Новости

03.11.2005 01:50
Рубрика: Общество

Фекла Толстая: без обеденного перерыва

Фекла Толстая.Российская газета: По образованию вы филолог и режиссер. Кем же на самом деле считаете себя?

Фекла Толстая: Журналистом. Это, с одной стороны. С другой, когда мы делали программу "Народный артист", я среди певцов тоже очень хорошо себя чувствовала. Вероятно, несколько расширились рамки журналистики, и человек, способный написать хороший текст, может презентовать себя в кадре. Несколько последних лет я писала большие материалы для журнала Playboy (сейчас прекратила). Продолжаю сотрудничать в печатных изданиях. Очень люблю телевидение...

РГ: Как вы оказались на ТВ?

Толстая: В ГИТИСе у меня был педагог - известный режиссер Татьяна Витольдовна Ахрамкова. К ней как-то обратились с просьбой порекомендовать кого-то из студентов для работы на телевидении. Она обратила внимание на меня. Дело в том, что в ГИТИСе моя судьба складывалась не то что трудно... Поступила туда уже довольно взрослым человеком, и не так легко было себя переламывать, перепрофилировать, что ли. Мне легче было выразить словами то, что хотелось сказать, чем языком театральным. И Татьяна Витольдовна сказала: "Может, ты найдешь себя на телевидении?" Это оказалось большой удачей для студентки третьего курса, хотя в первое время я не относилась к ТВ как к делу своей жизни.

РГ: Вы попали в программу "Времечко". Как вспоминаете ее?

Толстая: Хорошая школа прямого эфира. Когда мы сейчас начинали "Большой обед", меня спросили: "А ты в прямом эфире-то работала?" А то! Узнала, как верстается программа, как выбираются сюжеты. "Времечко" - очень динамичная передача. Кира Прошутинская говорила: "Женщина должна украшать эфир". Может, это и обо мне?

РГ: А накладки в эфире у вас бывали?

Толстая: Не очень хорошо отношусь к таким вопросам. В прямом эфире самые неожиданные вещи происходят. Мои коллеги утверждают, что самое важное - уметь просчеты оборачивать в свою пользу. Я, например, не стесняюсь иногда выглядеть растерянной. Зритель увидит это и поймет мою реакцию. Я же не железная дама, готовая ко всему, хоть вались декорации на голову!

РГ: А вам юмор присущ?

Толстая: Хотелось бы так думать. Считаю юмор очень важным качеством и большим достоинством человека. Мне кажется, он сильно облегчает жизнь.

РГ: Какие качества, на ваш взгляд, необходимы телевизионному ведущему?

Толстая: Не скажу ничего нового. Человека в кадре должна любить камера, то есть он должен хорошо выглядеть на экране. Язык должен быть подвешен. И чтобы самому было интересно - вот и все. Ведущий может быть строгим, сдержанным - или эмоциональным, сумасшедшим. Язвительным или чувствительным. Палитра весьма разнообразная.

РГ: О собственных телевизионных проектах мечтаете?

Толстая: К тому, что делаю сейчас, отношусь как к собственному проекту. С одной стороны, я - хозяйка положения, с другой - человек, который несет ответственность за происходящее в студии. Я, например, не задумывалась, как должна выглядеть студия "Большого обеда", а продюсер Лариса Кривцова изобрела замечательное оформление студии: декорация сделана в форме тарелки, на которой зрителям "подаются" телевизионные блюда. Мне интересно проявлять себя в разговоре с гостем: я болтаю с людьми каждый день, час в эфире. Как же это не мое? Какие-то конкретные темы, думаю, можно будет воплотить в документальном кино. Пока что я сосредоточена на том, что мы делаем ежедневно, это отнимает много сил. Сначала казалось: час в эфире - и ты свободен. Ничего подобного. После окончания программы садимся и детально продумываем следующие выпуски. К сожалению, я не из тех людей, кто все делает легко, играючи. Мой метод - основательно готовиться к программе. Чем лучше подготовлюсь, тем больше импровизаций могу себе позволить.

РГ: Как изменился "Большой обед" за то время, что программа выходит в эфир?

Толстая: Трудно сказать. Должно пройти какое-то время, чтобы мы смогли со стороны взглянуть на то, что получилось, оценить наш проект. Для него придумано много интересных ходов. Но пока очень не хватает времени, в программе многовато суеты. Кстати, это отмечали критики. Бывают ситуации, когда чувствую, что не дала гостям сказать то, что они хотели - мешают рамки хронометража. Стараемся, чтобы у зрителей не возникло ощущение, что они не услышали чего-то...

РГ: Кого бы вам хотелось пригласить в студию?

Толстая: Репутация у нас такая, что, приглашая того, кого хотим, еще не сталкивались с отказами. Мне понравилась программа с Никитой Михалковым, выпущенная в дни его юбилея.

РГ: Вниманием прессы вы не обойдены.

Толстая: Я не светский персонаж, обо мне не пишут "желтые" издания. Никогда не было желания подогревать интерес прессы к себе.

РГ: Не жалеете, что оставили науку?

Толстая: Нет. Вижу, как работает моя мама, часто расспрашиваю, что она пишет. И вижу, как у нее при этом загораются глаза. А меня научный поиск все-таки не вдохновляет.

РГ: Что смотрите в качестве телезрителя?

Толстая: Новости, "Школу злословия". Программу "Время" моего брата Пети. Иногда - фильмы, у нас очень хороший кинопоказ.

РГ: Ну а когда выдается свободное время...

Толстая: Еду на дачу. Мне очень нужно погулять по лесу. С удовольствием жила бы за городом, если бы могла. Учу итальянский язык. Много сижу в Интернете.

Общество СМИ и соцсети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники