу и работать, характерен низкий уровень образования и высокий уровень потребления алкоголя. "Надеяться на их интеграцию в рынок труда - иллюзорно, - говорит Овчарова. - Они живут в своем стандарте. И мы не решим эту проблему увеличением рабочих мест. Этим людям нужны программы социальной реабилитации, но, к сожалению, сейчас в России нет программ, ориентированных именно на эту группу населения".

А мужчины дороже

В итоге мы имеем дело с противоречивыми тенденциями: сокращение бедности несопоставимо с ростом доходов населения. Интересно, что чем богаче регион, тем выше неравенство в оплате труда между мужчинами и женщинами. Исключением с этой точки зрения является только Москва, которая уже живет по законам постиндустриального города.

Марк Агранович, руководитель Центра мониторинга и статистики министерства образования и науки, говорил о том, что Россия по-прежнему остается одним из самых образованных государств, однако, к сожалению, в образовательной системе женщин больше, а экономической отдачи от них меньше. При этом снижение рейтинга России обеспечивается разницей между регионами: чем беднее регион, тем ниже показатели образования. Дети из бедных семей практически исключены из системы дошкольного образования. Но, разумеется, это не основная проблема современной системы образования. Основная заключается в том, что при массовости и высоком уровне образования в целом оно не отвечает требованиям жизни и рынка труда в настоящее время.

Марина Баскакова (Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН) представила главу о гендерных различиях в России. Хотя у нас принято забывать о существовании гендерных проблем, статистика старается о них напоминать. Женщинам не стоит расслабляться: ранняя мужская смертность - проблема не только мужская. Гендерная симметрия сохраняется по очень простой формуле: растут проблемы одного пола - и так же быстро растут проблемы другого. Гендерный разрыв в продолжительности жизни сейчас составляет 14 лет. Он приводит к деформации брачного рынка и означает риск бедности для неполных семей: более высокий уровень образования женщин не дает им экономической отдачи, доходы по-прежнему ниже, чем у мужчин даже в "традиционно женских" профессиях. А вот доля женщин в парламенте России равна доле Камбоджи (после Парагвая и Зимбабве).

Что является хорошим признаком: женщинам в парламенте совершенно некогда рожать и решать тем самым основную проблему человеческого капитала в России.

Общество Здоровье Экономика Макроэкономика Общество Соцсфера Демография
Добавьте RG.RU 
в избранные источники