Новости

24.01.2006 03:00
Рубрика: Власть

Власть обозначила границы

Для этого не пришлось перекраивать карту

С целью территориальной реорганизации местного самоуправления установлены границы, наделены соответствующим статусом 1418 дальневосточных муниципальных образований, причем почти половина из них - вновь образованные. Итого у нас в регионе получилось 46 городов, 127 муниципальных районов, 182 городских и 1063 сельских поселений, а общая численность выборных органов составила 30590 человек, в том числе 14543 депутата. Многие пришли на эту работу, надеясь на большие возможности, а оказалось, что возможностей гораздо меньше, чем ответственности. На всем Дальнем Востоке только 22 муниципальных образования являются донорами. Из всего числа учтенных на Дальнем Востоке муниципальных образований 98 процентов - дотационные.

Итак, лидеры в муниципальной реформе на Дальнем Востоке - Якутия, Амурская область, Хабаровский край. Они обязались решать вопросы местного значения в полном объеме с 1 января 2006 года. В Приморье, на Камчатке, Сахалине, ЕАО решили подождать до 31 декабря нынешнего года. Магадан отложит выполнение 131-го закона еще на год. На Дальнем Востоке практически завершен процесс приведения в соответствие с федеральным законом № 131-ФЗ нормативных правовых актов и, таким образом, урегулировано 97 процентов правоотношений. Хабаровский край не стал требовать льготного или мягкого режима и вступил в 131й закон как в холодную воду - надо так надо. Что уже успели почувствовать? Об этом беседа корреспондента "РГ" и спикера Законодательной думы Хабаровского края Юрия Оноприенко.

Российская газета| Юрий Иванович, почему вы не стали вводить льготный режим и ждать?

Юрий Оноприенко| Хоть закон сложен и противоречив, мы считаем, что промедление, откладывание означает неуверенность власти и может привести к ее дискредитации. Поэтому стали вырабатывать свои подходы, думать, как спроецировать закон на улучшение жизни людей, повышение уровня муниципального управления. Идея закона, в сущности, хороша. Действительно, местную власть надо приблизить к населению, она должна реально действовать там, где живут люди. Закон довольно четко разграничивает вопросы местного значения и полномочия между различными территориальными уровнями муниципальных образований, наводит порядок с системой органов местного самоуправления. Кто же будет против его положительных норм? На этапе принятия законопроекта мы внесли более 50 принципиальных поправок в него.

К нашему удовлетворению, оптимизирован перечень вопросов местного значения, в него включены работа с молодежью, детьми, вопросы сельского хозяйства и многие другие. Однако мы считаем, что наиболее слабым разделом является финансово-экономическая часть. Закон, как обещалось, должен был повернуть значительную часть финансовых средств в сторону местного самоуправления.

Но посмотрите - у муниципалитетов всего два местных налога: земельный и налог на имущество физических лиц. В целом эти налоги дают мизерные доходы в местные бюджеты. Отчисления от федеральных налогов также очень скудные. Поэтому финансовая основа местного самоуправления бедная, она не обеспечивает решение насущных, жизненно важных вопросов, которые поручены сегодня местному самоуправлению. Местное самоуправление не обладает достаточными финансовыми и материальными ресурсами. Но ведь власти без денег не бывает. Да, идея приблизить власть к народу красива. Но власть крепка и авторитетна, если она имеет денежный ресурс.

Конечно, сразу трудно сформировать бюджет за счет собственных доходов, который бы решал проблемы населения, но положительные примеры в этом направлении есть. Так, администрация села Арсеньево в Нанайском районе ввела платный проезд по единственной лесовозной дороге для тех, кто делает в тайге бизнес. Получаешь доход - изволь платить. А местное население по этой дороге ездит бесплатно, и этот пример не единичен. Есть районы, где проблема поисков источника финансирования неплохо решается - город Комсомольск-на-Амуре, Комсомольский и Нанайский районы. А вот в Советской Гавани нет понимания между районной властью и городской, идет спор о переделе собственности.

РГ| А как в крае остальные полномочия делили?

Оноприенко| Мы не пошли по пути бездумного разрушения сложившихся структур хозяйства и управления. Скажем, коммунальные проблемы, безусловно, небольшое поселение само вряд ли потянет. Часть полномочий поселения (теплоэнергетика, водоснабжение, ЖКХ, градостроительство) передана для управления муниципальным районам. Хотя у нас есть исключения - Вяземский, Корфовское городские поселения взяли на себя решение многих сложных вопросов, в том числе вопросы культуры, физкультуры, работы с детьми.

Чтобы поддержать реформу местного самоуправления, мы на реализацию федерального закона № 131-ФЗ в краевом бюджете на 2006 год запланировали более девяти миллиардов рублей. При этом часть полномочий по соглашению будет оставаться на уровне района. Например, если раньше было районное ЖКХ, то зачем его дробить и рушить? ЖКХ - это не только жилкомхоз, это котельные, теплосети. Разорвать сложившуюся систему можно, но зачем?

Наиболее сложные вопросы - финансы, имущество и кадры. Ведь собственностью никто в течение десятков лет не занимался. Не было даже госрегистрации прав собственника на имущественные объекты, нет технических паспортов на котельные. Чтобы начислять налог или сдавать в аренду, нужно иметь документы на помещение или объект. Получается, в районах имущество есть, его много, но оно как бы "ничье", т.е. юридически не оформлено как муниципальная собственность. Это вредит делу, поскольку нельзя эффективно использовать то, что тебе юридически не принадлежит.

Идея приблизить власть к народу красива. Но что есть сила и авторитет без денежного ресурса?

Мы не встали на путь перекройки карты края, нарезки новых муниципальных образований. Ныне у нас 236 муниципальных образований, из них 17 муниципальных районов, 2 городских округа и 217 городских и сельских поселений, т.е. вновь образованных муниципальных образований у нас только 12. И все равно к прежней армии управленцев добавились более 500 муниципальных служащих. Кстати, не везде появление новых структур оправдано. Но федеральный закон № 131-ФЗ этого требует - создавать в районных центрах самостоятельные муниципальные образования.

Надо ли было, например, создавать в таких небольших селах и городах, как Аян, Чумикан, Бикин, органы местного самоуправления поселения наряду с существующими там районными органами. В этом одно положительное - в результате реформы мы трудоустроили приличное число дальневосточников.

РГ| Готовы ли люди исполнять новые полномочия?

Оноприенко| В муниципальных образованиях, особенно в поселениях, нет кадров, готовых выполнять масштабные задачи федерального закона № 131-ФЗ. Допустим, поселения ныне самостоятельно занимаются местным бюджетом, местными налогами, а специалистов-финансистов, отвечающих новым требованиям, нет. Или - надо управлять муниципальным имуществом, муниципальной землей. В целом недостает служащих, которые бы наряду с базовым образованием имели образование в области государственного и муниципального управления.

Большинство наших управленцев - руководители эпохи предыдущих десяти лет, но психология их меняется в лучшую сторону. Если раньше можно было сидеть и ждать, пока "дядя" в районе пришлет средства, технику, готовые решения, то сейчас каждый обязан искать источник, где найти средства. Согласно реформе местного самоуправления сам народ должен определять, на что тратить деньги территории в первую очередь.

Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Хабаровский край Реформа местного самоуправления