20idei_media20
    06.12.2005 03:00
    Рубрика:

    Семья воспитывает восьмерых приемных детей

    Его построил Николай Карелов, которому присвоено звание "Отец года"

    В семье Кареловых  одиннадцать детей - трое своих и  восемь усыновленных и удочеренных. Отцу пришлось несколько раз расширять  становившийся тесным для них дом, и теперь он весь состоит из пристроек, но с каждой становится уютнее и краше. С резным крылечком и калиткой, лошадкой на коньке крыши, японским садиком с маленьким бассейном и альпийской горкой во дворе.

    Крестьянское дело

    Много лет подряд жители города Иванова Николай Борисович и Татьяна Ивановна Кареловы проводили свои отпуска на берегу лесной речки Меры, как раз у места впадения ее в Волгу. Там, на крутом мысу стоит древняя церквушка, а неподалеку – старинный поселок  Долматовский, основанный еще в петровские времена староверами, где у Кареловых  была крохотная дачка – домишко, доставшийся от родителей.

    Но однажды, приехав сюда, как обычно, на месяц, так и остались здесь, не вернулись в областной центр, где у них была  хорошая работа,  просторная квартира, достаток…

    Николай Борисович основал крестьянское хозяйство, Татьяна Ивановна стала  заведовать поселковым клубом. К тому времени у них уже было  трое детей – два сына и дочь. Они как-то по-особенному  быстро вжились в поселок, стали заметными его жителями.

    Достатка особого не было, ведь они угодили как раз в то время, когда разрушалось село, росла дороговизна и безработица… Шел 1991 год, и земля, выделенная крестьянскому хозяйству Кареловых, практически ничего, кроме надежды, не дарила…

    Но именно в то трудное время Кареловы «подобрали» двух девчушек-сироток, неприкаянно  бродивших по поселку. «Где пятеро сыты, там и семеро прокормятся», – решили на семейном совете. Так Света и Женя, теперь-то  совсем уж взрослые девушки, стали первыми воспитанницами семейного детского дома Кареловых.

    – Не могу  смотреть на беспризорных, неприкаянных детей, – говорит Татьяна Ивановна. – Жалко мне их, лишенных  родительской ласки, внимания. Так бы всех их и подобрала под свое крыло…

    Потом в семье Кареловых появился мальчик Артур, тоже сирота, немного поживший у чужих, пытавшихся усыновить  его, но не сложилось… А у Кареловых раскрылась, расцвела его тонкая, ранимая, столько претерпевшая душа. Московские художники, живущие в Долматовском все лето, заметили и высоко оценили дарование мальчика, помогли ему, посоветовали поступить учиться в художественную школу, которая располагалась в райцентре за полтора десятка километров от Долматовского.

    Кареловы так и сделали, и Артур вплоть до окончания средней школы посещал и художественную – чаще всего преодолевая эти 15 километров пешком. Сейчас он учится в Московском аэрокосмическом институте, одновременно посещает курсы известных мастеров кисти в Суриковском институте.
    Еще двух детей Кареловым  привезли из соседнего города Вичуги, где эти маленькие бомжи, «дети киосков», как сказал Николай Борисович, вели бродяжническую жизнь.

    Затем в семье появились мальчики Стасик, Герман, Гоша.

    – Все они были, как теперь принято говорить, запущенные дети – хулиганистые, озлобленные на все и вся, –  рассказывает Татьяна Ивановна. – Они давно уже забыли, а может, и никогда не имели внимания к себе, родительской ласки. Но мы с мужем принимали их такими, какие они есть, пытались понять душу каждого ребенка, создать условия  для их раскрытия. Как и чем? Теплотой, вниманием, уходом!
    Новые дети как-то быстро и гармонично входили в семью. Девочек, естественно, опекала мать – Татьяна Ивановна: уход за огородом, дойка коров, рукоделье, стирка-глажка, уборка. Мальчишки «группировались» вокруг отца – Николая Борисовича и его старшего сына Александра, живущего своей семьей неподалеку от родительского дома. У них чисто мужские дела и заботы – техника, – у хозяина   старенький трактор, машина, заготовка дров, сена, тот же огород.

    Не по Макаренко

    – У нас все трудятся и учатся, – говорит Николай Борисович, – у каждого свои обязанности по дому и хозяйству. Дети пасут скотину, ухаживают за ней, копают, сажают, обрабатывают гряды и посадки, носят воду, пилят, строгают, строят… Практически все они только у нас  и открыли для себя все эти дела, познали  привлекательность труда. Тянутся за нами с женой, друг за другом, стремятся выполнить порученное дело хорошо, чтобы все заметили и отметили их старания. Учатся все хорошо, учителя довольны детьми: в школе они заводилы разных добрых интересных дел. В поселковом клубе кружки разные посещают, экспозицию музея поселка сделали. А ведь когда появились – зверьки зверьками были, двух слов связать не могли. Им нравится жить в большом коллективе, в большой семье, где все равны.

    Вечерние посиделки всего  семейства над шашками, у компьютера, за интересной книжкой, созданием истории семьи, рукоделием – они объединяют их, таких разных, духовно в единое целое. Николай Борисович, историк по образованию, земледелец, резчик по дереву, механизатор, строитель по призванию, разработал целую  систему  воспитания детей, где один педагогический метод – и личный пример.

    – Удивительны теплота и внимание друг к другу, царящие в этой семье, – говорит один из соседей Кареловых, пенсионер МВД Александр Абдуллин. – Их семейные праздники превращаются в праздники окрестных улиц. И все мы с удовольствием  в них участвуем. Хорошие, славные ребятишки. И взрослеют на наших глазах: вот уже один студент московского вуза, двое – в техникумах, еще один на водителя учится. Года два назад в  области конкурс проводился «Отец года» – это почетное звание было присвоено Николаю Борисовичу Карелову. И по заслугам.

    А сад уже есть

    Кареловы живут небогато, кое в чем приходится себе отказывать или ждать  очереди.  На «опекунские» четырех несовершеннолетних детей  да две небольшие зарплаты родителей не очень-то развернешься.

    – Мы не ощущаем себя обделенными в чем-то, – утверждают Кареловы. – Конкретную материальную поддержку  оказывают областные  органы социальной защиты, другие организации. Но главная опора –  собственное хозяйство, в работе по которому  участвуют у нас все от мала до велика. Рядом лес, откуда дети приносят в больших количествах ягоды и грибы, есть рыба – Мера-то под боком. В неустанном  круглогодичном труде дети взрослеют,  становятся серьезнее, рассудительнее, внимательнее друг к другу. Скорей бы вот новый дом построить, тогда вообще заживем!

    А история с новым домом получается не слишком радужная. Из областного бюджета были выделены деньги  на строительство. Подрядчик  быстро поднял двухэтажный бревенчатый дом, но на этом и остановился. Деньги перестали поступать.

    – Я теперь вроде сторожа при стенах, – с горечью говорил Николай Борисович. – Были у нас и губернатор с заместителями, и глава районной администрации, все они утверждали, что деньги есть, выделены. Но, занятые политическими предвыборными баталиями, похоже, забыли о нас. Видно, наш семейный детский дом для их программ – не козырная карта. А  мы в надежде на быстрое окончание строительства  разбили вокруг него новый сад, выкопали два обширных пруда, зарыбили их…

    Теперь вот пошли разговоры о том, что приглянулось это место и будущий дом  какому-то местному олигарху, поэтому, мол, искусственно и затягивается строительство. Как все это детям объяснить? Да и Кареловым никто толком не говорит  о причинах задержек. Но они оптимисты, и трудности в большой  дружной семье лишь сплачивают на их преодоление.