Новости

13.03.2006 04:00
Рубрика: Власть

Милошевич тяжело болел

В этом убежден руководитель Центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева, академик РАМН Лео Бокерия

- Наши контакты по поводу здоровья Слободана Милошевича начались в 2003 году, - рассказал нам Лео Антонович. - Именно тогда группа депутатов Госдумы попросила нас дать своего представителя в международный консилиум, который должен был собраться в тюрьме в Гааге для обследования здоровья Слободана Милошевича.

Помимо чисто профессиональных требований представителю необходимо было знание английского языка. Наш выбор пал на члена-корреспондента РАМН Елену Голухову. Елена Зеликовна собрала огромную информацию о состоянии здоровья Милошевича. Через пару дней к нам приехал лечащий врач Милошевича, наблюдавший своего пациента десять лет. Втроем мы все досконально обсудили, чтобы у западных коллег не было сомнений по поводу наших рекомендаций.

Было очевидно, что Милошевич страдает артериальной гипертонией, ишемической болезнью сердца. И то и другое в тяжелой форме. Поэтому общее самочувствие плохое. Тогда же, кстати, обговаривалось и место лечения. Но затем на целых два года всякие контакты прекратились. Вновь они возникли лишь в конце прошлого лета, когда были получены данные компьютерной томографии, свидетельствующие о заметном ухудшении здоровья пациента. Появились непрерывные тяжелейшие головные боли, боли в сердце. Меня лично эти головные боли смущали. Тогда мы попросили еще одного сотрудника нашего Центра, крупнейшего специалиста по нарушению венозного кровотока в мозге доктора медицинских наук Маргариту Владимировну Шумилину проконсультировать пациента. Такая консультация состоялась в конце сентября прошлого года. Вывод неутешительный: заболевание быстро прогрессирует, у пациента выраженная артериальная гипертензия, сужение сосудов, питающих головной мозг, нарушение венозной циркуляции в мозге. Милошевич не мог даже надеть наушники. Было отмечено, что больной недообследован, что он нуждается в специализированном лечении.

Об этом я написал письмо в Гаагский трибунал с предложением на проведение дообследования и лечения в нашем центре. Последовала пауза. Затем Гаагский трибунал обратился к нашему правительству - нужны были гарантии, связанные с пребыванием Милошевича в России. Министерство иностранных дел сообщило, что гарантирует охрану Милошевича, его возвращение после лечения. Одновременно мне звонил защитник Милошевича господин Кей. Он явно был хорошо расположен к нам, неоднократно связывался с Шумилиной. Но в это же время стали появляться отрицательные высказывания в прессе, на телевидении, всяческие подозрения о том, что Милошевич станет невозвращенцем. Говорилось и о том, что подобное лечение может быть проведено в самой Голландии или другой стране. И это бесспорно: возможности там есть. Однако такое лечение не проводилось. Не говорю о том, что сам Милошевич не раз заявлял о своем желании лечиться в нашем центре. Ему в этом было категорически отказано.

Теперь говорят, что он не принимал такого количества лекарств, которое ему было назначено, что исследование на хромотографе показало: дозы препаратов ниже предписанных. Хотя непонятно: как такое могло происходить в строгих условиях тюрьмы.

Я думаю, у Милошевича было достаточно причин, чтобы вот так внезапно умереть: инсульт, инфаркт миокарда, внезапная остановка сердца реально угрожали ему и могли привести к трагическому концу.

Когда верстался номер

Борислав Милошевич, брат экс-президента Союзной Югославии и Сербии Слободана Милошевича, вчера был госпитализирован в одну из московских больниц. Как сообщили в Научном центре сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева, Борислав Милошевич ночью почувствовал себя плохо, у него была аритмия сердца. В настоящее время его состояние нормализуется, но требуется дополнительное обследование.

Власть Работа власти Внешняя политика Смерть Слободана Милошевича Суд над Милошевичем