Новости

27.02.2006 04:20
Рубрика: Общество

Школа неравенства

Социологи нащупали главную болевую точку российского среднего образования

Общая любовь к знаниям еще не означает общей дороги к ним. Фото: Юлия Майорова. Его итоги, по-видимому, лягут в основу не одной программы в рамках национального проекта, которым названа сегодня реформа и поддержка образовательной сферы в масштабах всего Российского государства.

Никакой "прорыв" и "качественный скачок" немыслим без людей, которые вложат в него свой интеллект, навыки и таланты, сумеют победить в конкурентной борьбе.

В одночасье или из ниоткуда такие победители не приходят. Исторический опыт подсказывает банальную истину: они появляются только в стране, где уровень образования достаточно высок, а средние и высшие учебные заведения не строят искусственных барьеров перед представителями разных социальных слоев и групп.

Насколько же оно доступно и качественно, наше "всеобщее среднее"? Справедлива ли конкуренция при отборе детей в школы? За что платят деньги их родители и что получают в итоге? На все эти вопросы социологи попытались получить достаточно подробные ответы.

Исследование было инициировано Национальным фондом подготовки кадров и проводилось в Институте социологии Российской академии наук в 2004 - 2006 годах под руководством доктора социологических наук, руководителя Центра социологии образования, науки и культуры ИС РАН Д.Л. Константиновского. Научные сотрудники исследования: В.С. Вахштайн, к.с.н. О.Я.Дымарская, Д.Ю. Куракин (все - ИС РАН), к.э.н. Я.М. Рощина (ГУВШЭ).

Выводы доклада, представленного учеными, основаны на федеральном обследовании 1500 учащихся-старшеклассников и их родителей методом формализованного интервью по всероссийской выборке, специальных исследований в Самарской, Воронежской областях и в Чувашской Республике (сбор информации о школах, интервьюирование учащихся 9-х и 11-х классов и сбор информации об их родителях, проведение групповых дискуссий и глубинных интервью с учителями и администраторами школ, родителями школьников, родителями детей, не посещающих школу, представителями общественных организаций, деятельность которых связана с образованием и др.) Кроме того, использовались статистические данные, связанные с экономической, демографической ситуацией и системой образования в целом.

Первый раз в высший класс

Ученые, проводя исследование, выделили несколько типичных групп учебных заведений (на научном языке - кластеров), обладающих сочетанием тех или иных качеств образования, которое там можно получить, и пронумеровали их, условно говоря, от худших к лучшим. В расчет принималось то, насколько легко или сложно поступить в эти школы (лицеи, гимназии и пр.), как строится в них сам процесс обучения детей и каковы показатели выпускников. Групп в соответствии с "типами качества" получилось восемь. Каждая из них стала предметом отдельного углубленного исследования.

При внешней сложности подхода результаты получились на редкость ясными и прозрачными. Да, констатировали ученые, полностью доступного и действительно всеобщего образования в России на данный момент нет. Более того: многие барьеры на пути в "хорошие школы" и во время обучения создаются уже внутри них. В результате большая часть населения страны, по сути, лишена возможности получить в массовой школе полноценное и качественное среднее образование. Такое неравенство россиян, заложенное еще на старте их жизненного пути, в дальнейшем лишь становится резче. Если государство не примет в этом отношении срочных и хорошо продуманных мер, в будущем мы рискуем получить еще более расколотое и неоднородное общество, чем имеем сейчас.

Учись, директором станешь

Первый и главный барьер, который придется преодолеть наивному первокласснику, с букетом наперевес и с портфелем собравшемуся в школу, - социокультурный. Где именно он сядет за парту и как его будут учить, во многом обусловлено уровнем образования его родителей, сферой их занятости и должностью.

В школах, отнесенных к самой слабой первой группе, всего 28-29% родителей имеют высшее образование. В элитной восьмой - уже 77-80%. Фактически для ребенка, чьи родители не имеют высшего образования, вероятность оказаться в такой школе составляет около 20%. Важна и сфера занятости родителей. В первой, низшей группе школ, в промышленности заняты почти две трети отцов. В лучших гимназиях - уже всего 40%. В науке, образовании и здравоохранении заняты 36% матерей учащихся "лучших" гимназий (при средней величине этого показателя 27%), в сфере услуг матери учащихся таких школ работают существенно реже - 17% (средняя величина показателя - 29%).

Чем лучше предоставляемое школой образование, тем меньше в ней детей, чьи матери заняты физическим трудом. Этот показатель снижается с 39% в первой группе школ до 8% в элитной - восьмой. Руководителей подразделений среди матерей больше всего в элитных школах - 14% (при средней величине показателя 6%). Если в школах первой группы всего 2% отцов - руководители предприятий, а 57% - рабочие, то в восьмой группе уже 11% отцов - руководители (что более чем в два раза превышает среднюю цифру) и лишь 12% - рабочие (втрое ниже среднего).

Факторы наслаиваются один на другой, и в итоге ребенку из обычной, малообеспеченной семьи пробиться в престижную школу и закончить ее крайне трудно.

У деревни в заложниках

Не менее трудно маленькому человеку и его родителям преодолеть и другой барьер - территориальный. Если ученик живет не в мегаполисе или хотя бы областном центре (где расположено подавляющее большинство "сильных" школ), а в маленьком городе или в селе, его шансы получить качественное образование стремятся к нулю. Чтобы переломить судьбу, родителям придется ежедневно возить ребенка на учебу за несколько десятков километров, отдавать в интернат, селить у родственников и т.д. Сделать это в силах немногие. Да и в целом по стране, как показали исследования социологов, независимо от уровня школы, лишь 8 процентов детей обучаются за пределами того населенного пункта, где живут их родители.

В среднем по России на дорогу до школы учащиеся тратят 15 минут. Ученики "сильных" школ - уже 20-25 минут. 80% школьников ходят пешком, 15% - пользуются городским транспортом, на автомобиле родителей до школы добираются менее 4%. Но в "слабых" школах пешком ходят около 90% учеников (городским транспортом пользуются 5-10%), а в "сильных" - примерно половина. В элитных учебных заведениях до 36% учащихся добираются в школу городским транспортом, а 8-9% учащихся подвозят родители (что в два раза выше средней величины показателя).

Отдавая дитя в хорошую школу, родители вынуждены оценить собственные возможности - сможешь ли возить туда ребенка, готов ли он сам с утра пораньше штурмовать автобус или метро и стоит ли игра свеч. 60% родителей делают вывод, что нет, не стоит - и при выборе школы ориентируются на ее близость к дому. Но и здесь "два мира - два детства". Возможность потратить на дорогу минимум времени важна для 68-69% опрошенных учащихся слабых школ и их родителей. В "непростых" школах доля ленивцев снижается до 35%.

Впрочем, отдельная группа ответов - "выбрали эту школу, потому что другой в нашем населенном пункте нет". В подобной ситуации безальтернативного выбора школы оказались в среднем 17% опрошенных. Такие дети попали, по сути дела, "к деревне в заложники" и вынуждены в поисках хорошей школы преодолевать двойной барьер: территориальный и материальный. Что в таком случае делать их родителям - купить машину и ежедневно возить ребенка в райцентр? Но доходы жителей малых городов и сел редко позволяют такую роскошь. Есть, конечно, школьные автобусы, на которые государство выделяет специальные средства. Но, как показали опросы, бывает и так, что вместо одной слабой деревенской школы такой автобус везет детей в другую слабую школу, разве что чуть лучше укомплектованную.

Снова практически не пробиться сельским самородкам-ломоносовым в университет: у них изначально меньше шансов, чем у сверстников, обитающих в городах. В слабых школах на 68% тех, кто отдал сюда детей из-за близости к дому, приходится почти 40% родителей, у которых просто не было иного выбора, потому что в пределах досягаемости нет других школ. Чем лучше школа, тем меньше в ней процент "безальтернативщиков". В сильных элитных школах на близость к дому ориентируются 35% родителей и нет никого, кто не мог бы отдать ребенка в другую.

Учиться задаром - задаром учиться?

Невооруженным глазом видно, какие школы "для бедных", а какие - совсем наоборот. В первой, низшей группе, 30% учащихся и их родителей заявляют, что денег им хватает "только на самое необходимое". Вариант ответа "можем ни в чем себе не отказывать, нет никаких материальных проблем" в "слабых" школах выбрали 5% опрошенных, в "сильных" - 13%. Люди не слишком-то любят отвечать на вопросы о своих доходах. Социологи проясняют ситуацию другим путем: спрашивают, есть ли дома у ученика компьютер. Показательно, что в слабых школах "да" отвечают 38%, в сильных - 86-87%.

Учеба в хорошей школе - удовольствие дорогое, даже если официально плата за это вроде бы не взимается. Здесь экономический барьер встает во всей красе. Полностью бесплатным считают получаемое образование 40% опрошенных в первой группе школ и 11% - в восьмой. "Полностью платным" назвали обучение в своей школе менее 1% опрошенных учеников слабых школ и около 7% - элитных. Среди школ попроще, но все равно "хороших" показатель меньше - 4%. То же касается и "платы при поступлении" - для многих именно она является препятствием для учебы в лучших школах (о требовании такой платы упомянули 12% учащихся и их родителей).

Гораздо чаще ученики платят "за дополнительные предметы". В группах 1-5 такая форма оплаты распространена редко (менее 6% случаев). В шестой за дополнительные предметы своих детей платят уже 13% родителей. В 7-8-й уже 19% и 20%, соответственно. Самые распространенные поборы - "на ремонт школы" и "на подарки". Правда, они на качество образования уже не влияют.

Социологи поинтересовались, были бы готовы родители перевести ребенка в очень хорошую школу при условии, что платить пришлось бы намного больше. В среднем 12% опрошенных сказали "да", добавив: "независимо от суммы". В сильных учебных заведениях показатель составил даже 19%. В то же время 34% родителей детей из слабых школ важной кажется именно бесплатность обучения (в элитных - лишь 3 процентам).

Ты нам не ровня

Наглядности ради юноше, обдумывающему житье и перспективы, можно ответить на несколько вопросов, чтобы оценить свои шансы в "школьной лотерее".

Твои родители мало зарабатывают, в семье нет отца, отец и мать плохо образованы, у тебя несколько братьев и сестер? Тебе вряд ли светит попасть в престижную школу. Даже поступив туда, ты вряд ли сможешь долго в ней проучиться - не по карману.

Ты девочка, а не мальчик? Будь готова к тому, что, возможно, учиться ты будешь не в самой плохой, но и не в самой лучшей школе (на мальчишек родители чаще либо демонстративно не обращают внимания, либо, наоборот, "тянут их за уши" вверх по карьерной лестнице. Дочерей в таких семьях отдают в "приличную" школу, но не более того).

Твой папа занимает высокий пост, работает на негосударственном предприятии, чем-то руководит? Твоя мама получила хорошее образование, но сейчас занимается исключительно домом и детьми? Это хорошо. В самых качественных школах таких, как ты, много. Но, кстати, если мама воспитывает тебя одна и выкладывается на работе, то, скорее всего, ты тоже будешь учиться в неплохой гимназии, большинство выпускников которой обычно поступают в вузы. И так далее.

Есть препятствия, которые школа создает сама. Наглядный пример - престиж школы. Сейчас его достаточно тесно связывают с результатами ЕГЭ. Родители выбирают школы, где средние показатели ЕГЭ выше. Школы, в свою очередь, выбирают родителей: всегда проще набрать в класс сильных учеников, чем всерьез взяться за повышение качества образования (хотя одно с другим связано).

Как показали исследования, в лучшие школы большое количество учеников поступает в восьмом (до 18%) и в девятом классах (до 13%). В 10-11-х классах состав учеников меняется незначительно. 55% лучших школ принимают учеников по результатам вступительных экзаменов, в 10% из них существует конкурс при переходе из класса в класс, лишь 9% никому не отказывают в приеме документов. В слабых школах все наоборот: вступительные экзамены - 5%, берут всех желающих - 84%.

В целом по России среднее специальное образование считают достаточным для достижения успеха в жизни 13% учащихся и 11% родителей. Одно высшее образование, полученное в любом вузе, считают приемлемым 24% учащихся и 27% родителей. На то, что высшее образование нужно получать в престижном вузе, указали 43% учащихся и 45% родителей. На два высших образования ориентированы 18% учащихся и 14% родителей. Естественно, что ученики гимназий и элитных школ гораздо чаще ориентируются на такого рода вузы, чем их ровесники из "простых" учебных заведений.

Дороже здоровья

Впрочем, граждане России давно доказали: если они ставят перед собой цель преодолеть те или иные препоны (а особенно такие, которые жизнь ставит перед их детьми), то барьерам не устоять. Как выяснили социологи, явное неравенство шансов порой только подстегивает энергию и напор абитуриентов и их родителей, штурмующих элитные школы и гимназии. Но в целом каждая семья очерчивает для себя "коридор возможностей". И получает то, на что рассчитывает или что может себе позволить. Минимум иллюзий. Поэтому в среднем по России для 59% опрошенных на выбор школы повлияла все-таки ее близость к дому, для 29% важны были "хорошие учителя", для 25% - "отсутствие платы за обучение". 18% респондентов отметили в качестве причины выбора школы "хорошую подготовку в вуз". 17% ориентируются на "престиж" учебного заведения, 9% - на наличие в ней специализации. А вот предмет особой гордости директоров и школьных завхозов - хорошая материально-техническая база учебного заведения - интересует не более 7% опрошенных. Еще один любопытный факт: школу в отличие от вуза выбирают вовсе не по принципу "чтобы было легко поступить". Среднее значение данного параметра - 6%, при этом ни один из учеников элитных гимназий эту причину вообще не указал.

Одна из самых устойчивых установок детей и родителей при выборе школы - "престиж" учебного заведения (в сильных гимназиях этим руководствовались до 32%). Однако социологи выявили и парадокс. Этот самый "престиж школы" для многих оказывается ценен сам по себе, вне связи с будущей карьерой выпускника. Дело, выходит, не в планах на будущее, а в нынешнем статусе: элитная школа - своего рода "клуб", куда позволено войти только "избранным", а уж чем они в клубе заняты - дело второе.

Если судить по ответам, то лишь немногих родителей, выбирающих школу для своего чада, в первую очередь волновало, комфортно ли будет там ребенку. Доброжелательность учителей, их готовность помочь, хорошее отношение к детям отметили как главные критерии выбора лишь 2-3% родителей в регионах и 9% по России в целом. Крайне редко родители указывали и такой фактор, как наличие в школе условий для сохранения здоровья детей (по России - менее 2%). Но не стоит с ходу обвинять современных родителей в черствости. Да, школу по принципу "комфортности" в действительности выбирают редко. Но "вообще" считают это важным. Признаком высокого качества образования 72% родителей назвали "создание такой обстановки, чтобы ребенок с удовольствием ходил в школу". Для 67% важно, чтобы школа заботилась о сохранении и улучшении здоровья детей, чтобы среди одноклассников не было подростков с дурными наклонностями (это крайне важно для 59% опрошенных). 66% нуждаются в хорошей, доброжелательной атмосфере в классе. А вот "отсутствие перегрузки детей учебой" указывают в среднем лишь 38% опрошенных. Причем здесь существенной разницы между учениками и родителями в "хороших" и "слабых" школах нет.

Так или иначе, заключают социологи, в данном вопросе родители больше всего склонны к декларациям. "Вообще" комфорт в школе важен. "Здесь и сейчас" главное - качество обучения, возможность поступить в вуз и т.д.

На штурм!

Оценивая уровень своего образования, дети, как правило, настроены оптимистичнее родителей. И в хороших, и в слабых школах абсолютно удовлетворены образованием до 29% опрошенных одиннадцатиклассников, до 31% - скорее удовлетворены, 41% - удовлетворены лишь частично; скорее не удовлетворены 4%, полностью не удовлетворены менее 1% респондентов. Однако в ходе общероссийского опроса только 16% родителей указали, что абсолютно удовлетворены образованием, которое получает их ребенок. И уж тут чем школа сильнее, тем счастливее родители (от 10% в "обычных" школах с низкими результатами - до 27% в хороших гимназиях).

В среднем 67% российских родителей считают лучшим из возможных результатов обучения в школе поступление в вуз (в сильных школах это важно для 76%, причем 35% высоко оценивают связи данной школы с вузом). Хорошие возможности для трудоустройства после школы, как и следовало ожидать, важны для учеников "обычных" школ с невысокой успеваемостью (в среднем 41%). В школах с высокой успеваемостью такая перспектива привлекает лишь 24%. 99% выпускников элитных школ собираются поступать в вуз и альтернативы для себя не видят. В целом же около 80% 11-классников намерены хотя бы попытаться получить высшее образование. Если попытка не удастся, то 24% респондентов хотят ее повторить, а в течение года работать и одновременно готовиться в вуз. 14% собираются сначала получить среднее специальное образование и штурмовать вуз с этим дипломом. 6% в случае провала готовы пойти в армию.

При этом чем выше уровень школы, тем чаще ее ученики обращаются и к услугам репетиторов - дело здесь не в том, что "учат плохо", а в том, что "большего хотят".

Бесплатно в школе занимаются дополнительно для улучшения успеваемости 37% учеников. Правда, в худших и лучших школах любые дополнительные занятия вообще востребованы меньше - в первых потому, что никому не нужны, во вторых - потому, что там и без того учат хорошо. Платные дополнительные занятия в школе посещают в среднем 10% (в сильных гимназиях - до 25%). Бесплатно готовятся в собственной школе к поступлению в вузы 17% российских учащихся.

А к репетиторам в среднем по России ходят около 27% школьников. Но здесь важно, насколько высоки барьеры на пути к знаниям. Поэтому, например, в Самарской области к услугам репетиторов прибегают около 37% респондентов, а в Чувашии - лишь 8%. Перед поступлением в вуз репетиторов нанимают в среднем 32%, на различных подготовительных курсах занимаются примерно 44% (ученики хороших школ, естественно, чаще прочих).

Маршрут для школьного автобуса

В России хватает природных и прочих ресурсов. Общее среднее образование, заключают социологи, это один из важнейших. Но если разведка новых нефтегазовых месторождений не повышает автоматически их "доступность", то с образованием все несколько проще. Открытие или расширение даже нескольких хороших школ повышает доступность качественного общего образования.

При разработке таких программ эксперты рекомендуют в словосочетании "доступное качественное образование" делать акцент на втором слове. По мнению социологов, продуктивнее расширить уже имеющуюся хорошую школу, чем создать новую или подтянуть "обычную" до более высокого уровня. Если следовать такой стратегии, то "высший класс" мог бы составить до 25% от всех средних учебных заведений. В этом случае качественное образование стало бы доступнее и для детей из разных, а не только привилегированных слоев общества. Говоря проще - если парт в единственном первом классе лучшей городской школы хватает только на детей местного руководства, значит, надо открыть там еще два и набрать в эту школу хороших учителей.

Надо ли при этом закрывать откровенно слабые школы? Эксперты предостерегают от поспешных решений. "Отстойники" для трудных подростков и лентяев худо-бедно, но все же удерживают неблагополучных учащихся от "улицы", социализируют их. Другое дело, что такие учебные заведения необязательно надо называть школами - их, по-видимому, следует перепрофилировать. Но есть школы, которые сознательно избегают жесткого отбора учеников при поступлении, тем самым несколько снижая итоговые результаты успеваемости, зато дают доступ к хорошему образованию широкому кругу детей. Эти учебные заведения следует только поощрять. Образование - не производство мыла, его качество не оценить одними академическими успехами, замечают авторы доклада.

Программа, предложенная специалистами из Института социологии РАН, включает в себя достаточно многое: от реструктуризации школьной сети, реформы системы дошкольного образования, общественного контроля и государственного планирования до адресной поддержки одаренных детей из социально уязвимых слоев населения. Правда, в сугубо научном докладе приведен (авторы не удержались) и один до предела конкретный факт: в одном из чувашских сел районный администратор такую поддержку осуществил сам. Он отдал пару своих ботинок подростку, который не мог посещать школу, потому что родители пропили все, вплоть до его обуви.

Интересно, кто из высоких государственных чиновников готов последовать такому примеру?

   подробности

Давид Константиновский. Фото: "РГ".Полное название доклада рабочей группы ИС РАН под руководством профессора Давида Константиновского - "Проведение мониторингового исследования по оценке доступности качественного общего полного среднего образования в рамках учреждений общего и начального профессионального образования".

Российская газета | Давид Львович, было ли в результатах исследования что-то, что удивило вас самого?

Давид Константиновский | Я давно интересовался ситуацией в сфере образования. Бросается в глаза то, насколько усилилось неравенство в ней. Кроме того, вы обратили внимание, что родители выбирают школы для детей совсем не по тем критериям, которые педагогические авторитеты часто называют нам как самые важные? У нас были очень непростые дискуссии на этот счет с некоторыми деятелями из Российской академии образования. Мы стояли на том, что главный критерий качества образования - это его результат. Он заключается в дальнейшей социальной мобильности, которую человек получает после школы. Нет, утверждали они. Главное, чтобы ребенок "комфортно прожил данный жизненный этап". Хорошо, отвечал я. Представьте, что вы купили машину. Выехали на ней за ворота, и через пять минут она встала. Вы возвращаетесь к продавцу возмущенными: что вы мне подсунули? Машина не едет. Образование ничего мне не дало. А вам говорят: ну как же! Эту машину собирала лучшая передовая бригада в цехе с самым лучшим освещением, и сиденья в машине удобные... Результаты наших исследований поставили в этом споре точку. Родители и дети хотят от школы одного - результатов. А все, что касается "сбережения здоровья" и чего-то подобного, воспринимают в значительной степени абстрактно.

РГ | В докладе тактично и корректно, но проведена мысль о том, что слабые школы - "отстойники" для неблагополучных детей - надо закрывать или перепрофилировать. Не боитесь, что вас за это заклюют?

Константиновский | Ничего, мы готовы. Мы, конечно, думали, как этот тезис будет воспринят. Может, лучше все-таки называть такие учебные заведения школами, чтобы не травмировать детей. Но у них другая социальная функция. Они тоже очень качественные, просто качество другое - в соответствии с предназначением.

РГ | Вы дали отдельные рекомендации министерским работникам, директорам школ, региональным руководителям. В какой степени вы надеетесь быть услышанными?

Константиновский | Мне трудно выразить свои надежды в процентах. Но у меня в отличие от очень многих нет ощущения, что в среде этих людей сплошь тупицы и ретрограды. Там очень разные люди. И на них можно рассчитывать. Я пусть и сдержанный, но оптимист.

Общество Образование Общество Соцсфера Социология Реформа образования
Добавьте RG.RU 
в избранные источники