Новости

В общем, столь мощный десант не оставил никаких шансов для проезда обычных служащих, которые в это время торопились на работу, пытаясь штурмом взять перекрытую улицу. Неудачники даже не могли предположить, что на обычное совещание в ФНС пожаловал, как заметил руководитель Федеральной службы по финансовому мониторингу (Росфинмониторинга) Виктор Зубков, известный финансовый разведчик - премьер-министр Михаил Фрадков. Как правило, глава правительства посещает расширенные коллегии министерств и ведомств. Да и то не все. А в последнее время по большей части в тех ведомствах, которые разделили ответственность за реализацию национальных проектов. Судя по тому, что налоговики все же причастны к их воплощению через бюджет, то и внимание к ним особое - премьерское.

Обычные отчеты глав служб и агентств, звучащие на совещании, в общем-то не вызывают явного удовлетворения или недовольства премьера. Равно как прозвучавшее вчера революционное предложение Зубкова о необходимости подготовить программу сокращения наличных расчетов. Объем наличных денег в России составляет 40% всего денежного оборота, разъяснял главный борец с отмыванием. Поэтому от столь колоссального количества налички, по его мнению, необходимо постепенно переходить на безналичные расчеты, и такую программу должны подготовить, в частности, министерство финансов, Центральный банк и минэкономразвития. Он даже привел данные, согласно которым зарплаты в некоторых банках ниже прожиточного минимума. "Если взять все отрасли, то мы увидим, что очень много денег в тени и именно в наличном обороте, - продолжал отстаивать свое правое дело Зубков. - Нам и налоговым органам, и МВД очень трудно будет работать, если в стране продолжится такой колоссальный поток наличности". Объем же теневых денег в экономике России, по данным Росфинмониторинга, сегодня составляет 400 миллиардов рублей. Чтобы премьер окончательно проникся подобными идеями, Зубков пригласил его посетить центральный офис этой службы и провести совещание по вопросам развития финансовой разведки, аргументируя это близостью главе правительства темы: "Вы же хорошо знаете изнутри все, что связано с разведкой". Более того, Зубков готов во всей красе продемонстрировать главе правительства возможности Федеральной службы по финансовому мониторингу в области анализа.

- А мы никого не напугаем? - осторожно поинтересовался в ответ на это предложение Фрадков.

Ответа на этот вопрос явно не было. Зато вряд ли повторному визиту главы правительства были бы рады в таможенной службе. И вчера оптимистичный доклад руководителя этого ведомства Жерихова вызвал недовольство и нездоровые ассоциации у премьера. Выступая, глава ФТС рассказывал об общей информационной системе, которая позволит иметь сведения о передвижении товаров через границы и уплате соответствующих платежей и налогов в режиме реального времени. По его мнению, профинансировать инфраструктурную составляющую этого проекта можно было бы в рамках ФЦП "Электронная Россия". Остальные же работы, в частности по созданию программного обеспечения, готовы взять на себя ФНС и ФТС. "Если будет финансирование, мы с коллегами из ФНС готовы за полгода создать такие программы, которые позволили бы контролировать передвижение товаров в режиме реального времени", - заметил Жерихов. Но полгода - большой срок не только для структур, правительства, но и премьера. Поэтому Фрадков тут же оценил, что средства-то для финансирования инфраструктурной составляющей требуются небольшие, но проблема в том, что "задача сформулирована не очень ясно". "Прошу обратить на это внимание, в короткие сроки разобраться и доложить", - твердо сказал Фрадков. Он упрекнул профильные ведомства в том, что они ставят вопрос о финансировании "мимолетно". "У меня есть подозрение, что мы вопрос замыливаем", - заметил глава правительства.

- Мы не замыливаем вопрос, мы его ставим, - возразил Жерихов.

- Плохо ставите. Не так ставите и не в том месте, - провоцировал премьер. - Если мы будем адресовать все к 2010 году, под зонтом этих умозрительных ожиданий мы все промокнем.

Чтобы ставили так, как надо, он поручил Федеральной налоговой службе и Федеральной таможенной службе в короткие сроки представить предложения по объемам финансирования и срокам проведения работы по созданию единой интегрированной информационной системы таможенных и налоговых органов.

- Сформулируйте все четко, я попрошу Геннадия Букаева (помощник премьер-министра. - "РГ") посмотреть на это дело моими глазами, - заметил он.

По мнению Фрадкова, в министерствах и ведомствах необходимая работа по данному проекту идет слишком медленно. "Жуют-жуют, а когда выплюнут, неизвестно", - в сердцах посетовал премьер-министр.

Возвращаясь же к налоговикам, приехавший вместо главного куратора - заболевшего главы минфина Алексея Кудрина - статс-секретарь замминистра финансов Сергей Шаталов заметил, что ФНС сегодня необходимо сделать многое, чтобы решить проблему сбалансированности интересов государства и налогоплательщика, а также повысить доверие к фискальным органам. "Во многих случаях налоговые органы занимают негибкую позицию и отправляют налогоплательщика в суд, что дает возможность налоговому инспектору сказать, что предприняты все возможные меры и налоговые органы отстояли интересы государства, - признался замминистра. - Это создает ситуацию, когда в обществе растет напряжение и в результате при принятии законопроектов в Госдуме мы получаем не тот результат, который ожидали". Шаталов считает, что намеченная реорганизация работы налоговых органов, увеличение штата ФНС также будет способствовать решению проблемы так называемого "налогового терроризма". "Сотрудники налоговых органов и руководители территориальных налоговых органов в результате улучшения налогового администрирования станут настоящими менеджерами, ответственными за принимаемые решения", - сказал замминистра. Министерство финансов намерено, по словам Шаталова, в дальнейшем использовать аналитические материалы ФНС.

Собственно, за ответами на вопросы о том, "какая должна быть налоговая система с точки зрения ее оптимального состава и что такое налоговое администрирование с точки зрения справедливых отношений и недопущения так называемого налогового терроризма", Фрадков и приехал в ведомство Анатолия Сердюкова. Но так и не услышал.

Зато Анатолий Сердюков рассказал о том, что потери федерального бюджета от недопоступления налога на прибыль нефтяных компаний в 2004 году составили 2 млрд. долларов. Причем связано это с тем, что для российского бизнеса характерна ситуация, когда реальными владельцами компаний являются резиденты офшорных зон. Двусторонние типовые соглашения об избежании двойного налогообложения не учитывают изменения в российском законодательстве, что позволяет уменьшать отчисления налогов в бюджет. Сердюков заметил, что развитые страны вводят ограничения, не позволяющие использовать соглашения об избежании двойного налогообложения для уклонения от уплаты налогов. В частности, по американо-кипрскому соглашению освобождение от налогообложения не применяется, если получатель доходов на Кипре платит налог по меньшей ставке, чем на месте своего постоянного пребывания, то есть в США. "Мы считаем целесообразным провести инвентаризацию всех соглашений на предмет их соответствия действующему законодательству с целью защиты экономических интересов российского государства", - отметил глава ФНС.

Налоговые поступления в бюджет России за прошедшие 10 месяцев составили 4,7 трлн. рублей и превысили показатель аналогичного периода прошлого года на 32 процента. Одним из основных факторов такого роста Сердюков назвал "налоговые поступления от "ЮКОСа", которые составили 190 млрд. рублей". Улучшение показателей фискалы объясняют и "усилением качества работы с крупнейшими налогоплательщиками страны, доля которых в бюджетных поступлениях составляет 44 процента". В то же время глава ФНС признал, что "неполная уплата налогов и сборов составила 21 млрд. рублей".

Собственно, эта информация и заставила Фрадкова вновь вспомнить о решении вопроса о возможности снижения НДС. Данный вопрос "не терпит отлагательства", заметил он. "Вопрос снижения НДС обсуждается сейчас значительно больше в прессе, нежели в структурах, которые отвечают за это дело", - подчеркнул премьер, не исключив, что причина затягивания принятия решения в недостатке данных. "Сейчас вопрос оголен до простой версии - это хорошо для бизнеса, но плохо для бюджета, поскольку нет возможностей компенсировать выпадающие доходы". Как известно, противники снижения НДС говорят о том, что выпадающие доходы бюджета не могут быть компенсированы. "Вот на этот вопрос я и прошу вас - Федеральную налоговую службу - дать ответ", - поручил Фрадков.

Экономика Финансы Налоги Правительство Минфин ФТС Правительство Председатель Правительства Правительство Минфин ФНС Налоговая реформа