Новости

13.02.2006 05:00
Рубрика: Власть

Доминик де Вильпен: Высокие технологии в политике

Такое мнение высказывают многие французские политологи. Глава французского кабинета примет участие в заседании межправительственной комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества и проведет в Москве переговоры с председателем правительства России Михаилом Фрадковым. Накакануне визита французский премьер дал эксклюзивное интервью "Российской газете".

Российская газета| Господин премьер-министр, как бы вы охарактеризовали нынешний уровень отношений между Францией и Россией?

Доминик де Вильпен| Франция и Россия связаны настоящим стратегическим партнерством. Наше сотрудничество не прерывается ни на мгновение. Это относится и к диалогу на самом высоком уровне между президентами России и Франции Владимиром Путиным и Жаком Шираком. Лично я также очень дорожу таким партнерством, как вы знаете.

Это сотрудничество относится и ко всему, что касается деятельности правительства. В этой связи 11-й межправительственный семинар, на который я приеду в Москву 13-14 февраля, станет новым и важным моментом в отношениях между нашими странами. Речь идет о том, чтобы укреплять нашу совместную деятельность, а также придать ей новый импульс на постоянной основе через реализацию крупных совместных проектов.

Между Россией и Францией сложились особые отношения, имеющие давние исторические корни: во вторник я буду вручать орден Почетного легиона российскому 18-му Гвардейскому истребительному полку - наследнику легендарного авиаполка "Нормандия-Неман". Это весьма знаменательный знак того, что мы уже сделали вместе.

Но наши отношения с Москвой также развернуты в будущее. Каждый день они обогащаются новыми контактами в экономической сфере и в области культуры. Моей целью во время визита и нашей совместной работы станет дальнейшее укрепление таких контактов. Отсюда и выбор вопросов, о которых пойдет речь на межправительственной встрече - например, инновации и высокие технологии. Предстоящий саммит "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге в июле станет еще одним важным мировым событием, и мы также хотели бы способствовать его успешному проведению.

РГ| Что вы намерены обсудить на этот раз в Москве с российскими коллегами в рамках заседания межправительственной комиссии?

Де Вильпен| В эпоху глобализации мы должны работать совместно, чтобы противостоять вызовам, на которые теперь трудно дать ответ силами одного государства. Это вызов конкурентоспособности наших экономик прежде всего. Во многих областях Россия и Франция дополняют друг друга, и мы должны объединить наши силы. Затем вопросы безопасности: в мире, где все больше проявляются радикализм и терроризм, наше партнерство служит залогом мира.

По моему убеждению, нам предстоит сделать наше партнерство более интенсивным с помощью крупных структурообразующих проектов.

Поэтому мы решили в этом году сосредоточиться на высокотехнологичных областях, где Париж и Москва часто находятся на передовых позициях: таких, как космическая область, сороковую годовщину сотрудничества в которой мы отмечаем в этом году, разработки в области цифрового телевидения, атомной и обычной энергетики. В этих сферах мы должны теснее сотрудничать.

Следует использовать все возможности наших государств. Это касается, конечно, и экономики: во время визита меня будут сопровождать руководители крупных французских промышленных групп, а также мелких и средних предприятий. Я считаю, что мы можем лучше сотрудничать в таких областях, как фармацевтическая промышленность, информационные технологии и коммуникации.

Мы должны продвигаться вперед и в вопросах образования, подготовки кадров, культуры. В этой связи я рад, что через несколько месяцев Франция станет почетным гостем Московского книжного салона. Я рассчитываю, что уже во вторник мы объявим о новых инициативах в этих областях.

РГ| Как может дальше развиваться иранский кризис? Насколько реальна перспектива силового раскручивания конфликта? Может ли Иран без морального и материального ущерба выйти из этой сложной ситуации?

Де Вильпен| Это самый главный вопрос, которым мы вплотную занимаемся с европейскими партнерами, в особенности - с Россией.

Для того чтобы продвигаться к решению этого вопроса, первостепенным требованием должно стать соблюдение нескольких наших требований. Согласно первому мы должны иметь гарантии, что иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер. Второе требование - Иран остается в рамках режима нераспространения ядерного оружия.

Речь не идет о том, чтобы проводить политику смены режима в Иране, а о том, чтобы урегулировать проблему нераспространения ядерного оружия. Иран должен вернуть себе доверие и дать гарантии мирных конечных целей своей ядерной программы. Сегодня таких гарантий нет.

В этой связи нам всем следует объединиться и продолжать усилия в поиске соответствующего решения, которое позволит выйти из этого кризиса.

Мы должны продвигаться постепенно. Информирование Совета Безопасности ООН по поводу иранского ядерного досье - ясный сигнал для Ирана, который должен понести ответственность за свои действия. Совет Безопасности ООН и МАГАТЭ будут работать по иранской проблематике в ближайшие недели, стремясь добиться положительного результата.

Таким образом, двери для обсуждения остаются открытыми, если Тегеран предпримет необходимые шаги. Возможности для этого существуют. Так Россия представила Ирану свои предложения, которые учитывают опыт Москвы в области мирного атома и переработки ядерного топлива. Дльнейшее зависит от действий Ирана. Мяч на его поле.

РГ| Какие выводы официальный Париж сделал из недавних беспорядков в пригородах французских городов?

Де Вильпен| Прежде всего я хочу сказать, что из событий во Франции, которые произошли в конце прошлого года, не следует делать карикатуру, ни, тем более, использовать их для разжигания ксенофобии или расизма.

Правительство приняло необходимые меры для восстановления общественного порядка в духе уважения к закону, наших принципов и ценностей. Нам удалось это сделать, и сегодня ничего не угрожает людям, приезжающим во Францию с туристическими или деловыми целями.

В то же время я понимаю: произошедшие события требуют, конечно, масштабного ответа. В этом направлении нами был принят целый ряд мер, которые будут продолжены: речь идет о возобновлении диалога на всех уровнях, создании рабочих мест для молодежи в проблемных городских зонах. Мы стремимся помочь этой молодежи получить школьное и специальное образование, проводим реконструкцию городских территорий и строим социальное жилье. Тем самым используем все возможности для борьбы против дискриминации. Решением этих задач занято все правительство.

РГ| Французские компании явно отстают в экономической экспансии на российском рынке. Беспокоит ли это руководство Франции?

Де Вильпен| Я разделяю ваши выводы. Хотя наше присутствие в России достаточно велико. Здесь работает 400 французских предприятий. Существует несколько особых проектов, как, например, производство модели "Логан" автомобильной фирмой "Рено" совместно с российским партнером.

Тем не менее очевидно, что мы способны сделать больше. В том числе в области высоких технологий и промышленного партнерства, что и будет обсуждаться на межправительственном семинаре. Для продвижения вперед нам необходимы наглядные успехи, которые окажут стимулирующий эффект на французские предприятия, которые еще не вышли на российский рынок. Сотрудничество в области аэрокосмической промышленности с Европейским аэрокосмическим оборонным концерном (EADS) и фирмой Airbus, в области телекоммуникаций - с фирмами Thales и Thomson, в энергетическом секторе - с Total и GDF вписывается в эту логику. Также мы заинтересованы поощрять деятельность в России французских малых и средних предприятий.

Чтобы достигнуть этих целей, следует делать все возможное по созданию более благоприятной для сотрудничества обстановки. Идет ли речь об упрощении административных формальностей, защите интеллектуальной собственности, улучшении налогового законодательства или же об облегчении выдачи виз французским бизнесменам, Москва и Париж должны вместе посмотреть, как лучше реализовать эти задачи.

РГ| Будут ли во время ваших переговоров в Москве обсуждаться гуманитарные проблемы? В частности, вопрос о статусе неправительственных организаций?

Де Вильпен| Принимая во внимание доверительные отношения между Москвой и Парижем, мы будем, конечно, обсуждать все темы без исключения. Мы стремимся придать новый импульс нашему партнерству с Россией. Мы хотим, чтобы в этих процессах участвовало не только правительство, но и парламентарии, молодое поколение, университетские круги, гражданское общество.

Неправительственные и общественные организации играют в этих вопросах определяющую роль. Они действуют там, где у правительства нет достаточных средств, или же в тех областях, которые могут выходить за рамки обычной сферы ответственности власти. Для этого такие организации должны иметь возможность свободно осуществлять свою деятельность, соблюдая закон.

Что касается гуманитарных вопросов, мы регулярно затрагиваем их с нашими российскими партнерами при обсуждении, в частности, положения на Северном Кавказе. Я хотел бы, кстати, воспользоваться возможностью и отдать дань уважения французским неправительственным организациям, которые эффективно работают в этом регионе.

Власть Работа власти Внешняя политика