Новости

16.12.2005 02:00
Рубрика: В мире

Заседатель номер два

Как я была присяжной в американском суде

Периодически всем рассылается небольшая анкета с вопросами типа "Не сидел ли? Не привлекался ли? Являешься ли гражданином? Говоришь ли по-английски?". Зачем это нужно - непонятно: "большой брат" все о нас и так знает, но ведь люди должны где-то работать - составлять, отпечатывать, обрабатывать... так что вникать не надо, надо отмечать галочкой подходящий ответ и отсылать.

Вызывают тебя проперфорированной повесткой, содержащей кучу всякой информации, которую потом все дружно разрывают на своеобразные карточки и талончики. Если дата тебя не устраивает, то первый раз ты легко можешь перенести ее, позвонив по указанному телефону, и самому назвать день не позже 6 месяцев от первоначально назначенной. Звонок автоматический. Нажал несколько кнопочек - и все. Так почему-то все и делают в надежде, что про них забудут навсегда, но не тут-то было. Недели за две до тобой же указанного срока - ба! Знакомая "игра-самоделка" (тут загните, тут оторвите). Теперь, чтобы увернуться, нужно будет потрудиться. Во-первых, лично предстать пред очами судебного служащего, во-вторых, доказать, что ты никак не сможешь, предоставив справки, отъездные документы и прочее. Срок отложат еще раз. Последний. Игнорировать, мягко говоря, не рекомендуется. Штраф внушительный - 1000 наших, зеленых, да и силу применить могут.

Первый раз мне было назначено аккурат в день рождения. Но я подумала, что, конечно, должна родине, но не до такой же степени, чтобы провести этот знаменательный день в компании абсолютно незнакомых людей, изнывая от скуки. И я отложила на полгода. Затем еще на пол. И вот, когда на вызове стояла пометка: обязан "отслужить", я решила, что занять наряд полиции моей скромной персоной, особенно в такое террористически-тревожное время, было бы по меньшей мере непатриотично.

Итак, что необходимо иметь с собой счастливчику, приглашенному на отбор (да, да, это пока только "кастинг") в присяжные заседатели? 1. Терпение. 2. Журнал или книгу, или сборник головоломок, а лучше все вместе. 3. Одежду, удобную для длительного сидения. 4. Осознание того, что пораньше ну никак не слинять. И все. Пройдя металлоискатель, сумкопросвечиватель и так называемый face control, попадаешь в большой зал мест на 500. Наступает время "игры-самоделки". Заполнив, отделив и сдав один из корешков, начинаешь ожидать своей участи. Непонятно, по какому принципу вскоре по громкоговорителю начинают приглашать группы по 15 - 20 человек пройти в комнаты для собственно отбора.

Наконец-то около полудня, раз шесть споткнувшись и превратив из украинской во что-то китайско-японское, назвали мою фамилию. Соскучившись по какому-либо действию, наша группка отправилась в назначенную комнату, где нас уже ждали три адвоката. Нас ознакомили с общими инструкциями: так как дело это гражданское, а не уголовное, необходимо отобрать 6 присяжных и 2 запасных; мы обязаны сразу заявить, если знакомы с участниками дела или попадали в аналогичную ситуацию; будучи выбранными, мы не можем ни с кем, даже с собратьями по скамье, обсуждать суть дела и вступать в какой-либо контакт с адвокатами, то есть даже не здороваться. Затем вкратце обрисовали ситуацию: женщина, работник госпиталя, пострадала в результате поездки в лифте. Истица судит лифтовую и строительную компании.

Хотя о травмах много не говорится, нам понятно, что членовредительство имело место быть. Суд будет проходить в два этапа. Сначала присяжные должны будут решить, виновны ли ответчики в происшедшем. И если да, тут уж нам сообщат все медицинские подробности последствий, чтобы мы, только мы и никто, кроме нас, смогли назначить пострадавшей соответствующую компенсацию.

Компания у нас оказалась неплохая - шесть милых женщин разных возрастов и тихий молодой человек (еще бы - куда попал?), который в день обсуждения очень трезво и правильно расставил все на свои места. А где "восьмой"? Пожилой дядечка исчез после первого дня, но вот для таких случаев и отбирают двух альтернативных присяжных, которые обязательно присутствуют на заседаниях суда (чтобы быть в курсе дела), но не участвуют в обсуждении и вынесении вердикта.

Человеческая совместимость - фактор далеко не последний, так как все время вне заседаний суда приходится проводить в небольшой "комнате присяжных". Вот мы и развлекали себя разговорами, благо женщины всегда найдут, о чем поговорить. В первый день суда на само заседание мы попали в конце рабочего дня. Наши надежды, что стороны договорятся, не оправдались, и мы были приглашены в зал. Судья в мантии, сидящий в большом кресле на возвышении; отгороженные места присяжных также на небольшом подиуме, секретарь суда, стенографистка, адвокаты - все оказалось настоящим, серьезным, а я уже была не просто "я", а присяжный заседатель N 2. Секретарь суда попросил нас поднять правую руку и спросил, обязуемся ли мы быть честными и беспристрастными в нашем суждении.

Два дня мы выслушивали выступления адвокатов, показания потерпевшей и свидетелей. Нам были предоставлены фотографии и результаты экспертиз. Теперь мы знаем о деле гораздо больше. В свой перерыв пострадавшая вошла в лифт, где уже находились двое строительных рабочих, вывозивших две большие тележки со строительным мусором. После того как двери закрылись, вместо того, чтобы спуститься на 1-й этаж, кабина взлетела с 3-го на 6-й этаж и затем практически рухнула вниз. Возникают вопросы, но спрашивать не положено, приходится довольствоваться только той информацией, которую нам сообщают. Адвокаты в этой избирательности преуспевают, ведь, как известно, у одной медали всегда две стороны и, что и как может повернуться, зачастую не предугадать. Вот они и действуют по принципу - лучше меньше, да лучше.

Нас частенько выводят из зала на несколько минут. Оказывается, не при всем нам полагается присутствовать. Где-то в середине "дистанции" с нее сошла лифтовая компания. "Договорились", - сообразили мы сами, так как скупая фраза, что она больше не является частью этого процесса, мало что объяснила. Два дня слушаний пролетели быстро. Мы увидели и услышали все, что нам позволили. Заключительные речи адвокатов склоняли меня то в одну, то в другую сторону. На следующий день присяжным было назначено начать обсуждение. Никто не знает, сколько это может продлиться - 10 минут или несколько дней. Дело в том, что к единому решению должны прийти - в нашем гражданском деле - 5 из 6 присяжных, а в уголовном деле - абсолютное большинство, то есть все. Комнату покидать не разрешается, даже обед доставляется из соседнего ресторанчика "за счет заведения", а если быть точнее - за счет налогоплательщиков. Если у общественности очень большой интерес к процессу, печатается много информации разной достоверности, что может повлиять на решение присяжных или же их жизни угрожает реальная опасность, их просто изолируют, "закрывают". Поселяют в гостинице, кормят, возят в суд, охраняют. Телевизор и газеты запрещены. Нас предупредили о такой возможности, но, как говорится, не с нашим счастьем.

Наши прения оказались не очень долгими. Абсолютно всем было ясно, что с этим злосчастным лифтом было не все в порядке (именно к нему техники вызывались регулярно по разным причинам). А значит, строительная компания не была виновником этого несчастного случая. Им было разрешено вывозить мусор лифтом, весовые ограничения не превышались, а значит: невиновны! Тут сработал принцип: "Что не запрещено - то разрешено". Расписавшись, где положено, мы сообщили, что решение принято. Нас пригласили в зал огласить вердикт.

Все. Четырехдневный "курс молодого присяжного" закончился. Нам выдали справки, объясняющие работодателям наше отсутствие. (Так как я - городская служащая, за эти дни я получу свою обычную зарплату, остальным высылается чек из расчета $40 в день.) Мы тепло попрощались друг с другом и обменялись телефонами. Ровно через шесть лет моя фамилия "выскочит" из компьютера, и... читай сначала.

   А как у нас

Каждый шестой - невиновен

Владислав Куликов

"Лед тронулся, господа присяжные" - эта фраза сегодня актуальна и в России. Причем лед тронулся так, что многие прокуроры схватились за голову. Потому что в народном суде, по-настоящему народном, а не как было раньше, обвинителю надо изрядно попотеть, чтобы засадить человека в тюрьму, будь тот хоть трижды виновен.

По статистике, примерно каждый шестой вердикт присяжных гласит: "Невиновен". В обычном суде, дай бог, если из ста приговоров один-два будут оправдательными, и то хорошо. Все дело в разных подходах. Возьмем типичную ситуацию: на следствии человек признается, а на суде отказывается от показаний. Говорит: били, вот и оговорил себя. Судья-профессионал, нередко сам бывший следователь или прокурор, чаще всего в этих случаях верит милиционерам, которые разводят руками, мол, да вы что, мы ни сном ни духом об этом, даже пальцем никого не тронули! Причем, поскольку судья не с луны свалился, он вполне может допускать, что сыщики действительно дубасили подозреваемого. Но дубасили, как полагает профессионал, за дело, а потому не сильно придирается к этому.

Присяжные тоже не в Европе живут, по улицам ходят, газеты читают. Но мнение у них прямо противоположное, они скорее пожалеют обвиняемого, хотя вполне возможно, как раз именно его действительно не тронули даже пальцем. И как раз это часто возмущает правоохранителей.

В свою очередь сторонники суда присяжных отвечают, что обвинителям надо просто лучше готовиться к делу.

"Присяжные по сути ошибок не допускали. Везде, где отменялись приговоры, виноваты профессионалы-юристы, стороны процесса, - сказали корреспонденту "РГ" в Верховном суде РФ. - При этом домохозяйки нередко более ответственно относятся к делу, чем профессионалы-юристы. Они вникают в суть, стараются вынести вердикт по совести и справедливости. Наши люди предпочитают судить сердцем.

Поэтому всем, кому грозит предстать перед присяжными, нелишним будет учитывать некоторые особенности национального сердцебиения.

Практика показала, что крайне мало шансов на оправдание у обвиняемых в терроризме. Строги, как правило, народные судьи и к тем, кому вменяют шпионаж. Особенно если обвиняемый и не скрывает, что сотрудничал с иностранцами за звонкую монету. Если подсудимый скажет что-то вроде: "Да, я действительно выполнял задания иностранной фирмы, получал доллары за свою работу, но это не имеет никакого отношения к шпионажу, это был чистый бизнес", все. Он может собирать вещи и ждать ближайшего этапа на Север. Насильники также могут не рассчитывать на снисхождение.

А вот если на скамье подсудимых окажется киллер, убивавший других бандитов, то тут возможны варианты, тут есть, где защите поиграть. С точки зрения юристов-профессионалов, наемный убийца ничем не лучше маньяка, пусть даже под его пулю попадали сплошь криминальные авторитеты, сидеть ему все равно надо долго, а лучше пожизненно. Но попробуйте убедить в этом простого обывателя.

Судьба человека, попавшего на скамью подсудимых за бытовое убийство, сильно зависит от подбора присяжных. Если, допустим, муж зарубил жену за измену или тещу (мало ли поводов бывает?), то под суд домохозяек ему, наверное, лучше не попадать. Самый строгий профессионал и то скорее всего отнесется мягче.

В мире США