Новости

31.03.2006 02:00
Рубрика: Власть

Война подполковника Путинцева

Семь лет понадобилось "РГ" и ее герою, чтобы доказать свою правоту

Путинцев был первым руководителем местной инспекции по охране труда, причем считался лучшим по этой части в области. Но после того, как его "взяли", воскресенскую инспекцию ликвидировали - "за ненадобностью".

"РГ", опубликовав статью об этом уголовном деле, тогда же высказала мнение, что материалы грубо сфабрикованы именно для того, чтобы убрать Путинцева и его очень неудобную для многих службу.

Наконец, в марте 2006 года Воскресенский, а затем Московкий областной суд полностью оправдали Владимира Федоровича, а определением Судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда оправдательный приговор признан правильным и вступил в законную силу.

С момента возбуждения липового уголовного дела N 19768 прошло семь лет...

Настоящий подполковник

Владимир Путинцев отдал армии почти всю жизнь. Впервые встав в воинский строй в Суворовском училище, впоследствии он окончил Инженерную радиотехническую академию и много лет охранял небо над Питером и Москвой, служил в войсках ПВО. В запас по выслуге лет ушел из Центра космической разведки ГРУ Генерального штаба.

Вот тогда ему и предложили поработать в государственной инспекции труда Московской области. Ее воскресенское подразделение Путинцев создавал сам. Но жизнь "на гражданке" имеет массу отличий от армейской. Путинцев в этом быстро убедился. Воскресенская трудинспекция стала очень большим раздражителем для тех, кому было глубоко наплевать на нанятых и фактически бесправных работников. За их увечья и болезни от неправильно организованного труда никто отвечать не хотел. Тем более что в коммерческом секторе Воскресенска трудились близкие и родные власти люди.

Надо признать, неприятности на Путинцева свалились не вдруг. Его не раз предупреждали, чтоб поумерил пыл. Подполковник не понял.

Взятка из чулана

29 января 1999 года вечером Путинцева срочно вызвали на службу. В кабинете его уже ждали. В подсобке, которая была открыта всем, в куче поломанной мебели ночные гости нашли деньги, объявив их взяткой. Так родилось уголовное дело на самого Путинцева и его инспектора Татьяну Зементову.

Автор уголовного повествования, на тот момент - старший следователь, Михаил Манейкин и опер местного ОБЭПа Зверев запустили процесс, в конце которого был весомый результат - полное оправдание "преступников", инвалидность инспектора Зементовой, ишемическая болезнь сердца самого Путинцева и уничтожение его личного имущества.

Годы спустя, когда прошли многочисленные судебные заседания, стало известно, что фальсификации в этом деле начались с самого первого шага, первых бумаг. Для создания видимости оперативно-разыскных действий изготавливаются документы самими исполнителями, подписи начальства на них банально подделывались.

Проживал Путинцев рядом с Воскресенском, в закрытом военном городке. Доступа туда бравые сотрудники милиции не имели. Но арестанта заставили сесть за руль его "жигуленка" и отвезти их в военный городок. У борцов с преступностью была санкция на обыск от прокурора Воскресенска. Такую санкцию для закрытого военного объекта имел право дать лишь окружной военный прокурор. Но это уже было не важно.

Обыск ничего не дал, забрали лишь документы на машину Путинцева. Потом арестантов отпустили. Про Зементову следствие забыло на год.

С Путинцевым ситуация развивалась так. У него без суда и следствия ("взяточник" как-никак) отняли личный автомобиль. Поставили на закрытую стоянку местного УВД с охраной и камерами слежения. Там очень быстро и до сих пор неизвестно кто машину разобрали на запчасти. А то, что от нее осталось, использовали... в качестве тира, о чем свидетельствуют многочисленные дырки от пуль пистолета ПМ.

Весной 2000 года Путинцеву предъявляют обвинение по четырем статьям Уголовного кодекса. И на полгода о подполковнике забыли. А к осени его следователь Манейкин дело по трем статьям прекратил. Но не надолго. На следующий день после прекращения он выносит другое постановление - о привлечении подполковника по 18 эпизодам новой статьи. Что стало с оставшейся от прежнего обвинения статьей, следователь Манейкин написать забыл. Спустя годы следователь на суде валил все на прокурора Черниченко, а тот отвечал, что ничего просто не помнит.

Следствие тянулось вяло и лениво. Его трижды продлевали как очень сложное.

Суд навсегда

Уголовное дело подполковника и инспектора составило 16 томов, и, наконец, дошло до Воскресенского суда. Первым принял его опытный судья Виктор Бородин. Почитал и вернул прокуратуре ее творение. Подержав дело полгода, прокуратура опять отправила его в суд. Правда, когда вышел новый УПК, прокуратура предложила Путинцеву прекратить уголовное дело "в связи с изменением обстановки". Обстановка к тому времени, действительно, изменилась. Но кодекс был ни при чем. Путинцева убрали. Проблему "разрулили". Трудовую инспекцию ликвидировали. До полной победы не хватало мелочи - куда-то деть ставшее ненужным уголовное дело... Сажать подполковника оказалось сложно - слишком активно дрался. А прекратить "вчистую" - невозможно. По закону это означало, что авторы подделки могут понести уголовную ответственность. От такого прекращения подполковник отказался. Проблема разрешилась неожиданно и просто. Судья Бородин, вдруг забыв, что уже признавал действия милиции и прокуратуры незаконными, оперативно рассмотрел дело. Признал обоих подсудимых виновными и отправил их за решетку.

Три месяца Путинцев и Зементова знакомились с нравами и порядками в СИЗО и ИВС, пока судебная коллегия Московского областного суда этот приговор не отменила. Дело отправили в Воскресенск рассматривать по новой. Более того, судебная коллегия предложила воскресенским судьям разобраться с законностью возбуждения обоих дел. Кстати, отменив приговор, Мособлсуд освободил из-под стражи подполковника и инспектора.

Канитель началась по новой. Трое судей поменяли на этом процессе. Но повторить приговор не получалось. И тогда началось банальное затягивание - сотрудники прокуратуры как-то вдруг разом все вспомнили об отпусках и невероятной занятости, в результате чего никак не могли посещать суд. Абсолютно то же самое происходило со свидетелями из местного УВД. Они переболели всем, чем богата медицинская энциклопедия. Или терялись.

В общем и целом, со всеми проволочками судебное следствие тянулось 4 года.

Счастье в деле каждого, кто попал в такую же историю, как подполковник Путинцев, одно - грамотный, беспристрастный суд. Собственно, когда затевалась судебная реформа, речь шла именно о таком правосудии. В деле подполковника Путинцева таким беспристрастным арбитром оказался в итоге Воскресенский и Московский областной суд. А если конкретно, то судья Татьяна Легкова, а позже - вся коллегия по уголовным делам Московского областного суда под председательством Анатолия Колпакова. Они смогли распутать годами создаваемый клубок лжи.

Определение "оборотень в погонах" придумали не журналисты. Но термин прижился. Тем более что граждан при исполнении служебных обязанностей, которые не борются с преступностью, а фабрикуют уголовные дела на законопослушных людей, в нашей стране немало, и, что обидно, меньше не становится. Побороться с коррупцией в прокурорско-милицейской среде обещают все - от районных депутатов до высших чинов в государстве. Пока получается не очень.

Единственной достойной преградой "оборотням" может быть в России сегодня только суд. Перевоспитать в одночасье тех, кто фабрикует уголовные дела, не получится. Слишком много лет это было привычной практикой.

То, что сделали Воскресенский и Московский областной суды, показывает: что бы там ни говорили, а судебная реформа дает конкретные результаты.

Кто куда подался?

О людях, достойно прошедших страшные жернова отечественного "правосудия", наша газета пишет нечасто. И не потому, что не хотим, а потому, что войну на мирном фронте переживают и выдерживают далеко не все. Один из главных вопросов, которые задают всегда читатели после публикаций о чей-то победе, такой: а что стало с теми, кто делал из честного человека махрового уголовника?

Очень больной для нас вопрос. Потому как чаще всего никаких разборов полетов после многих лет борьбы не случается. Отстоял человек свою честь и достоинство - и молодец.

Сегодня бывший воскресенский прокурор Черниченко - на заслуженной пенсии. Создал свою адвокатскую фирму в том же Воскресенске. Следователь Манейкин вырос - уже старший помощник прокурора Воскресенска.

В областной прокуратуре за эти годы сменилось четыре главных прокурора. Всем четырем писал подполковник не по одному разу. Но ни до одного достучаться не получилось.

Один из главных действующих лиц этой истории, кроме следователя Манейкина, - оперуполномоченный Воскресенского УВД по фамилии Зверев. Капитан с тех пор вырос и стал подполковником. Трудится все там же. Оправданные жалуются, что выросший капитан попугивает их, обещая "не простить".

Государственная инспекция труда по Московской области, когда случилось несчастье с одним из ее лучших сотрудников, промолчала. Быстро ликвидировала воскресенское подразделение и даже не поинтересовалась судьбой родных кадров. Хотя можно было и свое служебное расследование провести или, как минимум, пообщаться с людьми. Но спрашивать сейчас за те годы не с кого. Люди в областной инспекции поменялись.

Говорят, что в "горячих точках" при боевых действиях у бойцов год идет за три. Выжившим и победившим дают ордена. За победу на "мирном фронте" над милицейско-прокурорским произволом победителям ничего не положено: пусть скажут спасибо, что выжили?

Власть Работа власти Госуправление
Добавьте RG.RU 
в избранные источники