Новости

30.11.2005 00:20
Рубрика: Общество

Арбузова любит лепить пельмени

И мечтает учить детей танцам

Одна из таких редкостей - танцовщица театра Бориса Эйфмана Вера Арбузова. Недавно ей присужден приз "Душа танца", учрежденный министерством культуры РФ и журналом "Балет". Мировые столицы восхищаются ее героинями: коварной Грушенькой в "Братьях Карамазовых", аристократичной Надеждой фон Мекк в "Чайковском", страстной и безумной "Красной Жизелью", отчаянно влюбленной, на свою погибель, "Анной Карениной".

Российская газета: В России вас не слишком хорошо знают, потому что вы не человек тусовки. Почему пренебрегаете?

Вера Арбузова: Не люблю тусовку, мне там неинтересно.

РГ: В чем душа танца?

Арбузова: В любви к профессии. Балет требует полной самоотдачи, даже если у тебя есть семья.

РГ: Каждый спектакль театра Эйфмана - психологическая драма. Как рождается драматический танец?

Арбузова: Постановка балета длится около года. За это время мы живем вместе со своими героями. В их чувствах очень интересно разбираться. Чтобы лучше понимать глубинные игры ума, я даже начала изучать психологию. И мне кажется, что образы, проживаемые на сцене, очень влияют на судьбы артистов.

РГ: В какой степени вы обязаны подчиняться воле Бориса Эйфмана?

Арбузова: Каждый артист остается личностью и привносит в образ собственный характер. Все три состава "Анны Карениной" - это три абсолютно разных спектакля.

РГ: Вы осуждаете Каренину за то, что она бросила ребенка?

Арбузова: По роману ей было дано испытать великое счастье - она полюбила. И я не могу ее осуждать - обстоятельства часто сильнее нас. Очень интересно видеть глаза зрителей, когда они сидят близко и граница между сценой и залом размыта. Люди сопереживают.

РГ: Неужели, танцуя, вы успеваете следить за реакцией зрителей?

Арбузова: Конечно, на первых спектаклях от волнения ничего не видишь. А когда осваиваешься - начинаешь изучать зал.

РГ: Вы романтичная натура?

Арбузова: Я искренний и естественный человек. И считаю это важным состоянием души, так как любая фальшь тут же видна на сцене, как на лакмусовой бумажке. Можно придумывать образ, выстраивать его у зеркала, но долго притворяться человек не в силах. Сцена выявляет, какой ты есть на самом деле. Не случайно мне близка роль Жизели. Хотя танцевать Каренину я тоже люблю.

РГ: Вы испытываете чувство ревности к коллегам из других составов спектаклей?

Арбузова: Нет. Два, три состава - это хорошо, обязательно должна быть смена, подрастающее поколение. Театр не должен страдать из-за нашего тщеславия.

РГ: Вы не волнуетесь, когда хореограф приводит молодую солистку и начинает из нее лепить будущую звезду?

Арбузова: Может быть, потому, что он сейчас отдает молодым не столько энергии, сколько он отдавал, когда возился со мной...

РГ: А вас сразу взяли солисткой?

Арбузова: Нас всех приглашают солистками, рисуют огромные перспективы. Но мне пришлось два года танцевать в кордебалете. Это очень важный этап, потому что человек из другой школы должен освоить новую пластику. Я работала, но все время думала: "Когда же придет моя очередь?"

РГ: Ваш муж понимает, какая у вас работа?

Арбузова: Мой муж раньше тоже танцевал, поэтому он меня понимает. Артистам балета сложно найти спутника жизни, но мне повезло.

РГ: Вы капризная?

Арбузова: Да.

РГ: Дома или в театре?

Арбузова: Иногда и в театре. Мы же все с амбициями, мечтами, характерами. А чаще всего капризничаю в семье. Муж терпит мои переживания, усталость, боль, и спасибо ему за это.

РГ: А Эйфман терпит?

Арбузова: Терпит. Так же, как и мы терпим его непростую натуру. Это его театр, все держится на нем, мы воспитываем друг друга.

РГ: А как вы отдыхаете?

Арбузова: Люблю отдыхать дома, на кухне хлопотать.

РГ: Не пельмени же лепит балерина Вера Арбузова!

Арбузова: Леплю. Я сибирячка, из Красноярска. Воспитывалась в большой семье, с традициями, с обедами за большим столом. Под Новый год все садились в круг, делали пельмени. Мне эти воспоминания греют душу, я мечтаю эту традицию сберечь в своей семье.

РГ: А кто ваши друзья? Коллеги из театра?

Арбузова: Нет, не с работы. Врачи, актеры. Но это настоящие, близкие друзья.

РГ: Сколько лет вы себе еще отпустите на сцене?

Арбузова: Не думаю, что буду танцевать лет через десять. В Европе так долго не танцуют. Смотреть на старых артистов никакого удовольствия не доставляет, балет - искусство молодых. Жаль, конечно, что наша творческая жизнь так быстро пролетает. Я, по-моему, лет шесть была в группе "подающих надежды".

РГ: У вас хватит силы воли произнести: "Все, ухожу"?

Арбузова: Да, я сильный человек.

РГ: Чем займетесь? Бизнесом?

Арбузова: Я бы хотела быть психологом. Мне интересны взаимоотношения между людьми, поиск взаимопонимания. Но я понимаю, что моя профессия предполагает другой путь. Получу диплом педагога-репетитора в Вагановской академии и буду учить детей.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Театр Культура Музыка