20idei_media20
    11.01.2006 00:00

    Ограничение игорного бизнеса: пример Воронежа

    Судьба игорного бизнеса вновь повисла в воздухе

    В частности, поправки в Налоговый кодекс, предполагающие увеличение госпошлины за выдачу и продление лицензии на занятие игорным бизнесом в десять тысяч раз - с 3 тысяч до 30 миллионов рублей, 19 декабря были одобрены на заседании думского бюджетного комитета, однако 23 декабря сняты с обсуждения самими авторами. В начале ноября прошлого года Госдума приняла в первом чтении законопроект, удваивающий ставку налога с одного автомата с 1,5- 7,5 тысячи рублей в месяц до 3- 15 тысяч. Но при втором чтении профильный комитет ГД рекомендовал отказаться от удвоения и провести лишь символическое увеличение налога до 4-8 тысяч рублей с автомата. Представлявший правительство директор департамента налоговой и таможенно-тарифной политики минфина Михаил Моторин назвал это решение "профанацией". Реакция "другой стороны" была противоположной. "Идет уничтожение игорного бизнеса, - заявил заместитель исполнительного директора Российской ассоциации работников игорного бизнеса Самоил Биндер. - На рынке в итоге смогут остаться лишь три-четыре игрока, способных платить требуемые суммы". Впрочем, точка еще не поставлена - налоговые, лицензионные и прочие проблемы игорного бизнеса решено рассмотреть в комплексе ориентировочно 20 января.

    Единственный, кто что-то успел, - Михаил Фрадков, подписавший в конце декабря постановление, согласно которому основным регулятором игорного бизнеса становится не спортивное ведомство, а министерство финансов. Оно наделяется функциями "по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере организации и проведения азартных игр и пари".

    Куда потянет новый куратор, станет ясно очень скоро, возможно, уже 20 января, но можно предположить, что финансистам придется не только считать, но и считаться - считаться с регионами, ныне настроенным к игорному бизнесу крайне недружелюбно. С 1 января в Белгородской области, например, вступил в силу закон, согласно которому все игровые заведения должны будут разместиться за чертой городов и сел. На предновогодней планерке губернатор Евгений Савченко поставил перед главами муниципальных образований задачу выдворить со своих территорий казино и ставшие привычными для городских пейзажей автоматы, найдя для них подобающее по закону место. Процесс регулирования игорного бизнеса с наступлением нового года начался и в Воронеже.

    Игорный бизнес, поначалу воспринимавшийся баловством богатых бездельников и экзотикой, в последние годы развернулся мощной, искусно организованной индустрией, потеснившей с насиженных мест продовольственные магазины и парикмахерские, занявшей в центре города лучшие "видовые точки". Игровые автоматы хлынули из помещений на улицы, в павильоны, на остановки общественного транспорта. В Воронеже их зарегистрировано более двух тысяч. Фактически же намного больше - многие "машины азарта" устанавливаются самовольно, городские власти не знают (или делают вид, что не знают) их владельцев. По данным Управления федеральной налоговой службы, за последние два года число автоматов в области увеличилось в 4,6 раза!

    Загипнотизированных лудоманией (так на языке психиатров называется болезненная склонность к азартным играм) становится все больше. Там, где крутятся большие деньги, не обходится без преступности. Ранним утром в круглосуточный салон на улице Новосибирской в Воронеже ворвались "рыцари наживы" в масках и, уложив обслугу и посетителей на пол, выгребли десятки тысяч рублей из кассы. Проигравшийся вчистую лудоман вернулся в салон с требованием вернуть ему деньги. В ответ на отказ открыл стрельбу из пистолета, ранив охранника и кассира. Семиклассники попались на том, что "кормили" автоматы фальшивыми пятидесятирублевыми купюрами, которые сами же и изготовили на компьютере.

    Почему возник и расцвел в Америке Лас-Вегас? Да потому, что там в большинстве штатов азартные игры вовсе запрещены. Столица казино и рулеток находится далеко за чертой города, посередине пустыни. И, конечно же, под неусыпным контролем налоговиков за доходами, постоянно снимающих налоговую стружку.

    По правилам бывшего Госстандарта так называемый "процент возврата", то есть доля денег, гарантированно возвращающиеся игрокам в виде выигрышей, не может быть меньше 75 процентов, остальное - в доход хозяевам (в западных странах на выигрыш идет 95 - 98 процентов). Но и это соотношение, по данным правоохранительных органов, постоянно нарушается. Как утверждают специалисты, у многих автоматов в городе вообще нельзя ничего выиграть. Чаще всего на периферии эксплуатируются аппараты, отслужившие свое в Москве или за границей и уже списанные. Проверить их на процент выигрыша на месте практически невозможно. Закономерно, что число разоренных любителей игры постоянно растет, а доход бюджета остается на стабильно низком уровне. В прошлом году налог с игорных заведений Воронежа составил 103,5 тысячи рублей, из них по предприятиям, имеющим игорные столы - 24,8 тысячи. В сущности - мелочь. За девять месяцев текущего года первая сумма подросла до 143,2, вторая упала до 15,3 тысячи рублей. Это от пятидесяти казино и двух тысяч автоматов. Неудивительно, что, как показали недавние опросы, проведенные воронежским институтом общественного мнения "Квалитас", 82 процента жителей Воронежа выступают за уход игровых автоматов с городских улиц и лишь 12 процентов против этого.

    Первыми, кто, не дожидаясь решений на федеральном уровне, попытался навести определенный порядок, стали белгородцы. В октябре 2004 года по инициативе губернатора Евгения Савченко областная Дума приняла закон о размещении объектов игорного бизнеса. Суть закона заключается всего лишь в одном пункте: "Игорные заведения не могут быть размещены в жилых помещениях, на рынках, в зданиях вокзалов, действующих общеобразовательных и медицинских учреждений, в заведениях культуры и заведениях, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность". Закон предписывал в течение года перевести игорный бизнес из многолюдных мест за черту населенных пунктов (как это и сделано в большинстве стран). Документ попыталась оспорить одна из игровых фирм, поддержанная областной прокуратурой. Дело попало в областной суд. Тот вынес решение о том, что Дума действовала в соответствии с нормами международного и российского права. "Местные законодатели закрыли брешь в российском законодательстве. Когда подобный документ будет принят на федеральном уровне, то область приведет свой в соответствие с ним, а пока будет руководствоваться принятым законом", - говорится в решении облсуда. Это решение оставила без изменений и судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, разбиравшая апелляционную жалобу. Таким образом, в Белгороде создан существенный правовой прецедент. "Зажим" вовсе не убавил поступления в казну, как предрекали многие. Наоборот, игорный бизнес в Белгороде приносит в этом году более 8 миллионов рублей в месяц (сравните с воронежскими 143 тысячами за девять месяцев).

    Воронежская областная Дума пошла несколько по иному пути, приняв сразу два документа, касающихся данного вида деятельности - закон "Об упорядочении размещения объектов игорного бизнеса" и об изменениях в закон об административных нарушениях. Суть их, по словам председателя комитета областной Думы по законодательству, безопасности и правам человека Александра Пономарева, в том, чтобы органы местного самоуправления получили возможность координировать размещение объектов игорного бизнеса на своей территории, а его организаторы несли более строгую ответственность за правонарушения в этой сфере. По воронежскому законодательству, игровые автоматы не могут находиться теперь в жилых помещениях, на рынках, вокзалах, в учреждениях образования, здравоохранения и культуры. Сам Пономарев называет этот регламент полумерами и не надеется на серьезное изменение обстановки.

    - Игорный бизнес превратился у нас из индустрии развлечений в явное социальное зло, - говорит он. - Все это создает негативное общественное мнение об отрасли в целом и вызывает раздражение как у населения, так и у предпринимателей, которые работают в данной сфере на законных основаниях и платят налоги. Действенность принятых нами мер теперь будет зависеть от позиции глав муниципальных образований, от того, захотят ли они их выполнять, считает Пономарев. Однако принять более определенные решения областные депутаты не могут из-за неурегулированности вопросов на федеральном уровне. Так что скорее всего речь в Госдуме 20 января пойдет не только о налоговых ставках.