Новости

14.04.2006 00:30
Рубрика: Спорт

Конек королевы

Челябинский ледовый Дворец имени единственной в мире шестикратной олимпийской чемпионки в зимних видах спорта Лидии Скобликовой станет столицей российского конькобежного спорта

...На кухне у Лидии Павловны мы попиваем чаек, и я напрочь забываю, что беру интервью - просто слушаю хозяйку завороженно и смотрю фотографии. Инсбрук-64. 25-летняя богиня-симпатяшка с игривыми золотистыми кудряшками. Словно игрушки, по-детски прижатые к лицу четыре золотые медали. Богиней Инсбрука Скобликову "выбрали" не только за ее беспрецедентный триумф. Не только за стальную победную хватку. "Локоны и сталь" - так американский корреспондент озаглавил свой репортаж о "четырехкратном золоте" Скобликовой.

Российская газета | Лидия Павловна, а правда, что эти локоны даже местных женихов к вам притягивали?

Лидия Скобликова | Женихи были еще на моей первой "золотоносной" Олимпиаде в американском Скво-Вэлли. Ко мне подошла супружеская пара и предложила руку и сердце своего внука. Я рассмеялась. Ведь в Челябинске меня ждал мой Саша.

РГ | Кто это?

Скобликова | Полозков, мой однокурсник в Челябинском пединституте, член сборной России по спортивной ходьбе. Я его сразу заметила: красивый такой, брюки зауженные, со штрипками... А он мне потом рассказывал, как увидел меня в спортивном костюме: "Идет! Что щеки, что брюки - одинаковой ширины!" У нас все-таки коровка была, молочко всегда... Меня прикрепили к Полозкову подтягивать немецкий. Придет, бывало, ко мне на квартиру, все пряники съест - всю мою многодневную норму. А однажды спрашивает: "Как будет по-немецки "я тебя люблю"?" С тех пор почти пятьдесят лет вместе.

РГ | Мастеру спорта международного класса Александру Полозкову вы обязаны не только супружеской верностью, но и верностью конькам.

Скобликова | Обе эти верности были неразлучны. Мои конечки, на которых я откаталась всю свою спортивную жизнь (ботиночки ни разу не меняла, даже кремом не мазала), лежали у нас в спальне на подушечке. И Саша к ним не прикасался. Многие годы Саша был моим неофициальным тренером.

РГ | Слышала, что своей первой победой вы обязаны первой любовной размолвке. Благодаря ей второразрядница Лида Скобликова в 1957 году выиграла первенство города - и покатило...

Скобликова | Да поругались чего-то. И я попросила подружек передать Полозкову: "Если придешь - выиграю". Но выиграла я не из-за того, что он пришел, а потому, что уже всё начинала выигрывать.

РГ | Всё-всё-всё? Ведь ваше первое зарубежное "крещение" в Швеции обернулось проигрышным падением на коронной "тройке" (3000 м). Год спустя падение лишило вас лаврового венка чемпионки мира. Подобные "фальстарты" способны даже у самого талантливого и амбициозного опустить руки.

Скобликова | Да никогда я руки не опускала!

РГ | Может, от этой достойной привычки и бегать начинали как-то особо - размахивая руками с такой неимоверной силой, будто пытались взлететь.

Скобликова | Размахивала руками по-лыжному - начинала-то лыжницей. А привычку держать себя в руках, преодолевать трудности - "через не могу" - дало уральское воспитание. В родном Златоусте, в моей семье, где детей было пятеро, все шло через труд. Чтобы пойти на тренировку, я должна была потрудиться в огороде. Работы там было - от восхода и до заката. Под каждый капустный корень по полведра нужно вылить. Пока я с ведрами бегаю, моя группа уже на тренировке. Стадион был на другой стороне городского пруда. Иногда катер подбрасывал. А так - возьмешь лодку на станции, и вперед! Первенство города по легкой атлетике помню. Прихожу на берег - катер ушел, и ни одной лодки. Ничего не оставалось как бежать вокруг пруда четыре километра. Нормально! Очень хорошо разогрелась. Прибежала - старт еще не давали. Так я успела еще копье выиграть - чтобы не остыть. А потом, тепленькая, выиграла 800...

Все идет через труд. Чтобы тренироваться на лыжах, нужно было в центре города лыжи надеть. Пруд перейти - к лыжной трассе. У меня тогда был первый разряд, я была чемпионкой области, и мне пророчили хорошее лыжное будущее.

РГ | Почему же оставили лыжи?

Скобликова | А холодно было. Все мои друзья катаются в центре, на освещенном пятачке, под музыку! А я одна в лесу, руки-ноги мерзнут...

РГ | Каток, фонарики, музыка - немеркнущая романтика тех лет...

Скобликова | Еще какая! Час минимум стояли в очереди в прокат. А кататься нас учила улица. Лошадь везет воз сена, а ты крючком сзади прицепишься - здорово!

РГ | Как все же пробудилась в вас чисто спортивная страсть?

Скобликова | Да не было никакой страсти. Просто как-то в десятом классе попросила у подружки коньки - пробежаться на первенстве города. И выиграла. В итоге поехала на областные студенческие соревнования. И выиграла.

РГ | А через четыре года после этого вы стали двукратной олимпийской чемпионкой. Как же постарался для вас Боженька?!

Скобликова | Да, Боженька наградил. И мне было абсолютно все равно, чем заниматься. В пединститут я поступала как легкоатлетка. А осенью меня попросили выступить на первенстве города среди конькобежцев по общей физподготовке. Выиграла кросс, прыжок. Перешли к отжиманиям. А я и не в курсе, сколько раз это нужно было сделать. Остановилась на сорока пяти. Оказалось, что норма - десять. Так меня заметил мой будущий тренер. Через год в Горьком я стала чемпионкой России, получила четыре фотоаппарата "Смена" и вскоре была включена в сборную Союза.

РГ | Уверена, Боженька постарался не только для вас - для всего вашего поколения шестидесятников. Поколения романтиков, получивших гены поколения военного, с его колоссальной волей к жизни, умением побеждать не ради славы. Вот откуда та фантастическая легкость, с которой вы завоевывали олимпийские медали, делали ракеты, перекрывали Енисей...

Скобликова | Я очень горжусь тем временем. Мы жили с бескорыстным, жизнерадостным энтузиазмом. У нас в школе - образцовой женской - был учитель физкультуры Борис Николаевич Мишин. На спортивные вечера, которые он устраивал, ломились все соседние школы - естественно, к образцовым девочкам - отборные мальчики. Борис Николаевич никогда в отпуск не уходил. И все лето проводил с нами на водной станции. Приходим, бывало, а нам говорят: "Сегодня - первенство города по гребле". Мы садились за весла и гребли. Без проблем!

РГ | Почему сейчас нет таких образцовых школ и образцовых учителей?

Скобликова | Потеряна значимость тренера - преподавателя, воспитателя. В перестройку многие наши физкультурники перестроились в шопбизнесменов. С тех пор у нас катастрофически не хватает школьных учителей. Вот приняли решение ввести третий урок физкультуры. А кто его будет проводить? И где - если в школе один-единственный спортзал, в котором не вздохнуть. Нам необходимо воссоздать государственную систему физического воспитания и спорта. И начинать нужно с общеобразовательной школы. И, конечно, в пожарном порядке нужно восстанавливать разрушенную спортбазу - залы, стадионы, дворовые площадки.

РГ | И строить такие ледовые Дворцы, как московский или челябинский - имени Л.П. Скобликовой.

Скобликова | Это действительно Дворец - с быстрым льдом, прекрасным оборудованием. И что особенно приятно, его построили сами челябинцы. Губернатор очень хорошо понял, что он - губернатор земли, на которой всегда рождались олимпийские чемпионы. И сейчас там уже тренируется наша сборная. А все спортшколы области катаются во Дворце бесплатно. Есть часы и массового катания - за чисто символическую плату. Люди, кстати, толпами на каток идут.

РГ | Сами-то на своем льду катаетесь?

Скобликова | Редко. Лень бежит впереди меня. Но летаю в Челябинск часто. Посмотреть, как тренируются ребята из спортшколы имени Скобликовой, которой я помогаю. Моя мечта - поднять конькобежный спорт и в родном Златоусте. Но езжу туда не только со спортивной миссией. Перед Новым годом, например, побывала с подарками в местном детском доме - нашла людей, которые помогли их приобрести.

В свою школу тоже приезжаю с подарками - коньками. Ведь в нашей стране 30 лет коньки не выпускали! Талантливые дети катаются на ржавых конечках. Я нахожу спонсоров, которые по одной паре нам за границей покупают. Однажды бросила клич московским тренерам: "У кого есть лишние коньки, отдайте детям Челябинска!" Многие откликнулись. Мы с мужем складываем дары на балконе и постепенно перевозим в Челябинск.

РГ | А где сейчас ваши "золотые"?

Скобликова | В Челябинском музее. Я туда и свитер, и часть из своих ста медалей, призов отдала.

РГ | Но почему же ваш домашний наградной "иконостас" такой маленький - всего одна витринка в серванте?

Скобликова | Я к ней как к иконостасу не отношусь. Поэтому так легко ушла из большого спорта. Сказала себе: вот это было - медали. А теперь забудь. И доказывай, что ты человек, что ты можешь работать. И доказывала: на московском стадионе "Локомотив", где была директором конькобежной школы. В Москве я за "Локо" выступала. А вообще последние годы я с мучениями бегала. Приду в раздевалку, а там сидит мой трехлетний Гошка. Ну не охота мне на лед - ни грамма!

На лед вернулась, когда муж набрал мне группу "гадких утят" - длинных, неуклюжих. Захотелось превратить их в "белых лебедей". Превратила. Десять лет мои воспитанники были сильнейшими в Москве. Придут, бывало, ко мне в гости 7 марта - в канун дня рождения. Все - под потолок, красавцы! И все поступили в институты - такие умницы! И за советом все ко мне.

РГ | Догадываюсь, что и "большие" спортсмены с вами откровенничают.

Скобликова | Да, многие тренеры просят меня об этом.

РГ | Откуда у вас такая мудрая притягательность?

Скобликова | От старости. Я просто через все прошла. Знала, что такое любовь, как с тренировки сбежать, чтобы встретиться с любимым человеком. Мне доверяют, потому что я никогда не лукавлю. И никогда ребят не предаю, никогда тренеру не рассказываю, о чем я с ними говорила.

РГ | Свете Журовой какие-нибудь интимные советы давали?

Скобликова | Да. Но не скажу какие. На то они и интимные, что тет-а-тет даются. Вот во время Турина все газеты расписали, что я ей какую-то молитву на ухо нашептала. Что за чушь! Да, есть у меня волшебные слова - не скажу какие. И если они Свете помогли - слава Богу!

РГ | Светлана так часто и благодарно о вас говорит. Вы ей действительно много помогали?

Скобликова | Мало ли кому я помогала! Света больше дружит с моей снохой. Татьяна вместе с ней в сборной бегала.

РГ | Говорят, в трудные для себя времена Светлана у вас жила?

Скобликова | Может, и жила. Что я, помню, кто у нас жил? Однажды даже целая баскетбольная команда останавливалась.

РГ | Но вы и из безденежья Свету вытащили...

Скобликова | Господи!.. Кто только не писал про эти деньги. Хотя ничего особенного не было. В прошлом году на московском первенстве мира, когда уже Света начинала готовиться к Олимпиаде, мы случайно оказались на трибунах рядом с Фетисовым. Я ему и рассказала Светину историю: мол, девчонка только родила, нашла в себе силы вернуться в большой спорт, а с нее деньги сняли. Фетисов тут же кому надо позвонил, наподдал хорошенько.

РГ | Себя не вспоминали, когда Светлана в Турине 500 метров бежала?

Скобликова | Нет. Просто болела. Хотя прекрасно помню, какое у меня было настроение, когда в Инсбруке первые 500 метров выиграла. Думала: все, "золото" у меня в кармане, теперь пусть другие борются. До того выложилась! Также и Света. Все на дистанции отдала. Когда она на старт вышла, у нее на лице было написано, что вышла побеждать. Человека с таким настроем победить никто не мог.

РГ | А какой настрой у вас после Турина? Как оцениваете итоги Олимпиады?

Скобликова | Если отсчитывать от советских времен, то мы, конечно, провалились. Но ведь это было давным-давно, молодежь даже и не знает, как мы выступали. А вот если сравнивать с Нагано и Солт-Лейк-Сити, где обстановка была просто гнетущей, Турин можно считать прорывом. Ну и пусть мы заняли только четвертое место. Главное - я уверена: это толчок для возрождения нашего спорта. И до государства, и до богатеньких дойдет наконец, что в спорт нужно вкладывать средства. Дойдет также, что медали - это только конечный итог. А начало - миллионы детей, которые должны к спорту потянуться. Мы что, не можем детей научить на лыжах бегать или стрелять? У нас что, сибиряков мало, которые белку в глаз бьют? Россия всю жизнь на коньках и лыжах стояла. Да и тот же бобслей - наш вид спорта.

РГ | Когда, по вашим прогнозам, мы вернемся на пьедесталы подзабытых советских времен?

Скобликова | У нас есть одна национальная особенность: мы сами себя загоняем в угол, но быстро из него выскакиваем. Надеюсь, процесс выздоровления нашего спорта пойдет гораздо быстрее, чем мы думаем. У нас много талантливых ребят. Важно, что появились такие маячки-светлячки, как Светлана Журова. За ними обязательно потянутся.

РГ | Не кажется ли вам, что нашему спорту необходимо потянуться еще и к легендарному прошлому, чтобы знала все-таки молодежь про советские олимпийские триумфы, про Лидию Павловну Скобликову знала?

Скобликова | У меня есть мечта - проводить в Москве, где живет много олимпийских чемпионов, соревнования на их именные призы. Так и ветеранов не забудем, и дети себя проявят. Все ведь с корней, с истоков начинается.

РГ | По-моему, мы потихоньку начинаем это понимать. Вот и слово "патриотизм" у нас вроде перестало считаться ругательным. Не оттого ли было сильнейшим ваше поколение спортсменов, что в нем в первую голову воспитывали патриотизм?

Скобликова | Гордость за страну, которая нас воспитала, жила в каждом. А насчет пропаганды... Меня трясти начинает, когда слышу - мол, их накачивали. Никогда меня никто не накачивал! Да, в ЦК приглашали и очень корректно беседовали, все обо мне уже зная. Но никто никогда не говорил: "Вы едете на Олимпийские игры, чтобы обязательно выиграть". А сейчас - еще подготовиться не успели - уже барыши подсчитывают. Или в прессе смакуют, кто сколько денег за выступление получит. Ну не кощунственно ли это? Неужели спортсмен, принимающий старт, думает, сколько за выигрышный финиш заработает? И когда на пьедестале стоит, разве о том, что себе купит, думает?

РГ | А что вы ответили, когда в Инсбруке вас спросили, сколько чемоданов с бальными платьями домой привезете?

Скобликова | Ответила, что для четырех медалей одного кармана хватит... А вообще чувство гордости за страну у наших спортсменов всегда было, есть и будет. Его искусственно истребляли в начале 90-х, смеялись над слезами, которые на пьедестале текут. Тем, кто на пьедестале стоит, понятно, что значит, когда флаг страны поднимается, когда гимн звучит. Неведомо тем, кто мимо этого проходит.

РГ | Хорошее подтверждение этому - ваша кандидатская диссертация, посвященная идейно-нравственному воспитанию советских спортсменов.

Скобликова | Я проводила социологические исследовании в 15 сборных командах страны. В том числе по хоккею, в которой играли Ларионов, Макаров, Фетисов. На первое место в формировании своей личности все они ставили труд. Потом - волю к победе, патриотизм. Никто не поставил на первое место зарплату.

РГ | Лидия Павловна, все больше Инсбрук вспоминают. А для вас-то, наверное, Скво-Вэлли дороже - "первенец" все-таки...

Скобликова | Тогда конькобежки вообще ехали на свою первую Олимпиаду, да еще в Америку. Папа говорил: "Я в Москву-то не летал. А дочь летит в Америку!" Но мне, 20-летней соплюшке, это было "никак".

РГ | Ну и как показалась Америка?

Скобликова | Сразу! Сели на дозаправку. А на крыле самолета - черные. В белых одеяниях. Заправщики. Ладно, черные. Но в белых одеяниях! В нашем представлении в белых нарядах только в Кремль на приемы ходят... Пока ждали самолета, разбрелись. И человек 20 выстроились вдоль дороги. На машины рты разинули: одна другой краше!

Прилетели - сказка! Олимпийскую деревню оформлял сам Уолт Дисней. Домишки двухэтажные, деревянные. Всюду снежные фигурки. А вокруг горы. Красотища!

РГ | Вы - восторженный человек?

Скобликова | Всякий. Я бываю и злой, и недовольной.

РГ | Что больше всего может разозлить?

Скобликова | Вранье. Безделье. Собственное - особенно. Никак не могу побороть в себе несдержанность. А правду-матку не всегда стоит в глаза резать.

РГ | Что в своем характере одобряете?

Скобликова | Независимость.

РГ | Случалось ее отстаивать?

Скобликова | Опять же в Инсбруке, когда на Олимпиаду не взяли моего тренера. Я была такая злая, что наотрез отказалась тренироваться в команде. Пряталась у массажиста. Был у нас такой дядя Леня - видел, как в Ленина стреляли. Так вот, я приду к нему, лягу на кушетку и часа два его "ля-ля" слушаю. А потом иду тренироваться по собственному плану. По жеребьевке на первой дистанции попала в последнюю, тринадцатую, пару. Всю жизнь на 13-е число везло. В Японии на чемпионате мира жила в комнате N13. Когда в самолет входила, сразу к 13-му ряду бежала.

РГ | Суеверны?

Скобликова | Как многие. В Инсбруке перед первым стартом в высотке, где мы жили, лифт сломался. Так все следующие три дня я с 7-го этажа только пешочком.

РГ | А после четвертого триумфа кусочек льда съели - на счастье в следующих играх в Гренобле?

Скобликова | В Гренобле не повезло потому, что уже не на своих любимых конечках бежала. А одно лезвие оказалось длиннее другого. Шучу.

РГ | Сохранилась замечательная фотография: на льду Гренобля Лидия Скобликова с такой счастливой улыбкой обнимает свою "золотую" преемницу, Людмилу Титову. Многие отмечали вашу доброжелательность - при далеко не всегда добрых отношениях в большом спорте.

Скобликова | Я всегда желала победы команде, друзьям. С Людой Титовой, другими известными конькобежцами дружу до сих пор. Дружба для меня - это прежде всего поддержка.

РГ | Поняла, что самая крепкая для вас поддержка - ваша семья, очень дружная. И главное - с той необходимой преемственностью, о которой мы говорили.

Скобликова | Она не только спортивная. Сыночка мой родился в 65-м году, 14 марта. А 14 марта 43-го погиб Сашин отец, так что имя Георгий в честь деда. Играл в хоккей, бегал за юношескую сборную на коньках. Закончил институт физкультуры. Тренировал сборную России. Его жена Таня - четырехкратная чемпионка России. Два внука. Мне так нравится, когда меня называют "бабуля". А маленький мне все время про молодость напоминает. Начинаем с ним зарядку делать, а он: "Бабушка, опять руками неправильно работаешь!"

Спорт Спортивная жизнь Физкультура Спорт Спортивная жизнь Спортсмены
Добавьте RG.RU 
в избранные источники