Новости

13.01.2006 02:30
Рубрика: В мире

Японцы списывают у финнов

По какой методике учить детей в школе. А она - советская!

Рождественские праздники в Финляндии на самом деле начинаются недели на четыре раньше, с наступлением Адвента - так называемого "маленького Рождества". Люди ходят друг к другу в гости, отмечают праздник в школе и на работе. А "большое Рождество" отличается здесь тем, что здешний Санта-Клаус действительно приходит в каждый дом и прямо с порога спрашивает:

 

- Есть ли здесь хорошие дети?

И ему всегда с энтузиазмом отвечают: "Да!" И это чистейшая правда. На финских детей сегодня равняется весь мир.

Раз в три года авторитетная организация PISA (Programme for International Student Assessment) проводит международное исследование образовательных достижений учащихся. Результаты последнего показали, что финские школьники сегодня самые умные в мире. За ними следуют дети из Гонконга, Кореи, Новой Зеландии, Канады, Японии, Бельгии, Макао. Что касается россиян, то наши школьники показали результаты ниже средних. По математике заняли 29-е место, по естественным наукам - 24-е, по грамотности чтения - 32-е. Более того, по сравнению с прошлым исследованием, проводимым в 2000 году, показатели "наших" снизились.

В последнем исследовании приняли участие более 250 тысяч 15-летних подростков из 41 страны. Из России - почти 6 тысяч человек из 212 школ 46 регионов. Проверялась способность использовать полученные знания на практике. Школьники отвечали на вопросы 85 письменных тестов, касающихся математики, естественных наук, грамотности чтения, а также умения решать проблемы. В тестах рассматривались ситуации, взятые из реальной жизни. И получилось, что финские дети к реальности готовы, а наши - нет.

Правда, тут стоит сделать скидку на то, что к нашей реальности быть готовым практически невозможно. Не то что в Финляндии - на сегодня самой конкурентоспособной стране в мире, практически с нулевым уровнем коррупции. Но все взаимосвязано. И вдруг наши школы, наоборот, всячески отрывают детей от житейских неприятностей? Не случайно же именно российскому интернет-гуру Артемию Лебедеву принадлежит фраза о том, что реальность существует для тех, у кого отсутствует воображение. Однако известно, если невозможно изменить реальность, то можно изменить отношение к ней. Как? Знают ли финны ответ на этот вопрос? Именно поэтому я и поехала в Финляндию на третий по счету только за этот год семинар, организуемый PISA.

Туда приехали представители почти из 40 стран. Директора школ, сотрудники министерств и ведомств, занимающихся образованием. Американцы, немцы, японцы - они в первую очередь не могли успокоиться: как это не они первые? В чем финский секрет?

Без инспекторов и экзаменов

И вот сижу на семинаре. Так же, как и другие, внимательно слушаю, и вначале мне кажется, что ничего особенного, чего бы я не знала прежде, здесь не рассказывают. Финны честно признаются, что многое взяли у системы образования cоветской России и ГДР. То-то я слышу - знакомо.

"В будущем финской системы образования первым пунктом стоит - равные возможности образования независимо от пола, возраста, экономической ситуации и материнского языка". "Базовые принципы финской системы образования: индивидуальный подход в обучении и поддержке учеников, высокое образование учителей, централизованное управление и поддержка на местах". А рассказывая о важнейших принципах развития учебного процесса в Финляндии, выделяют такое: культура, доверие и поддержка важны в повседневной школьной жизни. И тут я понимаю, что то, что нам кажется привычным звуком, для финнов действительно базовый принцип. Они в это верят, они над этим работают.

Например, если на семинаре без конца повторяется принцип "равные возможности", то они здесь действительно равные для всех без исключения. Если подчеркивают слово "бесплатно", то это моя проблема, что я не верю в бесплатное образование в силу причин, связанных с менталитетом, а оно здесь действительно такое. Если здесь представляют профессию учителя как одну из самых творческих и свободных в стране и рассказывают о том, что в вузах на специальность "учитель", а особенно "учитель младших классов" самый большой конкурс (доходит до 12 человек на место), то и это правда. Как и то, что для школьников действительно важны и знания, и творчество, и активная жизненная позиция.

Мне трудно это понять. Я, видимо, испорчена всеми преобразованиями нашего образования. Оттого с недоумением смотрю на японцев и американцев, которые записывают выступления финнов на диктофон и лихорадочно строчат, конспектируя на небольшие портативные компьютеры.

Но вот произносят то, что буквально заставляет меня застыть на месте: "Мы не контролируем наши школы, у нас нет инспекций. Доверие - важная составляющая нашей работы". Я тут же вспоминаю бесконечные аттестации и проверки, которые существуют в наших школах. Причем готовятся к каждой из них чуть ли не за полгода, напрягая и без того уставших детей по полной учебной программе. Не успеваю осознать важность этой информации, как поступает другая: в финских школах при переходе из класса в класс экзамены не сдают. Вплоть до 12-го класса. Вопрос стоит так: либо готовить детей к жизни, либо - к экзаменам. Сравниваю: у нас начиная с первой недели сентября, когда директора заранее предупреждают родителей, какие именно экзамены придется сдавать их детям в конце года, все силы направлены лишь на то, чтобы достойно пройти эти испытания.

Слушать финнов дальше, например, про важность на государственном уровне индивидуального подхода к каждому ребенку, я уже не могу. Хочу скорее попасть в школу, чтобы удостовериться: это все правда?

Больше полезных знаний

Но перед тем как я попала в финскую школу, судьба подарила мне встречу с интересным человеком. Павел Шмаков в свое время был директором Академического колледжа при Казанском государственном университете - достаточно прогрессивного учебного заведения, которое закрыли в 2001 году. Теперь Павел - по основной специальности учитель математики - перебрался в Финляндию, где занимается школьными олимпиадами и тем, что пропагандирует в финских школах такую вещь, как кружки. Ну, оказывается, не все есть в финских школах, нет у них в 7 - 9-м классах факультативов по биологии, физике и математике. Дополнительные занятия музыкальные и спортивные есть, факультативов - нет. И, видимо, чтобы восполнить этот пробел, фортуна круто изменила жизнь прогрессивного российского учителя.

- Образование в Финляндии действительно дает универсальные навыки, как говорится, "на все случаи жизни", - рассказывает Павел. - Если в России школьным лозунгом может быть "Больше знаний!", то здесь - "Больше полезных знаний!". Финские дети со школьной скамьи реально представляют, например, что такое налоги, банки, справки. В школах учат, скажем, тому, что если человек получает наследство от бабушки, мамы или тети, то ему придется платить разную степень налогов. И ребенок становится подготовленным к такому житейскому вопросу. Вот, кстати, типичный пример задачи по математике: "Гитару уценили на 15 процентов, а потом - еще на 10 процентов. Сколько стоит гитара?"

- Учитель здесь, как сотрудник сферы обслуживания, - продолжает Павел, - финские дети к школе равнодушны, у них нет понятия "любимый учитель". Они не понимают и такого: учитель мне нравится, поэтому я люблю предмет. Учитель - передатчик знаний, не более того.

Финны законопослушны до абсурда. Школьники здесь не списывают и не подсказывают. И, если увидят, что это делает кто-то другой, тут же скажут учителю. Я полгода работал во втором классе и стоило только мне задать вопрос типа "Кто сломал парту?", тут же как минимум 4 человека поднимали руки и говорили: "Это Марко!"

Походы у них тоже проходят своеобразно - общего стола нет. Каждый ест отдельно, правда, из вежливости обносит своей едой других - вдруг кто захочет. В школе, во время походов если учитель скажет сесть за общий стол, сядут - старший приказал. А так - нет.

Но что очень важно и в чем я вижу секрет финского успеха - в том, что власть, наука, бизнес и образование работают в одной связке. Одно дополняет другое, и при такой расстановке сил образовательная система работает.

Кто на слабенького?

Именно Павел привел меня в лицей при Хельсинкском университете, который неформально все называют между собой Norssi. В этом лицее работает замечательный преподаватель математики, внешне чем-то похожий на сказочника Андерсена - Йоханнес Паасонен.

Вы бы видели, как округлились глаза Йоханнеса, когда я ему сказала, сколько у нас получают репетиторы, которые занимаются математикой в выпускных классах с учениками. Штатные школьные учителя в Финляндии, похоже, давно забыли, что такое частные уроки. Если ученик не успевает по какой-то дисциплине, долг школы ему помочь. Для этого в штате даже существуют специальные педагоги, в обязанности которых входит подтягивать отстающих. Здесь считается незазорным оставаться на второй год, особенно после 9-го класса. В 10-й, "добровольный", класс идут те, кого не устраивает уровень знаний и общая оценка за 9-й класс. Подростки понимают, что к взрослой жизни нужно готовиться серьезно и поэтому спокойно тратят лишний год на то, чтобы закрепить школьные знания.

Йоханнес преподает уже достаточно долго, чтобы иметь возможность сравнивать, насколько изменилось образование в Финляндии. Одно дело, когда на семинаре рассказывают, мол, раньше мы брали пример со шведов, чья школа считалась всегда лучшей, теперь шведы приходят смотреть, как организована система образования, к нам. А другое дело, когда Йоханнес рассказывает, как окончил школу в Хельсинки в 1963 году, пошел работать учителем, а в 1972-м грянули нововведения и все очень сильно изменилось. Йоханнес считает, что успех финнов в образовании связан с тем, что школьникам приходится очень много читать. Даже математические задачи - каждая занимает как минимум полстраницы в учебнике. Финские дети сегодня - самые читающие в мире, а это означает очень много. Второе слагаемое успеха - по Йоханнесу - высокий имидж в обществе профессии учителя. Из-за этого очень высокий уровень каждого педагога. В других странах такого нет.

- А вы не боитесь, что к вам хлынут учиться со всей Европы. Раз у вас такие показатели?

- Пусть вначале попробуют выучить финский язык. Он очень трудный.

Больше всего Йоханнеса радует, что за последние годы вдвое увеличилось число студентов, желающих заниматься в университете математикой, физикой и химией. А огорчает то, что математики в средней школе всего три часа в неделю, причем в эти три часа входят и алгебра, и геометрия. То ли дело языки. Здесь в школах их учат как минимум четыре: финский, шведский, английский и еще один - по выбору. На них времени не жалеют. Еще одно сожаление Йоханнеса в том, что из-за принципа равного образования для всех у него совсем не остается времени на одаренных учеников. Что делать особо талантливым детям? Можно пойти в сильную платную школу, но в Хельсинки таких всего две. Стоят они 14 000 евро в год. Кстати, русских детишек там человек 15 учатся.

Учитель будущего

Martinkallio - так называется школа, куда мы приезжаем на экскурсию с другими участниками семинара. Находится она в пригороде Хельсинки. В школе чистота - дети ходят в одних носках. Директор - Ритва Никенен угощает нас фруктами: "Я подумала, что традиционное кофе и печенье слишком банально". По просьбе директора перед нами выступают школьный психолог, медсестра и социальный работник. Потому что здесь считают, что здоровье детей психическое и физическое, а также социальные проблемы учеников - самые важные вопросы. Нас поведут и в столовую, где красуется громадная елка, и накормят школьным обедом - печеночные котлеты, салат из капусты, пюре. Запивать на выбор - водой, налитой в кувшины прямо из-под крана (она здесь очень чистая), или молоком. И сладкое - разноцветное желе. Школьники, директор и учителя, включая медсестру, едят вместе с нами. И точно так же, как и любой рядовой ученик, и мы, и директор убираем за собой со стола, раскладывая посуду по специально отведенным для этого местам.

В школе - спокойствие и тишина. Преподаватель из Испании задает директору наболевший вопрос:

- А как вы справляетесь с проблемой насилия в школах? У нас учитель - такая опасная профессия. На некоторых уроках даже присутствуют полицейские.

- За 12 лет работы в школе я никогда с этой проблемой не сталкивалась, - отвечает директор. - Только однажды один из отцов вел себя не вполне адекватно. Но мы все уладили.

Испанец вздыхает.

Я тоже вздыхаю. И причина тому - молодая преподавательница... Как бы объяснить поточнее, чем она занимается... Я бы назвала это "учитель будущего". В каждой финской школе на специальной ставке есть такой педагог, который помогает ученикам определиться с будущим. Он выявляет наклонности ребенка, помогает подобрать дальнейшее учебное заведение по вкусу и возможностям, разбирает различные варианты будущего каждого ученика. Дети приходят к такому учителю, так же, как и к психологу, не в принудительном порядке, а сами - добровольно. У них в течение школьного периода по нескольку раз меняются пристрастия и приоритеты. Тот, кто вчера хотел быть юристом, сегодня может передумать и пойти, например, в экономисты. А это новые задачи, другие планы, иные предметы. И снова "учитель будущего" корпит вместе с учениками над решением этих проблем.

Правильный диагноз

Александра Тухканен преподает русский язык в финской школе уже 13 лет. В свое время она - филолог и журналист - вышла замуж за финна и переехала в эту страну.

- Меня возмущала финская система образования, когда в школе училась моя дочь, которую по здешним меркам можно отнести к разряду одаренных детей, - говорит она. - Но когда в школу пошел сын, у которого очень много проблем, мне сразу все очень понравилось.

В рассказе Александры мне показалось важным то, что повышенное внимание, которое уделяется здесь здоровью детей, приводит к выявлению таких болезней, которые у нас попросту проходят незамеченными и педагогами, и родителями. Скажем, синдром Аспергера - случай, когда у ребенка просто другой тип мышления, нежели у всех. И такого не стоит отдавать в отдельную спецшколу. Просто подход к нему другой и все учителя этому следуют. Или дисфазия - трудности в поведении, социальной адаптации и развитии речи. При нашей системе полный дневник двоек обеспечен. Помню, как одна мама пыталась объяснить учителю русского языка, что у ее ребенка дислексия, но это не повод для плохих оценок, а основание для дополнительных занятий. Учительница не слушала и ставила плохие оценки одну за другой. Здесь же к этому присматриваются и учат ребенка в соответствии с диагнозом, поставленным врачами.

Когда я спросила Александру о том, что она думает о пользе практических житейских знаний, прививаемых в школе, та привела мне любопытный пример. Финский язык не рифмуется. Финны говорят, что рифма - это примитив, отсталый XIX век. Финны хорошо понимают инструкции, а стихи они практически не читают. И тут я подумала, что все-таки их система образования, дающая такие высокие результаты, целиком у нас не привьется никогда.

Но целей таких никто и не ставит. Не то что целиком, а хотя бы частично позаимствовать передовой финский опыт. На трех семинарах, проводимых PISA, из России была лишь парочка журналистов. Это из Замбии представители министерства образования летели 24 часа для того, чтобы всего два дня побыть на семинаре и сразу же совершить такой же перелет обратно. Нашим, которым ехать всего ночь на поезде или час лететь на самолете, это ни к чему. Мы учимся лишь на своих ошибках. И то не всегда.

В мире Европа Финляндия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники