Новости

12.01.2006 01:00
Рубрика: Культура

Сорокин устал от крутизны

Вышла "ледяная" трилогия скандального писателя

Владимир Сорокин вошел в легальную культуру в 90-е годы как своего рода литературный "отморозок". Вообще понятие "отмороженности" больше подходит для ситуации того времени, чем "оттепель". Не было ощущения весны и светлых надежд, как в 60-е. Не было романтизма "детей ХХ съезда". Зато было чувство абсолютной вседозволенности, и Владимир Сорокин стал, если можно так выразиться, "основоположником" этого умонастроения.

Помню шок, испытанный при прочтении его первой книги "Рассказы", где благодарный ученик поедал кал своего учителя, комсомольские вожаки грызли и нюхали череп своего убиенного товарища и т. п. Шок был не от того, что Сорокин написал. Шок был от самого факта случившегося. Это возможно в печатном виде. Это литература. Литература может быть такой. После Сорокина такие категории, как "искренность", "смелость", не то чтобы лишились смысла, но перешли в рязряд того, что мы понимаем под словом "традиция". Сорокин писал как бы после традиции.

Вообще Сорокин, как это ни странно звучит, писатель очень полезный. Думаю, он отбил у начинающих писателей охоту "понемножку" играть в безнравственность. Типа герой страшно духовный, но ему не чуждо ничто человеческое. Да, он не всегда управляет своими инстинктами. Что делать, человек - это духовное животное. Сорокин показал нам, что такое это духовное животное. Ни одна зверюга не способна на те мерзости, которые вытворяют его герои с вполне человеческим обликом.

Сорокинская трилогия - "Путь Бро", "Лед" и "23000", изданная под одной обложкой, это какой-то новый Сорокин. Или он устал от собственной "крутизны", или 50-летний возрастной рубеж заставил его о чем-то задуматься, или - что вероятнее всего - он продолжает морочить нам головы, но уже как писатель традиционного типа. Нежно любящий человечество. Бесконечно озабоченный его судьбой.

Сюжет пухлой трилогии мог бы уместиться в формате рассказа или небольшой повести. На Земле существует секта Людей Света. Они засланцы из космоса, где царит ледяная гармония, которую нарушает дисгармония земной жизни. Они узнают друг друга по зову сердец. Чтобы достучаться до этих сердец, Люди Света используют ледяные молоты, сделанные из якобы Тунгусского метеорита (на самом деле кусок космического льда). Собравшись вместе, все 23000, они снова станут Светом и уничтожат Землю с ее "мясными машинами". Космическая гармония восторжествует. Но выходит закавыка. Двое влюбленных "мясных машин" нарушают гармонический заговор. На планете торжествует жизнь и любовь.

Фантазия затейливая, но и прозрачная. Очень напоминающая американские фантастические боевики, в которых нравственности хоть отбавляй, а главное - всегда торжествует любовь. Если это пародия на них, тогда ладно. Но если это написано всерьез, то с Сорокиным что-то случилось.

И даже не знаешь, хорошо это или плохо. Читать это скучно. Как ни странно, увлекаешься только в тех местах, где Сорокин демонстрирует свое фирменное умение изображать всевозможные физиологические гнусности. Когда ледяной молот крушит ребра ребенку. Когда один из Людей Света что-то эдакое вытворяет с японской школьницей. И т. п. А в финале, где побеждает Любовь, хочется выть от тоски.

От ледяной тоски. Нет уж, не надо нам "правильного" Сорокина.

Последние новости