Новости

30.03.2006 02:00
Рубрика: Культура

Тень "Демона"

Подпольные частные коллекции предлагают амнистировать, но не сразу

Удивительно, но сами антиквары к амнистии относятся довольно сдержанно, считая, что ее время пока не пришло. Для начала, считают коллекционеры, надо законодательно установить правила игры на этом рынке. На этой неделе Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультура) предприняла вторую попытку привлечь внимание государства к этой проблеме. В минэкономразвития был направлен доработанный проект постановления правительства России о правилах антикварной торговли.

По словам начальника Управления по сохранению культурных ценностей Росохранкультуры Виктора Петракова, сегодня предметы старины можно продавать "и в обувном, и в овощном магазине". С тех пор как в России отменили лицензирование антикварной деятельности, этот рынок, утверждает чиновник, по обороту "грязных" капиталов сравним разве что с "рынком" наркотиков и оружия. Руководители Росохранкультуры попробовали переломить ситуацию еще осенью прошлого года. Но в минэкономразвития, как стало известно корреспонденту "РГ", документ "завернули". Объяснили это тем, что правил, установленных для комиссионной торговли, вполне достаточно, чтобы регулировать рынок антиквариата. Но так ли это на самом деле? Чтобы вывести рынок антиквариата из тени, владельцы ценностей должны быть уверены, что их добро не конфискуют, что покупают они "чистую старину", а не находящуюся в розыске. Но, как выяснилось, с правом собственности и "чистотой" покупки возникают большие проблемы.

Было ваше - стало наше

Достаточно вспомнить недавний случай в Нижнем Новгороде, когда гражданин сдал в антикварный магазин горшок с "родословной" в 3-5 тысяч лет. Его он получил в наследство от прапрадеда - геологоразведчика, собравшего еще в царские времена коллекцию из предметов каменного века. Однако горшок, как предмет археологической ценности, с продажи сняли оперативники, занимающиеся раскрытием преступлений в культурно-исторической сфере. И, как того требует Закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ", передали в музей. Вдобавок к горшку милиционеры изъяли у наследника и всю дедову коллекцию, насчитывающую 300 предметов. Парень, по слухам, до сих пор не может опомниться - зачем "засветил" коллекцию. Между тем в России найдется немало людей, владеющих несметными сокровищами старины. И все они, принеся реликвии на комиссию в антикварные магазины, рискуют лишиться своих богатств, а то и пойти соучастниками по уголовным делам о краже ценностей. При этом никто им стоимость конфискованных предметов не возместит. А все потому, что российское законодательство до сих пор не рассматривает культурные ценности в качестве объекта рыночных отношений. Челябинск сегодня будоражит дело о пропавшей в годы войны картине Врубеля "Летящий демон". Она исчезла в 1945 году во время передвижной выставки и "всплыла" через 60 лет в одном из местных антикварных магазинчиков. Там ее вполне легально продали любителю легендарного живописца. Теперь же государство требует Врубеля назад. Покупатель упирается, просит компенсировать потраченные деньги - несколько десятков тысяч долларов. Государство платить отказывается, поскольку по закону (Гражданский кодекс РФ) собственность в таких случаях подлежит возврату законному владельцу. Получается, что интересы покупателя антиквариата выпадают из законодательного поля и ничем не защищены. И много ли любителей старины захотят в таком случае вывести свои богатства на легальный рынок?

В списках краденого не значится

Однако проблема прав собственности на антиквариат не исчерпывается пробелами в законодательстве. Сегодня в России практически невозможно точно установить, тянется ли за старинной вещью криминальный след. Хотя при Росохранкультуре действует электронная регистрационно-поисковая система культурных ценностей, утраченных в годы Второй мировой войны, похищенных и незаконно вывезенных из Российской Федерации, а также не подлежащих отправке за границу. И в этой базе, по словам Петракова, содержатся данные на все кражи, которые были за последние тридцать лет в государственных музеях и в частных собраниях. Доступ к ней имеет любой покупатель старины. Но беда в том, что база эта далека от совершенства. Например, в ней не числилась картина художника Генриха Семирадского "Утром на рынок", пять лет назад украденная из Таганрогского музея. Просто пропажу вовремя не обнаружили. А в итоге покупателю, который отдал за полотно 160 тысяч долларов, пришлось его "добровольно-принудительно" вернуть законному владельцу.

Между тем в России 2,5 тысячи провинциальных музеев с плохой охраной и контролем. В их хранилищах несколько сот миллионов ценностей, до которых десятилетиями не доходят руки музейных работников. Необходима паспортизация каждого ценного произведения искусства, считает председатель правления Национальной гильдии экспертов в области искусства Евгений Зяблов. Но, увы, такими "досье", созданием реестра произведений искусств государственных и частных владельцев предметов искусства в России никто не занимается.

По оценкам специалистов, в нашей стране сегодня несколько тысяч частных коллекционеров, владеющих антиквариатом на немалые суммы - от 10 миллионов до 10 миллиардов долларов. Богатых людей в России становится все больше. И масштабы их денежных накоплений таковы, что в ближайшие 5-7 лет на рынок антиквариата хлынет новый мощный поток желающих приобрести "фамильные" ценности. И из периферийного он превратится в один из ключевых. Но государство к такому вызову все еще не готово, как и к тому, чтобы навести порядок в сегодняшней ситуации. И неудивительно, что огромный процент предметов, представленных на отечественном артрынке, подделки. Многие "кинутые" покупатели знают, что стали жертвами обмана, но молчат. Впрочем, с точки зрения житейской логики это объяснимо - заплатив за "фальшивку" тысячи долларов, они надеются сбыть с рук подделки спустя какое-то время. Благо размах черного рынка это позволяет.

Советы для начинающих

Руководитель юридической компании, специализирующейся на проблемах антиквариата, Виталий Корзун, напомнил, что в Гражданском кодексе есть статья о добросовестности приобретения и владения. Она предусматривает 20-летний срок добросовестного владения культурной ценностью, как основание возникновения права собственности. Для того чтобы доказать этот срок, необходимо заключить договор купли-продажи антикварной вещи. Однако если вещь была похищена, утрачена и прочее, то есть выбыла из владения гражданина помимо его воли, прежний собственник в любом случае вправе вернуть ее. Это гарантировано ст.35 Конституции РФ и ст.302 Гражданского кодекса. Правда, для этого также необходимо доказать в суде ряд обстоятельств: что именно этот гражданин являлся собственником, причем именно этой вещи и что она была у него, например, похищена. А это не так просто.

Итак, первый совет для начинающих коллекционеров - приобретайте предметы старины у проверенных, давно существующих на рынке и хорошо себя зарекомендовавших организаций. Это поможет избежать покупки краденой вещи. Второй совет - заключайте официальные договоры, чтобы в случае чего можно было отстоять свои права.

Что же касается вывода рынка антиквариата из тени, то, по мнению Виталия Корзуна, практически все необходимые для этого законы в России уже есть. Все дело теперь, считает юрист, в желании участников рынка их исполнять. Ведь покупатели часто сами под любым предлогом избегают заключения нормального договора купли-продажи, комиссии и т.д., чем лишают себя возможности действовать в правовом поле, а юриста - рычагов влияния на ситуацию. В данном случае все зависит в большей степени от менталитета людей, чем от законодательных установок. Однако специалисты придерживаются иного мнения.

"Серые лошадки"

Менталитет - дело приходящее. А "побелеть" рынок антиквариата можно заставить лишь в том случае, говорят чиновники из Росохранкультуры, если, во-первых, вернуть лицензирование этого бизнеса, во-вторых, как можно скорее утвердить правила антикварной торговли, и, в-третьих, ужесточить ответственность за подделку произведений искусства, то есть ввести новую статью в Уголовный кодекс. "Пока же в российском законодательстве не существует даже такого понятия, как антиквариат, - сетует Петраков, - а уж об артдилерах в законодательстве вообще речи нет". За 10-15 процентов от стоимости заказа эти посредники из мира искусств помогают инвесторам комплектовать частные коллекции - ездят по России, за рубежом, консультируют, договариваются с продавцами, организуют экспертизы, участвуют в оформлении сделок купли-продажи. Притом эти, как их называют в Росохранкультуре, "серые лошадки" трудятся в "черную". Они не имеют разрешений на свою деятельность, не платят налоги, не отвечают за обман перед клиентами. Впрочем, и рынок экспертов по антиквариату в России прозрачностью не блещет. Статус эксперта в России тоже не определен. Кто им вправе работать: музейный работник, независимый деятель искусств с именем или обычный коллекционер с опытом, - так и не ясно. При этом, по данным Росохранкультуры, от нелегальной деятельности экспертов госбюджет теряет от 20 до 30 миллионов долларов в год. Незащищенным остается и покупатель, который не может предъявить к ним претензии в случае приобретения поддельных или краденых вещей. И потому, считают специалисты, необходимо по аналогии, к примеру, с законами "О рынке ценных бумаг" или "О лекарственных средствах" подготовить проект закона "О рынке культурных ценностей". Это предложение, кстати, было озвучено на недавних парламентских слушаниях в Госдуме по проблеме противодействия обороту фальсифицированных культурных ценностей". И депутаты его одобрили.

Между тем директор Центрального дома художника и президент Международной конфедерации антикваров Василий Бычков убежден, что создание цивилизованного рынка пройдет в десятки раз эффективнее, если к этому подключатся "правильные" антиквары, артдилеры и эксперты, входящие в ассоциации. Кстати, эти специалисты приняли свой кодекс профессиональной этики. Главная его установка - презумпции незнания покупателя о предмете сделки. То есть если уж ты принимаешь на комиссию или продаешь антиквариат, то должен досконально изучить родословную и дать максимально полную честную информацию о его подлинности, художественной и материальной ценности. И, естественно, нести за это ответственность.

Что касается прав собственника, то здесь, по мнению специалистов, уже сейчас, не дожидаясь принятия закона, необходимо при конфедерации антикваров создать единый совет антикваров, искусствоведов-экспертов, артдилеров, юристов, которые несли бы солидарную ответственность за сделку. В этом случае заработала бы система страхования рисков. А покупатели и продавцы были бы спокойны за фамильные горшки и черепки. Тогда и рынок антиквариата потянется к "свету".

Справка "РГ"

За последние пять лет спрос на антиквариат в России увеличился в 10 раз. В среднем, как показывает статистика, старея и ветшая, вещи "набирают" в цене от 15 до 20 процентов в год. Прибыль же от продаж самых востребованных на рынке предметов (сегодня первые места по спросу держит русская пейзажная живопись и иконы XIX века) составляет от 500 до 1000 процентов.