Новости

31.01.2006 03:00
Рубрика: Общество

Средний учитель

Зарплата каждого четвертого педагога ниже прожиточного минимума

Однако положение российского учителя и отношение к нему общества пока остаются незавидными. Это показало масштабное исследование, проведенное Центром социологических исследований (ЦСИ) МГУ им. Ломоносова в рамках проекта Национального фонда подготовки кадров "Реформа системы образования". Опрос проводился в 31 регионе России среди более 2 тысяч учителей, директоров школ и руководителей органов образования.

Почем нынче педагог

Правда жизни такова: средняя зарплата российского учителя - 4812 рублей, директора школы - 6912 рублей. Зарплата каждого четвертого учителя едва покрывает прожиточный минимум - почти 24 процента получают менее 3 тысяч в месяц. Положение не спасают даже показатели Москвы и Санкт-Петербурга, где учителя получают от 8 тысяч рублей.

- Реальный заработок педагога в российской глубинке - 3-4 тысячи рублей, - говорит руководитель исследования, заведующий лабораторией изучения общественного мнения ЦСИ Александр Гаспаришвили. - Он кажется чуть выше лишь за счет московских и питерских зарплат. Примерно треть учителей вынуждены заниматься репетиторством и работать по совместительству, чтобы не попасть в "долговую яму".

Интересно, что даже в таких "продвинутых" регионах, как Самарская область, где вовсю идут образовательные эксперименты, на которые выделяются немалые средства, зарплата учителей - все те же 3-4 тысячи рублей. Учителя пополняют свой бюджет доплатами за классное руководство, проверку тетрадей, так называемое "заведование кабинетом", но доля этих доплат столь мала - около 20 процентов от общего дохода, что считать их реальной помощью невозможно. Более того, каждый пятый из опрошенных за последние два года ощутил на себе, что такое задержка или невыплата зарплаты.

- Принято считать, что денежный вопрос - не основное в профессии учителя, и привлекательной ее делает многое другое, - говорит Александр Тенгизович. - Но в социологии есть термин "сверх доминантная переменная", когда одна характеристика является особенно важной и затмевает все остальные. И здесь эта характеристика - зарплата учителя. Человек, который идет после вуза в сферу образования, должен понимать, что в принципе обрекает себя на нищенское существование.

Более чем скромные доходы учителей не позволяют большинству из них даже ходить в театры и на концерты: в прошлом году почти 35 процентов учителей не видели ни одного спектакля. Примерно равное количество - чуть более 20 процентов - позволили себе "выйти в свет" 1 и 2-3 раза. Тех же, кого можно назвать заядлыми театралами, среди учителей вообще единицы. Цифра не дотягивает и до пяти процентов. Менее обременительны для бюджета, а потому более популярны у учителей музеи и выставки.

Школа слабого пола

Современный учитель - женщина 43 лет, причем почти в 40 процентах случаев - это сельская учительница. Вообще у нашей школы ярко выраженное "женское лицо": 93 процента педагогов - представители слабого пола. И лишь 7 - мужчины. Молодые специалисты - до 26 лет - составляют в целом по России 5,7 процента опрошенных, а преподаватели 27-30 лет, уже получившие определенный профессиональный опыт, - 7,1. Больше всего педагогов 31-40 лет - это почти каждый третий опрошенный. Кстати, вопреки бытующему мнению, что у нас в школе засилие учителей пенсионного возраста, их не так уж и много: лишь 8,4 процента опрошенных принадлежат к группе 55-59 лет и 4,9 - старше 60 лет.

Но вот что печально: чем моложе педагог, тем скорее он идет в эту профессию не по призванию, а оттого, что другого выбора просто не видит. По крайней мере так ответили почти 18 процентов учителей в возрасте до 26 лет.

- Сейчас юношей в педагогических вузах раз-два и обчелся, - говорит Александр Гаспаришвили. - Если раньше их привлекала возможность избежать армии, поскольку в этих институтах были военные кафедры, то теперь последние сократили. Основная часть студентов, к сожалению, те, у кого нет альтернативы. Как правило, отношение к профессии у столь низко мотивированных, говоря языком социологии, людей в лучшую сторону не меняется.

Большинство учителей старой закалки довольны своей профессией, но картину портит зарплата. Работа, по их мнению, не гарантирует социальный статус, престиж и не обеспечивает необходимый уровень дохода. Вот что отвечали учителя на вопрос социологов о том, что нравится, а что нет в работе: "Больше всего нравится работать с детьми, чувствовать себя моложе рядом с ними. Не нравится рутинная работа с бумагами, отчеты, которые требуют вышестоящие организации не известно для чего".

И все-таки, несмотря ни на что, современный российский учитель не желает менять профессию (68,3 процента опрошенных). Но если проанализировать ответы по разным возрастным группам, то выяснится, что среди молодых учителей поменять работу стремятся 42 процента.

- Мы сейчас "погружаемся" в демографическую яму, - объясняет руководитель исследования. - Через какое-то время абитуриентов станет меньше и выпускников вузов тоже. Соответственно, вакансий будет больше. Не будет смысла выбирать низкооплачиваемую профессию. Если ситуация не изменится, то молодежь в школы не затянешь. Какой смысл работать где-то за копеечную зарплату, если молодому специалисту с университетским образованием любая фирма может предложить вакансию чуть ли не на тысячу долларов.

Виртуальная реформа

Несмотря на то, что в школах России уже вроде бы прошел первый этап компьютеризации и сейчас ведется масштабная работа по повышению квалификации учителей в сфере информационных технологий, эффект от этих мер очень незначительный. Педагогов учат обращаться с компьютером как с информационным ресурсом, а не как со средством обучения.

Более того, как выясняется, пользоваться компьютером вообще не умеют 40 процентов учителей и каждый пятый директор школы. Какой уж тут технический прогресс и высокие технологии! Есть ли в школах компьютеры и выход в Интернет - напрямую зависит от того, сколько детей учится в школе и где она находится. Так, только каждый четвертый сельский учитель может беспрепятственно выйти в глобальную сеть с рабочего места. В столичных школах такие возможности есть почти у половины опрошенных.

Почти 90 процентов учителей проявляют интерес к реформе образования - об этом разговаривают с коллегами в учительских на переменах и в кабинете у руководителя. Однако суть реформы для многих остается загадкой. Интересно, что тех, кто поставил модернизации плюс, столько же, сколько и тех, кто оценивает ее отрицательно - примерно 40 процентов. Среди директоров школ сторонников реформы больше, чем среди учителей (37,5 и 27 процентов соответственно). Ну а самыми ярыми "прореформистами" оказались руководители местных органов образования (56,8 процента). У них в оппозиции - родители: критикуют реформу 25 процентов.

Самая "любимая" тема для обсуждения у педагогов, конечно, Единый госэкзамен. Разработчики эксперимента могут порадоваться: ЕГЭ стали принимать более позитивно, чем пару лет назад, особенно на селе. А вот с нормативно-подушевым финансированием школ случился казус. По данным исследования, десятая часть местных управленцев образованием и слыхом не слыхивала о таком эксперименте. Более того, некоторые учителя из регионов, где система "деньги идут за учеником" уже вроде бы введена, вовсе не знают об этом. Социологи списывают такое неведение на плохую организацию информационной поддержки.

Цена престижа

Увы, за последние годы социальный статус учителей в сознании россиян резко снизился. По данным всероссийского опроса, проведенного Фондом общественного мнения в конце прошлого года, две трети россиян (65процентов) считают профессию учителя непривлекательной, и только пятая часть уверена в ее привлекательности.

Опрошенные учителя в свою очередь считают, что общественная оценка профессии учителя низка. В целом по стране такого мнения придерживается 66,5 процента учителей. Как видим, такие мысли, к сожалению, соответствуют действительности: учителя вполне адекватно представляют себе, как общество оценивает их профессию.

Причем ее низкий престиж вовсе связан не с качеством работы учителя, а с оплатой его труда: "Как общество может высоко оценивать учителя, который пропадает в школе целями днями за гроши?"

Оптимистов, которые считают, что статус учителя в обществе высок, ничтожно мало - всего 2 процента.

- Как ни крутись, а все проблемы упираются именно в заработную плату, - считает Александр Гаспаришвили. - Простого повышения зарплаты даже в два раза недостаточно, это мало что решит. Зарплата должна быть повышена относительно других профессий. Так, чтобы выбирая между учителем и юристом, молодой человек шел в педагоги, понимая: пусть зарплата поменьше, но на нее можно нормально жить, не ущемляя себя ни в чем и занимаясь при этом любимым делом.

Общество Образование Реформа образования
Добавьте RG.RU 
в избранные источники