Новости

Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ:

 

Валерий Зорькин. Фото: Константин Завражин.- Мы хорошо помним, как в начале 90-х годов многие общественные движения боролись за создание суда присяжных, к нему стремились и возлагали на него очень много надежд. Этот суд призван упрочить правосудие, усилить гарантии судебной защиты прав человека и гражданина.

Сейчас институт суда присяжных закреплен в нашей Конституции. Соответственно создание суда присяжных означает, что Конституция в этой своей части живет и действует.

Вместе с тем я не считаю, что суд присяжных - это панацея. Это инструмент, и, как всякий инструмент, он может быть использован как во благо, так и во зло. Все зависит от того, в чьи руки он попал. Присяжные призваны выносить справедливые вердикты, идущие от их совести и чувства долга. Но этот суд может превратиться и в инструмент зла, если вердикт присяжных был вынесен в результате воздействия со стороны сил, далеких от права, справедливости и законности.

Поэтому одна из главных задач на сегодняшний день - это обезопасить присяжных от влияния криминала, давления, угроз, подкупа и т.д. Кроме того, я полагаю, нам следует более внимательно изучать и учитывать в российской практике опыт тех демократий, где история суда присяжных исчисляется не годами, а столетиями. Этот опыт следует изучать и для того, чтобы учесть, какие категории дел может рассматривать суд присяжных, а какие нужно оставить собственно профессиональным судьям.

Оправдал ли себя суд присяжных?

Вениамин Яковлев, советник президента РФ:

- Конечно, оправдал! Я не склонен видеть в суде присяжных средство от всех бед. Но считаю, его создание было абсолютно необходимым. Суды присяжных дали мощный импульс развитию всей судебной системы.

В первую очередь суд присяжных - это по-настоящему состязательный процесс, где стороны обвинения и защиты действительно равны. Конечно, присяжные могут допускать ошибки, как, впрочем, и профессиональные судьи. Но этот институт требует подлинного профессионализма от представителей обвинения и защиты. Возможно, и не стоит применять суд присяжных слишком широко. Но наличие этого института положительно влияет на всю судебную систему.

Павел Крашенинников, председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству:

- Суд присяжных - относительно новая для нас система. Она успешно работала до революции, но затем более 70 лет в судах не было ни присяжных, ни принципа состязательности. Не секрет, что достаточно часто судьи по уголовным делам и прокуроры стояли на одной стороне, а адвокат в расчет мало принимался. Процесс изначально обретал обвинительный уклон. И выносились приговоры, в том числе к высшей мере наказания, а через год-два выяснялось, что преступление совершил другой человек.

Евгений Семеняко, президент Федеральной палаты адвокатов РФ:

- Сегодня в среднем по России с участием присяжных оправдывают около 20 процентов обвиняемых, в то время как обычный суд - около одного процента. В ряде случаев суд присяжных позволяет вскрыть некачественную работу следователей, не дает возможность осудить человека при недостатке доказательств. Вместе с тем вердикт присяжных, зачастую не имеющих не только юридического образования, но и среднего, о невиновности подсудимого выносится порой на обывательски эмоциональной оценке театрально построенных выступлений сторон, а не на законе и профессиональном анализе всех обстоятельств дела. И все же суд присяжных как наиболее демократическая форма организации правосудия наряду с судом профессионалов способен и должен сыграть свою позитивную роль.

Убежден, что из суда улицы, как порой называют его оппоненты, он станет истинным судом народа. Но работы здесь еще непочатый край.

Анатолий Приставкин, советник президента РФ по вопросам помилования:

- Оправдал! Хотя, к сожалению, судов присяжных пока не так много. Но и их практика показала: когда в судебном рассмотрении уголовного дела и в принятии решения участвуют двенадцать присяжных - людей общественно значимых, - суд оказывается более мудрым и милосердным.

Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Конституционный суд 15 лет "Российской газеты" Колонка Владислава Куликова Лучшие интервью