Новости

16.01.2006 01:00
Рубрика: Общество

Играют, если есть боль

В искусстве не национальности, а божественные вещи

У народного артиста Армении, народного артиста СССР и РФ Армена Джигарханяна сегодня три родины: его историческая родина Армения, куда он иногда летает, Россия, где он живет и работает, и Америка, где находятся его любимые жена Татьяна и кот Фил.

 

О русском театре и армянских сказках, об армянском кебабе и русских пельменях, о величии и тщеславии - обо всем этом он рассказал корреспонденту "РГ".

 Российская газета | Какой язык считаете родным - русский или армянский?

Армен Джигарханян | Оба. Я родился в Армении, но в русскоговорящей семье. Мама очень хорошо знала русский язык и отвела меня в русскую школу. Вся армянская интеллигенция, люди моего поколения и даже более раннего, очень хорошо говорили по-русски, на высоком, я бы сказал, уровне. Поэтому русский язык для меня является таким же родным, как и армянский.

РГ | Какие армянские сказки, песни из детства помните?

Джигарханян | Мне очень близко творчество Ованеса Туманяна. Армянский автор, но он для меня вне национальности, он просто великий. Я его армянский язык знаю, он мне понятен, часто привожу его в пример своим знакомым в России. Перевожу его сказки на русский - и все работает, красота и высший смысл совсем не теряются, потому что настоящее искусство. Он так же любим и дорог мне, как Пушкин или как Моцарт.

РГ | Вы сами учились актерскому мастерству в Армении, а преподавали в Москве, во ВГИКЕ. Есть ли различия в преподавании здесь и там?

Джигарханян | В том, чем я занимаюсь, нет национальности, нет пола, а есть какие-то другие, извините за пафос, более божественные вещи. Вот их и надо постичь, проникнуть, рассказать, почувствовать, забеспокоиться, а все остальное - предмет имитации. На эстраде играют азербайджанцев, армян, грузин, узбеков - это может позабавить, не более. А в кино и театре не важно, какой национальности человек и какой у него акцент, мы просто пытаемся понять друг друга. Величие, скажем, английского драматурга Шекспира в том, что армяне считают его своим автором. Он понятен всем, он вне национальности, из космоса. Кто такой Мстислав Ростропович - русский виолончелист? Нет, великий музыкант для всех народов!

РГ | Какую кухню больше любите - русскую или армянскую?

Джигарханян | И ту, и другую, особых предпочтений нет. У нас в Москве есть один ресторан, где можно покушать хороший армянский кебаб. С таким же удовольствием я пойду и на итальянскую, французскую кухню или русские пельмени поем. Кстати, о пельменях... я много их пробовал в своей жизни, но таких пельменей, как моя теща, жена делали, не делал никто. Она у меня русская, сибирячка. Еще раз повторяю, главное - понимать друг друга. Потому что насчет пельменей, хаша или кебаба мы договоримся - это самое простое, но есть другие, более важные вещи: как будут жить наши дети, что они будут понимать, к чему будут стремиться.

РГ | Живя в России, отмечаете ли армянские праздники?

Джигарханян | Праздник - это когда мне хорошо. Бывает, собираемся с друзьями. Иногда устраиваем застолья с армянской кухней. Но люди разные приходят - и русские, и евреи. Мне кажется, совсем не важно, какой национальности человек, меня никогда не тянуло в эти этнографические нюансы.

РГ | Вы в кино играете русских, грузин, евреев, умело подчеркивая признаки.

Джигарханян | Верно, я играл людей разных национальностей. Подсчитали, что я больше всего евреев сыграл. Но все-таки считаю, что играют не национальность, играют судьбу, играют, если есть боль, а она одинаковая у всех. Были, конечно, смешные ситуации: иногда кепку не ту оденут, не тот акцент подберут...

РГ | Что читаете в данный момент?

Джигарханян | "Госпожу Бовари" Флобера. Попалась мне книжка, открыл и не мог остановиться.

РГ | Когда-то вы поступали в

ГИТИС, и вас не взяли из-за сильного акцента, теперь вы признанный народный артист России... Стала ли эта первоначальная неудача дополнительным стимулом к тому, чтобы все-таки покорить Москву?

Джигарханян | Да, был такой факт в моей биографии. Была ли обида? Нет, не помню. Во-первых, это было триста лет назад. Во-вторых, я не азартный человек, не тщеславный. Если что-то люблю, то люблю прочно, надолго, а завоевывать, завлекать, охмурять - нет, это не мое...

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ Персона: Армен Джигарханян Лучшие интервью