09.12.2005 02:50
    Рубрика:

    Выжутович: Найдет ли Касьянов себе попутчиков?

    Публичный кастинг на роль вождя объединенной демократической оппозиции таким образом состоялся. И его результат оказался для бывшего премьера пока не слишком обнадеживающим. Руководители известных демократических партий не увидели в Касьянове консолидатора, а в Демпартии России - базу для коалиции. "Есть две демократические партии, имеющие миллионы избирателей, представленные почти во всех регионах России, - доложил свое мнение глава "Яблока" Григорий Явлинский, - а все остальное - это добрые пожелания и разговоры на лирические темы". В том же духе высказался и лидер "Союза правых сил" Никита Белых: "Мы, безусловно, готовы рассматривать участие Демократической партии России в этой коалиции. Но говорить о том, что коалиция должна быть создана на базе этой партии, как минимум очень смело и преждевременно".

    Это отказ. И скорее всего окончательный. Уговоры и торг неуместны. Стать партийным подспорьем Касьянова ни "Яблоко", ни СПС просто не могут себе позволить. Для "Яблока", не оставлявшего от касьяновского правительства камня на камне, это стало бы демонстрацией беспринципности. А для СПС - свидетельством нелояльности Кремлю.

    "Союз правых сил", заметим, не в первый раз оказывается перед подобным выбором. Все последние годы наблюдалось постоянное расхождение идеологии СПС с его практикой. Либеральные ценности публично провозглашались, но системно критиковать власть правым было весьма затруднительно.

    Эту внутреннюю двуликость "Союза правых сил" ощущали и избиратели. Те из них (прежде всего - широкий и не слишком преуспевающий слой российской интеллигенции), кому демократическая идея дороже циничной прагматики, все больше ориентировались на "Яблоко". Немцов же и его соратники, одолеваемые внутренним борением, душили в себе поочередно то "радикалов", то "соглашателей" и все никак не могли определить своего отношения к власти. Новый лидер, Никита Белых, демонстрирует более решительный настрой, но умеренное крыло в СПС во главе с Чубайсом постарается оградить партию от сотрудничества с Касьяновым, дабы не поссорить ее с властью.

    Столь же малоуспешной обещает стать и попытка на фундаменте ДПР выстроить общедемократический дом. Призыв Касьянова "начать строительство в чистом поле, вернуться к истокам", напоминание, что "с ДПР началась российская многопартийность" сегодня способны воодушевить разве что вышедших в тираж "прорабов перестройки". Ну вспомним... 700-тысячный митинг на Садовом кольце, 200 тысяч - на Манежной площади, людское море в Лужниках... Долой шестую статью Конституции, КПСС - на помойку истории, Иванова и Гдляна - в генпрокуроры, генерал Родионов - палач Тбилиси, свободу Литве, Ель-цин, Ель-цин, Ель-цин!.. Вот из этого ора, площадной митинговщины вышли и стали всесоюзно известными Николай Травкин, Марина Салье, прочие демократы первой волны, основавшие ДПР на закате советской власти.

    В 1993 году эта партия прошла в Госдуму. Но чем жестче и грязнее становилась российская политика, чем все более крепко привязывалась к интересам олигархических групп и чем теснее власть срасталась с капиталом, тем тошнотворнее делались для новой элиты революционные порывы людей типа Травкина. Созданная им ДПР пережила череду расколов, несколько раз сменила лидера и в конце концов отодвинулась на политическую обочину.

    В 2001 году ДПР возглавил новгородский губернатор Михаил Прусак. Он тоже, подобно Касьянову, напомнил об "истоках" и заявил, что возрождаемая под его руководством партия призвана вернуть первозданный смысл "опороченной демократической идее". Предполагалось, что ДПР, одно время возглавляемая Станиславом Говорухиным, Сергеем Глазьевым, отчалит от политического левобережья, где была бесхозно брошена, и начнет стремительно дрейфовать к правому берегу. Почему туда поведет ее именно Прусак, тоже не требовало пространных объяснений. В ряду отечественных либералов, причем практикующих, а не занятых болтовней, он и по сей день выглядит наиболее убедительно. Ну и кроме того: формируя новую партийную элиту, власть испытывала потребность в свежих лицах, не отмеченных печатью столичного круговращения.

    Чем была привлекательна ДПР для федеральной власти? Во-первых, раскрученным брендом. Во-вторых, широкой разветвленностью. Располагая филиалами почти во всех субъектах Федерации, Демпартия не однажды являла свою организаторскую мощь, помноженную на изобретательность. Собрав в 1996 году более 800 тысяч подписей для Лебедя, она помогла тогда зарегистрироваться еще нескольким кандидатам в президенты - Шаккуму, Явлинскому, Брынцалову...

    Были основания думать, что подряд на реконструкцию ДПР Прусак получил от Кремля. С четко поставленной задачей - создать альтернативу "Союзу правых сил". Как мыслилось авторам проекта, при дальнейшей умелой раскрутке ДПР могла бы занять пустующую нишу либералов-государственников. Иначе говоря, соединить в себе доселе несоединимое - прозападный настрой с державно-патриотической идеей. Казалось, предстоит отборочный турнир между СПС и ДПР за звание правой "партии власти", победитель которого получит путевку в высшую лигу и право самостоятельно участвовать в предвыборной борьбе, а проигравшему будет рекомендовано раствориться в каком-нибудь избирательном блоке, дабы не дробить демократический электорат.

    Ничего подобного не случилось. На думских выборах 2003 года ДПР набрала 0,22 процента голосов и вернулась в прежнее виртуальное состояние. А спустя еще год ее лидером стал бывший соратник новгородского губернатора Владимир Подопригора.

    Очередной съезд ДПР назначен на 17 декабря. На этом съезде, как планируется, партия изберет себе нового лидера - Михаила Касьянова. Экс-премьер уверен, что для перерегистрации ДПР не надо, как того требует Закон о партиях, рыскать в поисках необходимых 50 тысяч членов (по его словам, "все там набрано") и создавать региональную сеть предписанных размеров. Расконсервировать, снять ржавый налет - и за дело. Однако, как заметил сопредседатель Республиканской партии Владимир Рыжков, "приход Касьянова в Демпартию - это попытка прыгнуть в последний вагон, не проверив, есть ли в этом вагоне электричество, канализация, на месте ли все колеса".

    В каком бы состоянии ни находился "последний вагон", экс-премьер уже в нем. На днях к нему подсели Ирина Хакамада с ее партией "Наш выбор" и порвавший с СПС Иван Стариков. Найдет ли Касьянов себе других мало-мальски серьезных попутчиков, пока неизвестно. Но верится в это с трудом.