Новости

11.02.2006 00:00
Рубрика: Власть

Из рейтинга "Форбс" в колонию

Глава правительства сразу же потребовал от министерства экономического развития и торговли и лично Германа Грефа навести порядок в сфере корпоративного управления и законодательства. Греф готов был подчиниться и рассказать о предложениях собственного ведомства. Однако премьер продолжал возмущаться в том числе и тем, что в последнее время происходят корпоративные поглощения, усиливающие роль государства в экономике. "Необходимо так усовершенствовать корпоративное законодательство, чтобы процессы поглощений не приводили к ухудшению ситуации в экономике", - заметил он, предположив, что "иначе вся жизнь пройдет в ожидании момента встраивания в государственную машину, чтобы не попасть под нее первым". На этом, правда, он как-то несколько смутился и взял паузу, но чуть позже нанес решительный удар, фактически дав оценку происходящим в стране событиям: "Эта машина имеет право на существование, но государственная машина должна асфальт укладывать, а не в асфальт закатывать".

Собственно, бизнесмены съехались вчера на Краснопресненскую набережную, чтобы перед ближайшим заседанием правительства, на котором планируется принять проект концепции совершенствования корпоративного законодательства на период до 2008 года, высказать свои замечания к творению ведомства Грефа. Однако после доклада главного экономиста стало ясно, что предложений в отличие от замечаний много, но уложить их сразу же в один документ явно не получится. Тем более что премьер просил "увязать это с совершенствованием и развитием банковской системы и финансовых рынков и в итоге ответить на вопрос: "Как повысить эффективность наших корпораций?". "Государство выполняет функции не только регулятора на этих рынках, но и является инвестором, пусть и не всегда эффективным, выполняет функции и основного акционера, и миноритарного", - признал Фрадков.

Методов защиты бизнесменов у министра экономического развития и торговли оказалось немало. В частности, Греф предложил принять поправки в Арбитражный процессуальный кодекс для предотвращения незаконного отъема собственности. Мотивы очевидны: на российском рынке очень велика доля корпоративных конфликтов и силового захвата собственности. Чем дороже становится собственность, тем больше изыскивается средств для ее незаконного отъема, разъяснял Греф. По его словам, в стране действуют так называемые гринмеллеры, которые стали миллиардерами, незаконно отбирая чужую собственность, и являются неэффективными собственниками, только захватывающими бизнес для перепродажи, а не для его развития. "Вместо того чтобы находиться в местах не столь отдаленных, они у нас находятся в высших рейтингах журнала "Форбс", - эмоционально продолжал Греф, явно имея в виду при этом известных бизнесменов.

Но, очевидно, что в первую очередь недобросовестным участникам рынка проводить корпоративные захваты помогает несовершенство действующего процессуального законодательства. А силовой захват юридических лиц, не имеющих, по словам Грефа, "политической крыши", приводит к тому, что честный "беловоротничковый" бизнес "не имеет возможности вырасти".

Поэтому среди предложений, содержащихся в концепции, существует и пункт о необходимости исключения корпоративных споров из подведомственности судов общей юрисдикции и отнесения их только к арбитражным судам. "Должна быть проведена китайская стена между судами общей юрисдикции и арбитражными и трудовыми и корпоративными спорами", - заявил Греф, поскольку под видом трудовых споров налагаются аресты на имущество предприятий, что приводит к их банкротству и последующей продаже. В качестве примера министр привел судебную историю, связанную с покупкой компанией "ЛУКОЙЛ" добывающего актива. Сначала один из районных судов Москвы вынес запрет на эту сделку, а, после того как это судебное решение было отменено вышестоящей инстанцией, аналогичное решение о запрете продажи активов было вынесено двумя районными судами Чеченской Республики. Поэтому, по мнению главного экономиста, рассматриваться корпоративные споры должны только арбитражными судами на территории, где находится ответчик по иску. При этом заявитель обязан предупреждать ответчика заранее о том, что в отношении него подан иск. В России, заметил Греф, широко распространен "корпоративный шантаж", который возможен в связи с недостаточно эффективным судебным контролем. Получается, что судьи порой сами вовлечены в такие шантажи и действуют в интересах определенных сторон. "Мы довели независимость судов до того, что у нас судьи стали вне критики", - возмущался Греф.

- Я сам пишу письма председателям судов и председателям судебных коллегий и не всегда, кстати, получаю ответ, - продолжал главный экономист, недоумевая, почему же ему не хотят писать.

Решения, принимаемые такими судьями, приводят к закрытию компаний, и "тысячи людей выбрасываются на улицы". В общем, те недобросовестные судьи, которые к тому же еще и не хотят отвечать на письма Грефа, "должны быть поименно названы", и для них должен существовать запрет "заниматься этими вопросами", считает министр.

Однако председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов, в целом согласившись с замечаниями главы минэкономразвития, все же предостерег от существенного ограничения независимости судей и жестких санкций в отношении их. "В противном случае все станут говорить о том, что суд в России не независимый, и дела начнут рассматривать в иностранных судах, - заметил Иванов. - Уже сейчас судьи напуганы жесткими мерами в отношении тех, кто не основательно применяет обеспечительные меры". В то же время, по его словам, аналогичные обеспечительные меры применяют и другие правоохранительные органы. Нужно решить вопрос об ответственности не только судей, но и других правоохранительных органов, подытожил председатель ВАС.

Но судебные вопросы - это лишь малая часть предложений ведомства Грефа. Экономическое ведомство предлагает отказаться и от деления акционерных обществ на ОАО и ЗАО и перейти к понятию акционерное общество. По словам министра, подавляющее число АО "не являются и не будут являться публичными компаниями". Поэтому, по мнению Грефа, необходимо "при совершенствовании закона об АО отойти от деления на ОАО и ЗАО и перейти к понятию акционерное общество, введя при этом критерий публичности компании. А уже в зависимости от их публичности и определять порядок раскрытия информации об акционерных обществах. При этом, по его словам, непубличные компании должны перейти в иную организационно-правовую форму, "которая у нас есть", например в ООО.

Послушав министра, настроение премьера лишь еще больше ухудшилось. "Мы чувствуем наличие тромбов", - с чувством полной безысходности, сказал премьер, еще больше уверившийся в том, что порядок в сфере корпоративного законодательства надо наводить как можно скорее, "иначе каждый попадет под каток в свое время". И в очередной раз Фрадков призвал своих министров работать и работать. Поэтому до конца 2006 года он поручил подготовить и внести на рассмотрение правительства проекты законов по совершенствованию корпоративного управления в стране, чтобы 2007 год стал "годом выпуска ключевых законов".

- В 2008 году будут спрашивать при выборах о проделанной правительством работе, - вдруг добавил Фрадков.

А напоследок дал свой ответ вечному оппозиционеру - Алексею Кудрину, который накануне вновь активно критиковал экономическую политику правительства, словно не имея отношения к кабинету Фрадкова. Премьер к такому несогласию со стороны министра финансов, судя по всему, относится глубоко философски, лишь изредка отвечая на выпады Кудрина. По мнению премьера, главный финансист "на самом деле не согласен с лишними государственными расходами в энергетике, которые нам позарез нужны". "А там инфляцией не пахнет", - задумчиво сказал Фрадков. Но ведь Кудрин признался, что он "не волшебник, а только учится".

Власть Работа власти Госуправление Экономика Бизнес Правительство Председатель Правительства