Новости

03.12.2005 00:00
Рубрика: Культура

Русско-польская война отменяется

На международной ярмарке интеллектуальной литературы польские и русские коллеги нашли общий язык

Во-первых, состоялась встреча польской стороны с журналом "Иностранная литература". Главный редактор Алексей Михеев отчитался в том, какие польские имена уже звучали на страницах "ИЛ" и какие прозвучат в будущем году.

Затем в той же "Зоне семинаров" (увы, неудачно расположенной в самом центре павильона, так что голоса выступавших постоянно заглушались объявлениями диктора) прошел "круглый стол" под названием "Может ли культура погасить старинную вражду? Случай России и Польши". Участники "стола" с польской стороны, писатель Беата Стасиньска и философ Цезари Водзиньский, сразу заявили, что никакой вражды не чувствуют к стране Толстого и Достоевского. С нашей стороны выступали переводчик Борис Дубин и историк Александр Каменский. Выступление Бориса Дубина, напротив, отличалось некоторой агрессивностью... по отношению к российской империи, включая ее сталинский вариант. Александр Каменский постарался объяснить историю русско-польской "вражды", заявив, что до начала ХIX века никаких антипольских государственных настроений в России не было. Все началось во время войны с Наполеоном в результате взлета патриотических настроений, установки памятника Минину и Пожарскому и так далее. Он призвал всемерно расширять культурные связи и перевести наконец на русский язык польских историков. Модератор "круглого стола" Ирина Прохорова, которая в этот день была награждена премией "Человек книги", похоже, осталась довольна.

После этого за стол семинаров сели молодой, но уже очень известный в Польше прозаик Михаил Витковский, автор романа "Любево", и редактор "Книжного обозрения" Александр Гаврилов. Они говорили на темы опасные, например, о молодежном гомосексуализме, но говорили почти научно, как завзятые социологи.

В этот день, кроме редактора-издателя "НЛО" Ирины Прохоровой, премии "Человек книги" удостоились руководитель издательства "КоЛибри" Сергей Пархоменко, художник Леонид Тишков и другие.

Одной из заметных тенденций Non/Fiction стало размывание границ между fiction и non-fiction, между литературой художественной и документальной. На этой выставке были представлены не только мемуары, документы, философия, но и серьезная художественная проза и стихи, и даже детская литература. В том числе - знаменитый "Гарри Поттер" в своем уже шестом воплощении - "Гарри Поттер и принц-полукровка". Продажа этого романа стартует сегодня во всех магазинах Москвы и на ярмарке Non/Fiction - тоже. Но имеет ли он отношение к "интеллектуальной литературе"? Наш корреспондент спросил об этом, а также о его впечатлениях от ярмарки критика и литературоведа Льва Аннинского.

- Огромное количество народу, раздеться невозможно. Пальто пришлось тащить наверх. Люди наконец принялись читать. И не только литературу, которая дает релаксацию. Они хотят понять, что на самом деле происходит, а не уходить от реальности.

А "Гарри Поттер" - это просто налог на нашу наивность, и этот налог выплачивают все. И пусть "Гарри Поттер" продается везде. На ярмарке, на автобусной остановке, на пляже, где угодно. Меня это уже не интересует, мне это не надо. Было надо в 14 лет, но тогда этого не было. Заставлять детей читать что-то другое, не давать им "Поттера" бессмысленно. Они его в уборной прочтут. Важно, что народ сюда валом валит не на "Гарри Поттера", а на мемуары, документы, философию.

На мой взгляд, это с тем связано, что художественной литературе давно уже никто по-настоящему не верит. Еще Петр Палиевский сказал, что это поле настолько засеяно, что сеять уже некуда. Люди хотят верить не в обман, даже прекрасный, а в то, с чем можно реально серьезно спорить или соглашаться.

Так что пусть размываются любые границы. Люди инстинктивно выберут то, что хотят и что им действительно нужно.

Культура Литература