Новости

02.12.2005 01:00
Рубрика: Общество

На матрасе среди льдов

Ивановские мореходы покорили белое безмолвие

"Безумцы", - скажет кто-то и ничуть не погрешит против истины. Ивановские мореходы давно привыкли к такой характеристике людей сторонних, впервые узнавших об их невинном хобби. И как пример вспоминают начальника порта в Тикси, который, отказавшись выпустить их на маршрут, был угрожающе краток: "Да вы что, на этом надувном матрасе северные моря бороздить собрались? Ни за что!"

Особого жару в страстях вокруг ивановцев всегда поддавал тот факт, что путешествуют они среди льдов на тримаране читайте - на резиновой лодке, состоящей из трех гондол, отличает которую от обычной надувной посудины разве что присутствие паруса и небольшого дизельного двигателя. Экипаж ирландской яхты, в прошлом году пытавшийся штурмовать ледяное безмолвие, едва не поплатился жизнью: где-то на середине пути яхта была просто затерта льдами и покорежена до неузнаваемости. Чего принципиально не может случиться с "Русью". Здесь либо пан, либо пропал, считает бессменный руководитель морских экспедиций Олег Волынкин:

- Мы можем цепляться за льды, дрейфовать вместе с ними. Автор нашего резинового "ноу-хау" - капитан Александр Леванов. Он построил тримаран по принципу полинезийских судов, без единого гвоздя, под парусом. Только при такой конструкции судно становится и прочным, и маневренным одновременно. Хотя, конечно, в случае соприкосновения с ледяной глыбой риск велик. Но при подобной "встрече" вряд ли спасется любое маломерное судно. Прежде чем выйти на просторы Арктики, мы не единожды опробовали наш корабль на менее опасных водах.

В начале всех переходов ивановцев была... детская книга. Прочитанная, да так и засевшая где-то в глубинах души 12-летнего мальчишки. Спустя даже не годы - десятилетия после прочтениz книги Олег Волынкин отправился по следам двух экспедиций, описанных в книге барона Эдуарда Толля, безуспешно пытавшегося в начале прошлого века найти таинственную Землю Санникова, и будущего адмирала императорского флота Александра Колчака, отправившегося ему на выручку, да так и не нашедшего "пропажу". На острове Беннетта ивановцы действительно обнаружили следы пребывания экспедиции Эдуарда Толля и в память об отважных предках установили пятиметровый крест.

Едва успев отойти от путешествия на Новосибирские острова, ивановцы начали разрабатывать новый маршрут, чем и занимались в течение полутора лет. На этот раз замах мореходов был еще более фантастичен. Их заинтересовал Северный морской путь - восемь с половиной тысяч километров ледового безмолвия, преодолевать которые за одну навигацию прежде удавалось лишь ледоколам.

- Мы отправились по следам Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО), состоявшейся в период с 1910 по 1915 годы. Для этого требовалась очень серьезная подготовка: новый поход был на порядок сложнее прежнего. Нам предстояло за пять месяцев пройти море Лаптевых, Чукотское, Восточно-Сибирское, Карское, Баренцево моря. Полтора года прошли едва ли не в ежедневных тренировках. На тримаране были установлены новые двигатели, новые системы навигации и спутниковой связи. Заново были сшиты из другого, более качественного материала гондолы. А испытания нового судна проводились зимой, во льдах Горьковского водохранилища, - рассказывает Олег Волынкин.

Конечно, сами-то ивановцы успели поверить за все это время в непогрешимость своей "ледоходной" конструкции. А как убедить в этом чиновников всевозможных ведомств, моряков, которые на собственном опыте опробовали, что это значит - плавать по северным морям? На документальные сборы ушло около года напряженной работы, и в итоге средь бумаг красовались подписи высоких чинов из Главного штаба военно-морского флота, из Главного управления Севморпути, ФСБ, Дальневосточного и Северо-Западных пограничных округов. Велась переписка с администрациями Чукотки и Архангельска, с полярными станциями - теми, что еще продолжают работать в Арктике и могли бы помочь в путешествии.

Открывал навигацию на Чукотском море ивановский тримаран ...первым. И только спустя сутки после их прибытия к причалу Певека, второго по величине города Чукотки, пристал ледокол "Красин". Красинцы удивленно пялились на обставившую их пятерку безумцев, чем не отличались от местных жителей. Каждый норовил подойти, своими руками пощупать "резиновый матрас", на котором, как оказалось, можно ходить по северным морям.

Встречи с людьми - дело хорошее, но чаще на пути приходилось встречаться ивановцам с действительными хозяевами северных вод - моржами и медведями, которые безобидны лишь за решеткой зоопарка.

- В Чукотском море якоришься за льдину, а там уже морж сидит, на конкурентов смотрит недобро и ревет что есть сил. Не раз целые острова, кишащие моржами, проплывали. Спасали ракетницы и шум мотора, которые пугали зверей, и те в последний момент отступали. В Карском море другие хозяева Арктики поджидали - белые медведи. Однажды после четырех дней тяжелейшего шторма решили зачалиться у одного из островов. Вовремя не заметили, что там пятеро мишек сидят. И вот он, готовый кусок мяса, наш вахтенный, выходит чуть ли не под нос медведей. От кровопролития спасли лишь быстрые ноги вахтенного да малое расстояние от места встречи до тримарана.

- Самый тяжелый в психологическом плане момент был в районе Ямала - рассказывает Олег. - В проливе Югорский Шар мы вовремя не успели получить метеосводку и напоролись на сильнейший шторм. До сих пор эти несколько часов снятся. Сила ветра - 34 метра в секунду. Тримаран бросало на волнах так, что - без преувеличения - когда мы были внизу, наша мачта находилась на уровне гребня волны. Мы не видели, что там дальше, на следующей волне. Никаких разговоров на судне не было, нам оставалось лишь слушать тишину и молиться.

Финишировали в Архангельске в полной темноте и тишине. Специально, чтобы избежать зевак, дождались неподалеку от берега наступления сумерек. Причалили без разговоров, в тишине, просто хотелось побыть наедине с собой.

Общество Ежедневник Образ жизни Общество Наука