Новости

04.02.2006 04:00
Рубрика: В мире

Судите сами

Адвокат Саддама Хусейна рассказал о ходе процесса над бывшим президентом

Российская газета| Насколько обоснованы обвинения, предъявляемые экс-главе Ирака?

Джованни ди Стефано| Обвинение объективно дало трещину. Хусейн пользуется неприкосновенностью в связи с законами, принятыми при самом Саддаме. Преступления, в которых обвиняют бывшего иракского лидера, не может рассматривать иракский суд.

Первый смертный приговор по поводу покушения на Хусейна был вынесен в Ираке через два года и три месяца после инцидента. Казнь была осуществлена после того, как апелляционный суд Ирака поддержал решение о применении высшей меры наказания. Глава страны подписал решение о смертной казни только после завершения судебного процесса.

Точно так же поступают губернаторы американских штатов, когда рассматривается вопрос о применении высшей меры наказания. Их роль чисто функциональная, а не административная. Хусейн не несет больше ответственности за свои действия, чем губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер, который недавно отказался помиловать преступника, приговоренного к смертной казни.

РГ| Существуют ли задокументированные доказательства того, что Хусейн отдавал преступные приказы? В частности, о казни своих политических противников?

ди Стефано| Хусейн, будучи президентом Ирака, подписывал много приказов, отказывая в отсрочке смертной казни тем, кто был к ней приговорен. Однако тщательного расследования тех преступлений не было.

В Ираке и сейчас существует смертная казнь. Действующий вице-президент Ирака недавно подписал шесть указов о применении высшей меры наказания. Три из них были приведены в исполнение. Смертная казнь применялась и во времена Хусейна. Законодательство в этом смысле не изменилось. Высшая мера наказания используется в Ираке только после завершения судебных процессов.

Когда американцы вторглись в Ирак, они решили судить президента этого государства за события, которые произошли 20 лет назад и являлись внутренним делом страны.

РГ| Использовался ли детектор лжи в ходе допросов Хусейна?

ди Стефано| Нет. Это не нужно, поскольку все знают, что бывший иракский президент действительно подписывал распоряжения о смертной казни.

РГ| Кто выступает основным свидетелем защиты экс-главы Ирака?

ди Стефано| Защита пока еще не начала свою работу. Сперва обвинение должно выполнить свою часть процессуальных действий. Но еще раз подчеркну: на настоящее время международные юристы не смогли определить состава преступлений Хусейна.

РГ| Почему вы считаете, что Хусейна следовало судить в Европе?

ди Стефано| Я считаю, что Хусейна вообще судить не надо. Но поскольку процедура уже запущена, суд должен быть честным. Он должен учитывать уже упоминавшееся мной положение о неприкосновенности главы государства.

Багдад вряд ли можно считать безопасным местом для проведения процесса. Поэтому о справедливости суда в иракской столице не может быть и речи. Суд должен проходить там, где спокойно и безопасно. Только в таких условиях будет принято законное решение.

РГ| Кто выступает официальным адвокатом Хусейна?

ди Стефано| Господин Дулайми. Еще существует группа юридических советников, которые готовы участвовать в судебном процессе, если он пройдет в безопасном месте. Я буду представлять интересы Хусейна в случае если будет принято решение перенести суд в США.

РГ| Расскажите, как Хусейн выглядит и ведет себя в суде?

ди Стефано| Не надо забывать, что экс-глава Ирака, как и экс-глава Югославии Слободан Милошевич, имеет юридическое образование. Он хорошо понимает законы и не позволяет никому относиться к себе с неуважением.

В мире Ближний Восток Ирак Суд над Саддамом Хусейном и его соратниками