Новости

24.03.2006 01:40
Рубрика: Общество

В КГБ его звали "философ"

Российская газета| Знакомство с вашим творчеством состоялось более 30 лет назад, когда впервые увидел ваш плакат "Эдвард Григ". Он меня поразил: настолько неожиданным и элегантным было решение темы, что профиль композитора, как бы вырезанный в скале, и сейчас стоит перед глазами. У вас, я знаю, были и еще работы, связанные с музыкой, - "Джузеппе Верди", например.

Эдуард Дробицкий| Четыре с половиной тысячи плакатов находятся в Российской государственной библиотеке (бывшей Ленинке). Меня считают одним из самых крупных специалистов в области плаката - дважды удостоился Гран-при и более десятка раз завоевывал "золото". Вхожу в десятку крупнейших плакатистов мира.

РГ| Сам собой возникает вопрос: что вам ближе - плакат, живопись, графика, скульптура?

Дробицкий| Нас в то время давили. Поэтому когда невозможно становилось работать в плакате, уходил в книжную графику, когда запрещали делать что-то в книжной графике, брался за эстраду: делал костюмы, занимался сценографией. Я художник театра, кино, участвовал в съемках фильмов. Когда и там все рушилось, переходил на дизайн и архитектуру. В каждой области достиг самого верха. Многие художники обладают пятью Гран-при - но в одной области, а у меня в разных: за дизайн, живопись, графику, плакат, архитектуру.

РГ| Как вспоминаете те времена, когда вас, виднейшую фигуру неформальной культуры, власти "давили"?

Дробицкий| Они давили, а все равно все было нормально. Мы выжили, и все те, которых преследовали, бранили, стали ведущими художниками, чьи полотна висят во всех музеях мира. Это Немухин, Плавинский, Янкилевский, Кабаков...

РГ| Как вы считаете, наше искусство понесло потери оттого, что ряд мастеров вынуждены были покинуть нашу страну? Имею в виду Оскара Рабина, Василия Ситникова, Олега Целкова и других...

Дробицкий| Понимаете, то, что сегодня интересно и оригинально, завтра уже банально. Все проходит, как мода. Японцы, например, каждые четыре года меняют не только творческую манеру, но даже фамилию и имя! Поэтому они создают великолепные композиции.

РГ| Вы как-то сказали фразу, которая слегка настораживает, - о том, что достигли гармонии в эклектике. Слово "эклектика" все-таки несет негативный оттенок!

Дробицкий| Я доказал, что эклектика - тоже классический прием, причем доказал это на плакате и потом применял этот прием и в живописи.

Я не пишу природу; я создаю другую реальность. Не имею никакого отношения к сюрреализму. У меня - метафоры и ассоциации. Так я вижу мир - в парадоксальных ситуациях, они и создают такое искусство, которое заставляет людей думать. Плакат - это тренировка мозгов. Когда приезжаю на Запад, слышу: "О, приехал великий маэстро!". Там даже представить не могут, что я в месяц делал 35-40 плакатов! А нормальный художник делает один, ну максимум два...

РГ| Вы ощущаете груз лет? Примерно в ваши годы Сомерсет Моэм написал книгу "Подводя итоги". У вас нет подобного желания?

Дробицкий| Не собираюсь! Я уже выпустил книгу (Эдуард Дробицкий. Четыре жизни. - Ю.К.), но там - не я. У меня другая ситуация. Меня считали диссидентом не за то, что я рисовал, а за то, что я 80 процентов анекдотов запускал. И про русских, и про евреев, и про чукчей. Меня в КГБ знали под кличкой "философ". И даже пользовались этим, иногда просили сочинить анекдот.

РГ| Кары за это на вас обрушивались?

Дробицкий| Какие кары! Если убрать мат из моих анекдотов, они все точные, с точными формулировками. Сейчас уже отпечатана "Антология хулиганствующего ортодокса". Когда не рисую - пишу афоризмы. Каждый день - два, три, четыре.

РГ| У вас есть идеалы в сфере изобразительного искусства или, может быть, образцы, которым вы поклоняетесь?

Дробицкий| Конечно. Нет таких художников, у кого не было бы идеалов. Для меня высший идеал - Николай Фешин, Валентин Серов, Михаил Врубель. В основном русские. Все течения, все направления открыты нашими художниками!

РГ| Какие ставите себе цели?

Дробицкий| Каждый раз одну: если участвую в каком-то творческом конкурсе - должен победить! Сейчас участвую в конкурсе проектов памятника адмиралу Федору Ушакову. Конкурс состоится в Ярославле - прославленный флотоводец родом из Ярославской губернии. Заканчиваю работу над проектом и уверен, что выиграю.

РГ| На обложке книги "Четыре жизни" вы в шляпе и элегантном костюме, а на поводке держите павлина. Это - "цитата" Сальвадора Дали с его муравьедом?

Дробицкий| У Дали никогда не было павлинов! У меня павлинов было до десятка в мастерской. Все знали: "Павлины - это же Дробицкий!"

РГ| Почему держали этих птиц?

Дробицкий| Не знаю... По пьянке купил когда-то. Отправился на рынок и приобрел эту экзотику. Выделил им комнату. У меня и работы есть с павлинами.

РГ| У вас есть ученики?

Дробицкий| Сейчас буду вести кафедру в Суриковском институте. Ученики есть, например, Катя Григорьева и другие, они уже все известные. У них нет академического образования; обучаю их в другой области - грань предметного и беспредметного искусства.

РГ| Эдуард Николаевич, как вы полагаете, художнику нужно верить в Бога?

Дробицкий| Думаю, нет ни одного художника, который бы не верил в Бога. Бог есть, и каждый художник им отмечен. Всегда говорю, что рукой художника водит Бог.

Досье "РГ"

Эдуард Николаевич Дробицкий родился в г. Кропоткин Краснодарского края 24 марта 1941 года. В 1969 году окончил Московский архитектурный институт. В студенческие годы начал сотрудничать со столичными издательствами, проектировал театральные и эстрадные костюмы, работал над созданием почтовых марок, медалей, значков. Работал с крупнейшими театральными режиссерами - Ефремовым, Любимовым, Товстоноговым. В застойные годы возглавлял Московский объединенный комитет художников-графиков. Эдуард Дробицкий - участник 80 выставок в 20 странах мира, лауреат всесоюзных, всероссийских и международных премий, конкурсов и выставок, Биеннале, Триеннале.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Арт Архитектура