Новости

24.11.2005 06:00
Рубрика: Происшествия

Николай Патрушев: Фронт против террора

Это не только спецслужбы, а все общество, власть и СМИ

Вопрос| Николай Платонович, официальные представители ФСБ воздерживались от комментариев событий в Нальчике. При этом американский аналитический центр "Стратфор", ссылаясь на свои источники, утверждает, что "российские спецслужбы в Нальчике предотвратили теракт, сравнимый по последствиям с атакой террористов-смертников на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября 2001 года". Так ли это на самом деле?

Патрушев| В силу специфики работы спецслужбы не всегда сразу могут сообщать о своих успехах или неудачах. Операция в Нальчике - это лишь один из эпизодов деятельности силовых структур по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. Она продолжается, и мы будем считать ее завершенной, когда Басаев и его сообщники, иностранные наемники, экстремисты всех мастей получат по заслугам.

Вместе с тем результаты действий федеральных органов в Нальчике показали, что мы находимся на правильном пути в построении государственной системы противодействия терроризму, которая начинает давать положительные результаты, позволяет работать на упреждение.

Там действительно готовилась масштабная террористическая акция, в ходе которой планировался захват зданий не только силовых структур, но и ряда органов исполнительной власти. Однако на этот раз наша работа была четко скоординирована, мы также ощутили поддержку местного населения, что чрезвычайно важно.

Большая заслуга в этом принадлежала Группе оперативного управления, сформированной в прошлом году в соответствии с распоряжением президента России. В итоге террористы не смогли захватить ни один из ключевых объектов в городе. К сожалению, эта бандитская вылазка привела к жертвам среди населения и гибели сотрудников силовых ведомств.

Вопрос| В одном из интервью в конце прошлого года вы сказали, что ФСБ составила список главарей бандформирований, которые должны быть нейтрализованы. Тогда же вы заявили, что в основном этот список себя исчерпал, но пока не удалось достичь результата по Масхадову и Басаеву. Масхадов уничтожен. Остался один Басаев?

Патрушев| У нас есть конкретные результаты. Пройден тот этап, когда, рискуя жизнями своих сотрудников, мы буквально гонялись по горам за каждым боевиком. Сейчас создана определенная система действий, при которой Басаев и ему подобные никуда не денутся.

На Северном Кавказе по бандитскому подполью, связанному с международными террористами "Аль-Каиды", нанесен существенный удар. Только за 10 месяцев этого года органами безопасности совместно с другими силовыми структурами проведено более двух тысяч специальных операций, в том числе более 700 оперативно-боевых мероприятий по нейтрализации террористов и освобождению заложников.

Было предотвращено 110 подготовленных взрывов, пресечена деятельность более 20 бандформирований, 350 организованных преступных групп, 100 организаций террористической и экстремистской направленности, почти 600 организаций и групп, осуществлявших противоправную деятельность, в том числе содействие террористам.

Помимо того, нами изъято более 1300 единиц огнестрельного оружия, которого хватило бы для оснащения целого полка, свыше 11 тонн взрывчатых веществ и 300 тысяч штук боеприпасов, около 1700 взрывных устройств.

Нетрудно представить, что могло бы быть в случае использования террористами этого арсенала.

Вопрос| Это, так сказать, дела сегодняшние. Вернемся на несколько лет назад. В чем вы видите истоки и причины возникновения терроризма на Кавказе, в новой России, ведь в СССР такое явление практически отсутствовало?

Патрушев| История показывает, что терроризм проявляет себя там, где для этого имеются соответствующие условия. В обстановке экономической слабости и политической нестабильности после распада СССР именно на Северном Кавказе, важнейшем для нашей страны в силу его географического и военно-стратегического положения регионе, занимающем уникальное положение в евразийской транзитной инфраструктуре, наиболее ярко проявились и приобрели особую остроту многочисленные международные, военные, экономические, социальные, экологические, этнокультурные проблемы, а также ошибки национальной политики прошлого.

При этом национальная политика СССР подверглась суровому остракизму, взамен же не было предложено ничего, а такие понятия, как патриотизм и дружба народов, национальная и религиозная терпимость, стали едва ли не ругательными.

Этим умело воспользовались международные экстремистские и террористические организации, которые избрали Северный Кавказ в качестве плацдарма для расчленения России с целью реализации своих претензий на построение так называемого "Великого исламского халифата" от моря до моря. Таким образом, на территории Северо-Кавказского региона мы столкнулись не с экстремистскими проявлениями отдельных лиц и сепаратизмом локального характера, а с отлаженным и опробованным в других регионах мира механизмом разжигания кризисных очагов руками международных террористических структур. Устремления международного терроризма в этом случае совпали с геостратегическими задачами и планами ряда государств по подрыву территориальной целостности нашей страны.

Существенным дестабилизирующим фактором явилось также то, что в начале 90-х годов Россия фактически получила открытые южные границы, через которые широким потоком хлынули контрабанда, наркотики, нелегальные мигранты, оружие. По этим же каналам на Северный Кавказ с афганских баз подготовки боевиков стали проникать эмиссары международного терроризма.

Стоит отметить, что в период нахождения в Афганистане нашего воинского контингента, осуществлявшего поддержку дружественного нашей стране режима, там имелась определенная государственная стабильность, широко осуществлялась гуманитарная помощь населению, практически безвозмездно готовились национальные кадры в сфере управления, образования, медицины, обороны и других. Тем более не могло быть и речи о какой-либо сети террористических баз.

Объективная оценка событий тех лет, их значения для нашей страны и современных государств Центральной Азии еще будет дана беспристрастными исследователями.

После вывода войск в 1989 году в Афганистане образовался своего рода вакуум, который заполнили такие радикальные экстремисты, как талибы, бен Ладен и им подобные. Российские спецслужбы получали соответствующие данные, прогнозировали возможность такого развития ситуации, но в силу внутренних социально-экономических условий того периода должным образом оказать влияние на нее не представлялось возможным.

Да и сами спецслужбы на волне "демократической эйфории" переживали не лучшие времена - одна реорганизация следовала за другой. Естественно, это самым негативным образом сказывалось в то время на качестве нашей работы.

Только вмешательство мирового сообщества после событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке позволило частично решить эту проблему, однако на юге Афганистана все еще продолжают функционировать центры подготовки международных террористов.

Вопрос| И все же силовые структуры в последние годы достигли определенных успехов в борьбе с терроризмом. Можно ли сейчас говорить, что эта угроза на Северном Кавказе уменьшилась?

Патрушев| Решение этой проблемы возможно только в комплексе. Необходимо устранить причины этой болезни и ее питательную среду. Пропаганда террористов и радикалов будет и впредь достигать своих целей там, где высок уровень безработицы, где нет возможностей просто нормально жить и работать, где нет таких условий, как в более благополучных регионах страны.

Преодолеть этот разрыв, улучшить социально-экономическую ситуацию на Кавказе - значит выбить почву из-под ног террористов, и это должно стать общенациональной целью. В борьбу с терроризмом и экстремизмом должны включиться все общество, все ветви власти, в том числе и средства массовой информации, причем эта работа должна быть согласованной.

Отдельно хотелось бы выделить такие сферы приложения совместных усилий, как противодействие попыткам обоснования терроризма религиозными догмами и профилактика религиозного радикализма в целом, особенно в молодежной среде Северо-Кавказского региона.

По моему мнению, важную роль в этом процессе должны играть авторитетные представители духовных управлений мусульман, которым органы власти должны оказывать всемерную помощь в воспитании и образовании верующих и служителей культа в духе традиционных исламских ценностей, воспрепятствовании попыткам зарубежных подрывных и террористических центров негативно на них воздействовать.

Особую актуальность данной проблеме придает происходящая в настоящее время в среде мусульманского духовенства смена поколений, в ходе которой к руководству исламскими общинами пытаются прийти антироссийски настроенные радикальные лица, прошедшие соответствующее обучение за рубежом.

Я также твердо убежден, что никакие героические усилия сотрудников спецслужб не смогут в корне переломить ситуацию, если мы не будем всем миром, с использованием жесточайших мер бороться с коррупцией и организованной преступностью. На сегодняшний день эти проблемы приобрели, особенно на Северном Кавказе, масштабы угрозы национальной безопасности России.

Получаемые оргпреступностью доходы от нелегальной миграции, торговли оружием и наркотиками являются основой финансовой базы терроризма, а там, где процветают коррупция и клановые интересы, сводятся на нет все усилия по борьбе с терроризмом на отдельных направлениях.

К сожалению, мы должны признать, что коррупция проникла и в силовые структуры. Иначе как предательство нельзя расценивать массовые факты выдачи поддельных паспортов, в том числе террористам. Борьбу с этим явлением мы считаем задачей государственной важности, делом чести. Считаю, что должностные лица обязаны нести повышенную ответственность за бездействие или личные упущения в реализации антитеррористических мер.

При этом законодательство нужно совершенствовать постоянно, а не только в связи с тем, что произошел тот или иной теракт, в прямой увязке с той обстановкой, которая сложилась в стране и в мире в целом.

Еще раз хочу подчеркнуть, что нам необходимо создать систему, при которой работали бы не только спецслужбы, а все общество, власть и СМИ. В противном случае террористическая активность будет разрастаться как раковая опухоль.

Вопрос| То есть система мер по борьбе с терроризмом как явлением в России пока только формируется?

Патрушев| Да, именно так. Многие годы как законодательная, так и исполнительная ветви власти в течение нескольких дней или недель бурно реагировали на совершенный теракт, высказывали различные предложения, которые впоследствии редко доходили до законодательного оформления.

Только в последние годы, после неоднократных требований президента России, у нас начала выстраиваться система эффективных мер борьбы с терроризмом, мы осознали необходимость пересмотра законодательной базы в этом вопросе.

В России в настоящее время создается единая государственная система антитеррористических мер. Принят ряд федеральных законов, имеющих большое значение для организации деятельности в сфере противодействия терроризму. Также подготовлены законопроекты "О транспортной безопасности", "Об участии граждан Российской Федерации в обеспечении правопорядка". Сейчас идет подготовка Государственной программы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства.

Вместе с тем важно, чтобы намеченные меры получали скорейшее реальное воплощение. Так, на наш взгляд, требуется активизация работы над принятым в первом чтении еще в декабре прошлого года проектом федерального закона "О противодействии терроризму".

Мы готовим и другие предложения по совершенствованию законодательной базы по противодействию распространению политического, национального и религиозного экстремизма, выявлению и ликвидации источников финансирования террористической и экстремистской деятельности, по перекрытию каналов поступления финансовых средств незаконным вооруженным формированиям, террористическим и экстремистским организациям.

Полагаю необходимым законодательно усилить ответственность за распространение экстремистских материалов через средства массовой информации и телекоммуникационные системы, в частности Интернет. Это обусловлено тем, что в настоящее время террористы, учитывая высокое значение СМИ в современном обществе, все чаще пытаются использовать их в качестве вспомогательного средства для достижения своих преступных целей. Актуальность такой постановки вопроса подтверждена принятием Советом Безопасности ООН в сентябре резолюции, криминализировавшей подстрекательство к террору. Ее обязательный характер открывает возможности для продвижения жестких законодательных антитеррористических инициатив на национальном уровне.

К сожалению, это пока еще не стало нормой для всех государств. Так, несмотря на все наши обращения, то в одной, то в другой стране до сих пор находит прибежище Интернет-сайт "Кавказ-Центр", не только разжигающий межнациональную и межрелигиозную рознь, но и фактически призывающий к проведению терактов.

Вопрос| Какие еще изменения в законодательстве необходимо принять для повышения эффективности противодействия терроризму и экстремизму?

Патрушев| Сейчас одной из первоочередных является, как я уже сказал, задача выявления и ликвидации источников и перекрытия каналов финансирования террористических организаций и бандформирований.

И наш собственный, и зарубежный опыт свидетельствует, что одним из существенных условий эффективной правоприменительной деятельности по борьбе с терроризмом является наделение спецслужб и правоохранительных органов соответствующими процессуальными полномочиями по контролю над финансовыми потоками, замораживанию и аресту подозрительных счетов, вменение в обязанность финансово-кредитных организаций сотрудничать с ними.

В частности, в США "Пэтриот-актом" (Закон США "О предупреждении и наказании за совершение террористических актов в США и во всем мире, укреплении правоприменительных и следственных инструментов и других мер". - Авт.) внесены поправки в законы о банковской и финансовой тайне, позволяющие в случаях, когда дело касается международного терроризма, получать в банковских и финансовых учреждениях соответствующую информацию.

ФСБ считает необходимым повысить ответственность кредитных организаций и их руководителей за финансирование террористической деятельности и тесно связанной с ней организованной преступности, а Банк России должен более оперативно и жестко реагировать на исходящие из правоохранительных органов тревожные сигналы. Недопустимо зарабатывать на крови.

Еще одной серьезнейшей задачей является обеспечение надежной безопасности нашей границы, соответствующее ее обустройство в целях противодействия терроризму, незаконному обороту наркотиков и оружия, незаконной миграции и транснациональной преступности.

Вопрос| В связи с этим как идет становление вошедшей два года назад в состав ФСБ Пограничной службы? Какие задачи являются приоритетными для пограничников на нынешнем этапе?

Патрушев| Я бы сказал, что идет не становление, а интеграция пограничных органов в систему органов безопасности, в целях нейтрализации современных угроз безопасности России в пограничной сфере.

С распадом СССР Россия получила более 13,5 тысячи километров не оформленных в договорно-правовом отношении, необустроенных и фактически открытых участков границы. Система организации пограничного, таможенного и других видов контроля на государственной границе не отвечала современным требованиям.

На отдельных направлениях до 80 процентов пунктов пропуска были удалены от границы на расстояние от 10 до 50 километров. Именно там осуществлялась активная противоправная деятельность преступных групп, широким потоком поступали в Россию наркотики, нелегальные мигранты, контрабанда.

Сейчас ситуация меняется. Для решения задач обустройства государственной границы в апреле принята рассчитанная на период до 2010 года Федеральная целевая программа, на финансирование которой запланировано более 60 миллиардов рублей.

В рамках ее реализации на Северном Кавказе ведется строительство 55 базовых комплексов пограничных застав. 17 из них будут сданы уже в этом году. Все вновь построенные объекты оснащаются самыми современными техническими средствами, позволяющими эффективно контролировать приграничную территорию. На вооружение пограничников также будут приняты современные вертолеты, легкомоторные самолеты, радиолокационные станции, приборы ночного наблюдения и тепловизоры.

Активизация борьбы с трансграничной преступностью требует профессионализации пограничной службы. Поэтому осуществляются меры по сокращению числа военнослужащих по призыву и переходу к комплектованию Пограничной службы на профессиональной основе.

Принятые первоочередные меры позволили повысить результативность оперативно-служебной деятельности Пограничной службы. В частности, количество лиц, которым обоснованно закрыт въезд в Российскую Федерацию, возросло с 2002 года более чем в 13 раз (2002 год - 8243 чел., 2003 год - 27 739 чел., 2004 год - 84075 чел., н/в - 110 866 чел. - Ред.)

Вопрос| Как вы оцениваете ситуацию на афганской границе после ухода российских пограничников из Таджикистана?

Патрушев| Мы не уходили из Таджикистана. Изменился формат сотрудничества с таджикской стороной.

В соответствии с двусторонним соглашением таджикские коллеги в этом году полностью взяли на себя задачи по охране таджикско-афганской границы. Пограничное управление ФСБ России в Республике Таджикистан преобразовано в Оперативную пограничную группу. Российские пограничники остаются в этом государстве и будут помогать национальной пограничной службе в подготовке кадров, выполнять функции советников.

Что касается афганского наркотрафика, то он по-прежнему вызывает серьезное опасение. На территории Афганистана в большом объеме производится героин, который расходится по всему миру.

Угроза проникновения наркотиков из Афганистана в Россию и Европу реальна, и спецслужбы должны этому противодействовать. Поэтому мы активизируем международное сотрудничество, в первую очередь с государствами Центральной Азии, для создания антинаркотического пояса безопасности вокруг Афганистана.

Вопрос| Николай Платонович, Россия одной из первых осознала опасность международного терроризма и призвала мировое сообщество сообща бороться с этим злом. В какой степени российским спецслужбам удалось наладить международное сотрудничество? Удовлетворены ли вы его результатами?

Патрушев| Если говорить о сотрудничестве в рамках объявленной международной антитеррористической коалиции, то его эффективность, на наш взгляд, пока не отвечает степени существующих угроз. Мы не ощущаем той международной поддержки наших усилий в борьбе с терроризмом, на которую рассчитывали.

Вместе с тем, несмотря на имеющиеся сложности, масштабы международного сотрудничества в борьбе с терроризмом расширяются, проводится работа по гармонизации национальных законодательств в этой сфере.

Важным событием в этом плане стало подписание в сентябре этого года на заседании Генеральной ассамблеи ООН инициированной нашей страной Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма.

В настоящее время проводятся внутригосударственные процедуры, необходимые для вступления в силу в нашей стране Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма, целью которой является активизация государствами усилий, направленных на предотвращение терроризма и его негативного воздействия на осуществление прав человека. Ее подписание позволит российским органам безопасности более тесно взаимодействовать с зарубежными партнерами в сфере противодействия терроризму и будет способствовать расширению возможностей по заключению соответствующих соглашений между компетентными органами различных государств.

С этой же целью мы, начиная с 2002 года, проводим ежегодные совещания руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств - партнеров ФСБ.

Интерес к сотрудничеству в рамках этого совещания постоянно растет. Если в первом совещании приняли участие 49 делегаций спецслужб из 38 стран, во втором - 60 делегаций из 43 стран, в третьем - 70 делегаций из 46 стран, то четвертом, прошедшем в марте этого года в Новосибирске, - уже 75 делегаций из 50 стран.

Уверен, что расширение круга участников совещания способствует объединению усилий всех членов международного сообщества в борьбе с терроризмом.

В общей сложности ФСБ сегодня взаимодействует с более чем 100 иностранными спецслужбами. Естественно, наиболее перспективным мы считаем развитие сотрудничества в рамках СНГ и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая, на наш взгляд, становится реальным фактором стабильности и безопасности в Центрально-Азиатском регионе.

В рамках этой организации мы создаем единый перечень террористических и сепаратистских организаций, список лиц, объявленных спецслужбами и правоохранительными органами в международный розыск за совершение преступлений террористического, сепаратистского и экстремистского характера, вырабатываем механизмы сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Серьезным инструментом практической реализации этих мер стала созданная Региональная антитеррористическая структура ШОС со штаб-квартирой в Ташкенте.

Вышеуказанные действия позволили создать условия для перехода на новый уровень международного сотрудничества. Если раньше оно ограничивалось консультациями и информационным обменом, то в последние годы мы начали проводить успешные совместные с иностранными партнерами оперативно-розыскные мероприятия и операции, результаты ряда которых широко освещались в средствах массовой информации.

Вопрос| В 2006 году Россия впервые будет принимать саммит "большой восьмерки". Будет ли ФСБ задействована в подготовке к этому важному международному форуму?

Патрушев| Безусловно, органы безопасности в пределах своих полномочий будут принимать самое активное участие в обеспечении безопасности встречи руководителей "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге. Совместно с Федеральной службой охраны РФ и иными компетентными государственными органами готовятся соответствующие мероприятия.

Мы надеемся, что на саммите речь пойдет, в частности, и о противодействии международному терроризму. После нападения террористов на Нью-Йорк, Мадрид, Лондон, после широкомасштабных атак на Россию цивилизованный мир должен более активно сотрудничать в выработке мер борьбы с этой угрозой не только на уровне спецслужб. Победить международный терроризм мы можем только вместе, как когда-то вместе смогли одолеть фашизм.

Вопрос| И все же, в какой степени, по вашему мнению, международное сообщество осознало необходимость общей борьбы с терроризмом. Нет ли здесь определенного лукавства, когда тех, кто захватил школу в Беслане, некоторые зарубежные СМИ называли "повстанцами"?

Патрушев| Мы серьезно озабочены тем, что средства массовой информации отдельных государств, освещая трагические события в Беслане, избегали употребления слова "террористы", заменяя его словами "повстанцы" и "вооруженные сепаратисты".

К сожалению, уже упомянутая мной практика двойных стандартов в оценке тех или иных событий продолжается. Как иначе можно объяснить тот факт, что под покровительством официальных государственных структур в ряде стран нашли убежище пытающийся стимулировать антироссийские тенденции и финансирующий террористов Березовский, главари и идеологи терроризма на Северном Кавказе Закаев, Удугов, Ахмадов, Нухаев и другие?

Россия неоднократно призывала к тому, чтобы во всех странах было одинаковое отношение к лицам, причастным к терроризму и экстремизму. Как отметил на сентябрьском заседании Генеральной ассамблеи ООН президент Российской Федерации В. Путин, "любые попытки потакания террору, заигрывание с террористами, использование их в угоду тем или иным политическим пристрастиям или целям должны встречать всеобщее осуждение".

Необходимо принять все возможные меры по подготовке и принятию Специальной резолюции Совета Безопасности ООН, которая обязывала бы государства не применять двойные стандарты в области борьбы с терроризмом.

Вопрос| Как на фоне объявленной международным сообществом борьбы с терроризмом ведут себя на территории России иностранные разведки?

Патрушев| Разведдеятельность не только не ослабевает, она усиливается. Поэтому, несмотря на то что значительные усилия органов безопасности сконцентрированы на борьбе с терроризмом, противодействие зарубежным разведкам по-прежнему остается одной из наших приоритетных задач. В этом году контрразведывательными подразделениями пресечена деятельность 20 кадровых сотрудников спецслужб иностранных государств. Из них 3 были захвачены с поличным. Была локализована деятельность 65 лиц, причастных к спецслужбам и организациям иностранных государств. В их числе - четверо граждан России.

Вопрос| Немаловажным условием успешной работы спецслужбы является решение социальных проблем сотрудников. Как решаются эти вопросы сейчас, удалось ли остановить отток кадров?

Патрушев| Осознание обществом угроз терроризма, понимание важности целей и задач, стоящих перед органами безопасности, значительно повысили престижность службы в ФСБ России. Возросшее число молодых граждан, проявляющих интерес к нашей работе, позволяет тщательно отбирать в органы безопасности наиболее перспективных кандидатов, настоящих патриотов, обладающих всеми необходимыми качествами, необходимыми для решения задач по обеспечению безопасности государства и общества.

Принятые руководством страны в последнее время меры позволили не только остановить отток кадров, но и закрепить в органах безопасности как талантливую молодежь, так и опытных сотрудников, заметно повысить уровень их профессиональной подготовки в образовательных учреждениях ФСБ России. Постоянно повышается социальная защищенность военнослужащих и гражданского персонала, увеличивается их денежное содержание, наметилась положительная динамика в решении жилищной проблемы, более качественным становится медицинское обеспечение.

Особенное внимание уделяется социальной защите сотрудников, пострадавших при исполнении служебного долга в зоне проведения контртеррористических операций. Мы свято чтим память о наших погибших товарищах, постоянно заботимся об их семьях, помогаем вдовам решать бытовые проблемы, растить детей. Это наш долг перед теми, кто придет на смену своим отцам и будет продолжать их дело служения Отечеству.

Вопрос| К сожалению, в рамках одного интервью нет возможности обсудить многие другие актуальные вопросы. Будет ли возможность продолжить наш диалог?

Патрушев| Разумеется. Эта возможность представится уже в ближайшее время в ходе ставшей традиционной встречи руководства ФСБ России с представителями российских средств массовой информации накануне Дня работника органов безопасности, который отмечается 20 декабря.

Материал подготовлен агентством "ИНТЕРФАКС" специально для "Российской газеты"

Досье

1999 год: Совершено 585 взрывов, из них 14 - с признаками терроризма. Органами ФСБ и с их участием изъято 8305 единиц огнестрельного оружия, 2 млн. 525 тыс. штук боеприпасов, 351 взрывное устройство, 1500 снарядов, 126 тонн взрывчатых веществ.

2000 год: Совершено 574 взрыва, из них 150 - с признаками терроризма. Пресечена деятельность 52 организованных преступных групп. Изъято 1033 единицы огнестрельного оружия, 169 тыс. штук боеприпасов, 1424 взрывных устройства, 1,6 тонны взрывчатых веществ.

2001 год: Совершено 576 взрывов, из них 195 - с признаками терроризма. Изъято 451 единица огнестрельного оружия, 162 тыс. штук боеприпасов, 803 взрывных устройства, более 700 кг взрывчатых веществ.

2002 год: Совершено 488 взрывов, из них 110 - с признаками терроризма. Изъято 602 единицы огнестрельного оружия, 100 тыс. штук боеприпасов, 678 взрывных устройств, 33 тонны взрывчатых веществ.

2003 год: Совершено 635 взрывов, из них 210 - с признаками терроризма. Изъято 743 единицы огнестрельного оружия, 304 тыс. штук боеприпасов, 1624 взрывных устройства, более 15,4 тонны взрывчатых веществ.

2004 год: Совершено 520 взрывов, из них 180 - с признаками терроризма. Изъято 1115 единиц огнестрельного оружия, 605 тыс. штук боеприпасов, 34,3 тыс. взрывных устройств, 9,4 тонны взрывчатых веществ.

Январь-сентябрь 2005 года: Совершено 374 взрыва, из них 141 - с признаками терроризма.

Статистика выдачи неиммиграционных виз консульства США (по данным Госдепартамента и СМИ)