Новости

22.12.2005 04:30
Рубрика: Власть

Правые и проигравшие

Конституционный суд России подтвердил законность нового порядка избрания губернаторов

Самый громкий политический процесс года судьи закончили двумя сюрпризами: определен порядок интерпретации постановлений КС и фактически установлена президентско-парламентская форма управления Российским государством.

Губернаторское дело по своей скандальности уступает только несостоявшемуся процессу над КПСС. И сам Конституционный суд, и заявители оказались в самом центре общественно-политической дискуссии о формах и методах управления государством после появления новой редакции Закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ". Напомним, что новый порядок избрания глав администрации субъектов Федерации был предложен Владимиром Путиным сразу после трагических событий в Беслане в 2004 году. Теперь губернатор избирается по представлению президента законодательным собранием региона. Также глава государства получил право отстранять губернатора от должности (по целому списку причин), а также распускать законодательное собрание в том случае, если оно дважды отклонило предложенную кандидатуру. Несколько позже новая конструкция была расширена дополнениями в Закон "О политических партиях": право предлагать кандидатуру в губернаторы получит партия, получившая большинство в данном региональном парламенте.

Как и любая реформа, она сразу же вызвала неоднозначную реакцию. Причем и сам Владимир Путин, и его ближайшие соратники (в том числе глава минобороны Сергей Иванов) ее необходимость определили недвусмысленно ясно - борьба с террористической угрозой требует чрезвычайных мер. Однако оппозиция, в особенности правая, сочла новую схему государственного устройства страны нарушением основных конституционных принципов.

Именно так и появился запрос в Конституционный суд от 14 региональных организаций Союза правых сил (в общей сложности - от 57 человек). Правые пытались провести серию региональных референдумов, добиваясь сохранения прямых выборов губернаторов. Впрочем, первым подать свой запрос в КС успел тюменский геолог Владимир Гришкевич, убежденный в том, что процедура не избрания, а наделения полномочиями тогдашнего тюменского губернатора Сергея Собянина (теперь - глава администрации президента) нарушила его право гражданина избирать и быть избранным. Жалобы были объединены в одно производство и рассмотрены пленумом, то есть всеми 19 судьями.

Двухдневное рассмотрение дела в КС, затем пресс-конференции вовлеченных в процесс сторон, наконец обильные комментарии всех заинтересованных лиц касались только одной проблемы: будет ли принято решение конституционными судьями объективно или же, как выражались члены СПС, под давлением Кремля. Однако оглашенное вчера постановление носит такой сложный, чуть ли не синтетический характер, настолько переполнено различными правовыми сюрпризами, что вопроса о его объективности просто не возникает. По статусу постановления Конституционного суда вполне приравнены к федеральным законам, но на сей раз в тексте есть по крайней мере две правовые идеи, каждая из которых заслуживает отдельного кодекса.

Вкратце же следует заметить, что из трех оспариваемых положений - вносить кандидатуру, "выносить" (т.е. отрешать от должности) и распускать - к рассмотрению было принято только одно - право на внесение такой кандидатуры. То есть главная мысль, изложенная гражданином Гришкевичем.

Тем не менее решение было вынесено судьями КС неединодушно. Двое из судей - Анатолий Кононов и Владимир Ярославцев - высказали особое мнение. По словам Кононова, разделять рассмотрение вопроса не следовало: "Конституционный суд должен был рассмотреть весь механизм в комплексе, когда за губернатора голосует законодательный орган, он имеет в виду, что если кандидат не будет выбран, то вступает в действие второй пункт - о роспуске Заксобрания".

Алтайский разрез

Надо сказать, что главным препятствием при изучении этого запроса для конституционных судей оказались их же собственные решения. Особенно постановление, вынесенное в отношении устройства органов власти Алтайского края в 1996 году. Тогда конституционные судьи твердо поддержали прямой порядок избрания глав субъектов Федерации (а не через парламент). Текст постановления четко демонстрирует, что в КС отлично понимали всю сложность своего положения: "Правовые позиции, сформулированные Конституционным судом РФ, могут уточняться либо изменяться, с тем, чтобы адекватно выявить смысл тех или иных конституционных норм, их букву и дух, с учетом конкретных социально-правовых условий их реализации, в том числе с учетом изменений в системе правового регулирования". И поскольку тогда в 1996 году КС не рассматривал какие-то другие варианты назначения губернаторов, то старое постановление вполне уместное тогда не может быть применено сейчас. Так что вчера Конституционный суд сам для себя определил собственный закон, ведь оглашенная схема позволяет по тем же принципам аккуратно пересматривать любое другое постановление.

При этом судьи неожиданно внимательно отнеслись к определению должности губернатора в новом политико-правовом контексте. Статус губернатора определен постановлением КС предельно четко - "это должностное лицо находится в отношениях субординации непосредственно с президентом РФ". А значит, "выявленная конституционно-правовая природа института высшего должного лица субъекта РФ обуславливает возможность наделения гражданина РФ полномочиями не обязательно только посредством прямых выборов населением субъекта РФ". Правда, судьи неожиданно много места уделили возможным вариантам выдвижения губернаторов, когда президент мог бы представлять несколько кандидатур или Законодательное собрание тоже могло бы не ограничиться одним выбором. Чувствовалось, что поправки в закон о политических партиях явно сыграли в пользу исполнительной власти при принятии решения. Кстати, судья КС Анатолий Кононов придерживается другой позиции по алтайскому делу. Он считает, что в постановлении "КС так и не объяснил до конца, почему он изменил свою позицию". "Для меня, как для юриста эта тенденция - нарушение прав человека - очень тревожна и очень печальна", - заметил Кононов, прибавивший, что "никак не укладывается в Конституцию" тот факт, что у граждан отобрали права, которые уже были даны ранее.

Право на выборы

Еще более, пожалуй, интересными оказались те пункты мотивировочной части постановления, которые фактически отказывают в удовлетворении жалобы заявителей.

Аргументация конституционных судей полностью меняет общепринятые представления об одном из краеугольных камней современного демократического государства - системе прямых выборов. Оказывается, что право на прямые выборы губернатора "не закреплено в качестве конституционного права гражданина РФ, нет такого права и в числе тех общепризнанных прав и свобод человека и гражданина, которые в Конституции РФ не названы". Более того, судьи уверены, что, "не имея своего непосредственного закрепления, эта возможность по своему нормативному содержанию не является необходимым составным элементом ни конституционного права граждан избирать и быть избранным, ни иных конституционных прав".

Зато особого места удостоены законодательные собрания: их статус в системе разграничения властей явно выше губернаторского. Судьи долго и подробно описывают достоинства региональных парламентов: "Полноправный орган народного представительства и потому принимает все государственно-властные решения, входящие в круг его полномочий". Учитывая, что теперь только два органа госвласти избираются напрямую, президент и представительные собрания, можно сказать, что мостик к президентско-парламентской форме правления уже построен. В то же время судья Кононов, представивший особое мнение, считает, что сейчас существуют "серьезные проблемы, связанные с принципом федерализма и разделением властей. Какой может быть федерализм, если власть субъекта РФ назначается сверху?". Кононов также считает, что возникают проблемы и с верхней палатой Федерального собрания: "Одна власть формирует другую, исполнительная власть идет на поводу у законодательной и как быть с Советом Федерации, где должны быть представители и той, и другой власти?"

А в результате

Внешне проигравшие заявители вчера выглядели почти именинниками. "Мы считаем, что одержали моральную победу, поскольку не было высказано возражений по нашей жалобе по существу, у нас все впереди", - заявил вчера на пресс-конференции лидер СПС Никита Белых. Правые интерпретировали постановление КС таким образом, что суд, по их мнению, уклонился от рассмотрения права президента "выносить и распускать". И потому СПС готов инициировать новые запросы в Конституционный суд. Белых также пообещал, что его партия готова вступаться и за уволенных губернаторов, и за распущенные парламенты (хотя таких пока и нет): "И мы будем им говорить, чтобы они не боялись отклонять предложенные кандидатуры - мы уверены, что при обращении в Конституционный суд регионального парламента, который будет распущен, у суда не будет возможности отказать ему в поданной жалобе".

   Мнение

Вчера получил дальнейшее продолжение конфликт вокруг переезда Конституционного суда в Санкт-Петербург. Напомним, что Дума готова в
течение недели внести изменения в законопроект о местожительстве этого высшего суда, хотя сам переезд с учетом ремонта здания Синода может
случиться не ранее конца 2007 года.

Как пояснил вчера председатель Конституционного суда Валерий Зорькин, он надеется, что переезжать им еще не скоро: "Я надеюсь, что этот вопрос будет решен грамотно, а пока мы остаемся здесь". Он также косвенно отреагировал на реплику Бориса Грызлова, позвонившего Зорькину накануне и потом сообщившего в прессу, что глава КС вроде бы признал целесообразность этого решения. "Говорить о политической целесообразности такого решения я, как председатель КС, просто не вправе", - заметил вчера Валерий Зорькин. А вот член Конституционного суда Анатолий Кононов фактически поддержал осторожно высказанный во вторник судьей Владимиром Стрекозовым прогноз развития ситуации. Он пояснил, что суд вполне может найти "адекватный ответ" Госдуме: "Любой закон может быть рассмотрен Конституционным судом". И хотя соображения этики не позволяют самим судьям пожаловаться себе на переезд, то это могут сделать юристы и другие граждане, которые, по словам Кононова, "уже звонят в КС" с подобными предложениями. Ситуацию комментирует "РГ" судья КС в отставке Тамара Морщакова.

Российская газета | Тамара Георгиевна, как вы думаете, зачем нужен этот переезд?

Тамара Морщакова | На самом деле нельзя найти никакого смысла в намерениях законодателя быстро провести это решение до Нового года через Госдуму. Такие темпы предполагают, что никакой дискуссии по этому вопросу не будет. Кроме того, ведь к дискуссии никто и не приглашен, о ней в Конституционном суде знают только из СМИ. Ни Дума, ни комитет ГД, который разрабатывает поправку, с Конституционным судом ни в какие дискуссии не вступали и даже просто не приглашали КС к участию в разработке этого законопроекта. Я понимаю, что он требует минимальных изменений: нужно поменять одно слово по поводу местонахождения, "Москву" на "Санкт-Петербург", но на самом деле изменение состоит не в замене одного названия города другим, а в совершенно намеренном выражении пренебрежительного отношения к Конституционному суду.

Кроме того, этот переезд неизбежно должен повлечь очень большие затраты.

РГ | Цена вопроса в данном случае определяется не только деньгами, очевидно, что из 300 сотрудников аппарата в Питер поедут далеко не все.

Морщакова | Если же оценивать переезд с точки зрения лучшей эффективной деятельности Конституционного суда, то это предложение - уничтожение эффективной деятельности. Безусловно, никто не станет перевозить научных сотрудников КС в Санкт-Петербург, потому что во всяком случае не удастся так быстро восстановить на новом месте деятельность Конституционного суда - это задача не из однодневных. И на долгое время в своей деятельности КС будет парализован. Специалисты нарабатывали опыт с 1991 года, и бросить все это ради того, чтобы устроить на работу кого-то другого, - это очень дурно пахнет. Да какими бы хорошими специалистами эти люди ни были, их придется всему обучать сначала, а кто будет передавать опыт, если все, кто окружает КС, за исключением судей, туда не поедут? Значит, надо будет начинать все строить на пустом месте - это старый принцип - "разрушить все до оснований и затем". Но история уже показала, что это не приводит ни к чему хорошему.

Я могу понять, что, может быть, такое решение вызвано желанием поднять Санкт-Петербург, но поднимать его нужно инвестициями, развитием жилого фонда, нужно создавать там условия для экономической деятельности. Чего можно добиться такими методами, перевозя туда федеральные органы госвласти, - необходимость для города обустраивать новых людей вместо того, чтобы думать о жилье для коренных жителей города?

Власть Работа власти Регионы Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Конституционный суд Отставки и назначения глав регионов