20idei_media20
    12.04.2006 02:00
    Рубрика:

    Леонид Никитинский: Ботинки ходили по инстанциям

    Файзулина обратилась непосредственно к продавцу с просьбой заменить обувь. Предпринимательница Неустроева отказалась. Файзулина потребовала провести товароведческую экспертизу. Неустроева снова отказалась, и покупательница провела экспертизу за свой счет - в Тюменской судебной лаборатории. Был составлен акт экспертизы, согласно которому причиной повреждения обуви явилось "применение хрупкого материала", не соответствующего ГОСТ. Пытаясь обойтись без суда, покупательница снова обратилась к продавцу с предложением вернуть деньги за обувь, заплатить за проведение экспертизы, выплатить пеню, компенсацию морального вреда и возместить расходы на представителя ("в силу профессиональной загруженности", Валентина Петровна попросила заняться делом своего сына-юриста). Предпринимательница отказалась.

    Тогда Файзулина подала в мировой суд Калининского автономного округа г. Тюмени. В суде ответчица стала ссылаться на "неаттестованность и неопытность экспертов" (начальник лаборатории, проводивший экспертизу, имеет стаж 23 года) и на "неправильную носку обуви". Суд отклонил иск покупательницы.

    Файзулина подала жалобу на решение суда. Новый суд назначил еще одну экспертизу, которая была проведена спустя несколько месяцев: в этот раз виновной в "распаде" ботинок опять признали покупательницу. Поскольку выводы двух лабораторий противоречили друг другу, на очередном заседании в Калининском районном суде Тюмени Файзулина потребовала провести еще одну экспертизу, которая признала за ботинками заводской брак.

    В процессе судов (всего их было семь) выяснилось, что предпринимательница Неустроева покупала товар не на фабрике, а у частного перекупщика; сертификат у него истек еще до приобретения товара - то есть был выдан на другую партию обуви. А выдавал сертификат тот же эксперт, который представил суду справку о надлежащем качестве ботинок. По решению Калининского районного суда ботинки поехали на очередную экспертизу - теперь уже из Тюмени в Челябинск. Там в третий раз был установлен заводской брак.

    После этого областной суд все же признал, что "виноваты ботинки", в которых был заводской брак, и удовлетворил требования покупательницы частично. Всего взамен потраченных двух тысяч Файзулина получила 10 тысяч рублей: 2 тысячи - стоимость ботинок, 5 тысяч - расходы на представителя и 3 тысячи - возмещение морального вреда.

       комментарий

    Диана Сорк, вице-президент международной конфедерации обществ потребителей (КОНФОП), адвокат:

    - Диана Михайловна, вы провели уже многие десятки потребительских исков, насколько типична эта история из Тюмени?

    - Ситуация совершенно типична, и в первую очередь именно для обуви. Она часто просто некачественна, а часто не предназначена для российских тротуаров. Но и в том, и в другом случае ответственность перед покупателем по Закону о защите прав потребителей несет не производитель и не импортер, а продавец, то есть торговая организация, фирма или индивидуальный предприниматель. Если по товару не установлен гарантийный срок, то действует срок общий: шесть месяцев со дня покупки, а если речь о сезонной вещи - с начала сезона, который в разных регионах начинается по-разному. В том случае, о котором идет речь, продавец мог вернуть деньги и без экспертизы, она здесь пустая формальность.

    - Почему в таком случае вторая экспертиза по этому делу дала заключение о какой-то мифической вине покупательницы?

    - Это тоже достаточно типичная история. Дело в том, что продавцы стараются привлечь в качестве экспертов, как и в этом случае, тех же самых специалистов, которые ранее выдавали им сертификаты качества продукции. Покупателям же надо настаивать на привлечении незаинтересованных экспертов и соответственно отводить тех, которые могут быть заинтересованы. Экспертиза по товарам требует только специальных знаний, и любое лицо, подтверждающее их наличие дипломом и (или) стажем работы, может выступить экспертом в суде. Не надо жалеть денег на экспертизу, их потом можно взыскать с ответчика.

    - Так это в случае выигрыша дела, а в случае проигрыша?

    - А такие потребительские дела, как это, не проигрываются. Главное, запастись настойчивостью, она потом более или менее окупается, что продемонстрировала и героиня предложенной вами истории. Продавцы в этих случаях как раз и надеются взять измором, рассчитывают, что покупатель, особенно, если он, например, из другого города, плюнет на все и судиться не станет.

    - Ну и суды тоже помогают продавцам в этой стратегии. Тут же понадобилось семь судов, чтобы доказать совершенно очевидную вещь. Скажите, по вашей давней практике, что-то меняется в отношении судей к искам потребителей?

    - Да, если не брать случаи какой-то заинтересованности, меняется. Мировые судьи рассматривают потребительские иски быстрее, чем это прежде делали судьи районных судов, которые относились к ним, не облагаемым государственной пошлиной, порой пренебрежительно. Пример из Тюмени - сейчас уже скорее экзотика, хотя продавцы, и не только на рынках, но и в магазинах, придерживаются чаще всего прежней стратегии. Их отношение могло бы изменить только резкое повышение сумм возмещения морального вреда, которые сейчас для продавцов, во всяком случае, не разорительны. Но это уже вопрос судебной практики, каких-то следующих этапов ее развития, будем на это надеяться.