20idei_media20
    18.04.2006 03:00
    Рубрика:

    Замглавы минпромэнерго Андрей Дементьев - о финансировании энергетических компаний

    Минпромэнерго считает, что инвестиции государства должны направляться в те сферы, где за ним остаются и ответственность, и основное влияние

    Российская газета | Андрей Владимирович! Какие главные выводы делает минпромэнерго, подводя итог уже прошедшим этапам реформы этой ключевой отрасли российской экономики?

    Андрей Дементьев | Могу точно сказать: прошедшие этапы реформы минпромэнерго оценивает положительно. Уже осуществлены все структурные преобразования, которые позволяют выйти на запуск конкурентной модели рынка электроэнергии. Подчеркну, что одной из целей реформы является превращение электричества в рыночный товар, а производства электроэнергии - в полноправный бизнес, который бы обеспечивал все условия для развития экономики страны. На сегодняшний день созданы практически все субъекты будущего рынка, и, более того, они готовы к работе в рыночных условиях. На сегодняшний день ничто не мешает нам двигаться дальше по пути реформирования отрасли. При этом я бы даже не пытался искать какие-то отступления от графиков и планов: все идет достаточно взвешенно и планомерно.

    РГ | Критики реформы в свое время говорили о неизбежных негативных последствиях реструктуризации энергетики. Их опасения подтвердились?

    Дементьев | Все "критические стрелы" в адрес реформы оказались не более чем криками, на мой взгляд, именно вследствие планомерности и взвешенности в проведении преобразований. Достаточно вспомнить, как много таких криков раздалось в момент, когда председатель правительства поручил проработать еще раз систему рисков, могущих возникнуть в ходе реформы. Но во многом эта работа и способствовала тому, что авария на подстанции Чагино в мае прошлого года оказалась не критичной, а, напротив, продемонстрировала способность нынешней электроэнергетики быстро перестраиваться в тактическом плане. Именно работа по изучению рисков, проведенная правительством и РАО "ЕЭС России", позволила энергетикам отработать аномально холодную зиму этого года без всякой "чрезвычайщины", в нормальном стандартном режиме.

    РГ | И это, на ваш взгляд, стало одним из аргументов в пользу правильного хода реформы отрасли?

    Дементьев | Несомненно. И, более того, это был весомый аргумент в пользу правильно выбранной скорости этой реформы. На сегодняшний день мы создали всю необходимую инфраструктуру и возникли все субъекты будущего рынка электроэнергетики, но должен пройти период, в течение которого эта структура научится жить в новых условиях. Тогда будет сделан следующий шаг. Радует, что пока реформа совершается скорее эволюционным, нежели революционным путем.

    РГ | Февральское совещание у президента Путина по вопросам энергетики стало достаточно мощным импульсом не только для процесса реформирования, но и для поиска новых инвестиционных инструментов. А как этот импульс формализуется в конкретные решения и документы?

    Дементьев | Минпромэнерго уже подготовило свои предложения. Подчеркну, что сама тема этого совещания во многом возникла потому, что предыдущие шаги по реформированию отрасли уже были сделаны. И сегодня мы достаточно спокойно можем обсуждать, какие деньги мы хотим привлечь, в каких секторах инвестиционные ресурсы обеспечит государство, а где мы хотим видеть частного инвестора, с определением форм его участия и сроков вхождения в электроэнергетику. Не открою большого секрета, если сообщу, что позиция минпромэнерго состоит в том, что инвестиционный ресурс государства должен использоваться в тех сферах, где за государством остается и ответственность, и основное влияние. Это, в первую очередь, Федеральная сетевая компания, Системный оператор и гидрогенерация, объединенная в ОАО "ГидроОГК". И атомная энергетика. Все остальные сектора государство скорее должно стимулировать, способствовать их развитию, нежели финансировать. Мы считаем, что у тепловой генерации шансов на получение денег из бюджета практически нет.

    РГ | Как вы оцениваете дискутируемую сейчас идею о дополнительной эмиссии акций ФСК, Системного оператора и ГидроОГК для увеличения доли государства в этих компаниях и использования полученных средств на инвестиции?

    Дементьев | Наверное, можно было бы найти более дешевые варианты доведения доли государства до установленной законом величины, нежели тот, который выдвинуло минпромэнерго. В принципе можно заплатить меньше, чем 204 млрд. руб. за 75% в ФСК и Системном операторе, а также контрольный пакет в ГидроОГК. Но есть одно важное "но". Мы хотим не просто исполнить закон, но и сделать это с максимальным эффектом для отрасли: чтобы любая потраченная на исполнение законодательства о реформировании электроэнергетики копейка ушла бы на ее развитие. Поэтому мы и предлагаем использовать механизм эмиссии дополнительных акций в пользу государства. Это позволит превратить деньги бюджета в инвестиционные ресурсы. В части инвестиций в энергетику есть и программа-минимум, и программа-максимум. Но отмечу, что на сегодняшний день тарифными решениями обеспечена только программа-минимум. В таких рамках, возможно, некоторое время отрасль может существовать. Но если не интенсифицировать инвестпроцесс, то очень скоро электроэнергетика может превратиться в тормоз развития российской экономики.

    РГ | Как вы оцениваете в таком случае проводимую тарифную политику?

    Дементьев | Я не готов сказать, что сейчас проводится невзвешенная тарифная политика, хотя можно понять и отраслевой подход энергетиков. При нынешних темпах экономического роста в России, конечно же, сейчас необходимо увеличивать масштаб инвестиций в электроэнергетику. И для этого искать инструменты. Если мы не хотим увеличивать темпы роста тарифов - нужно искать другие решения, мотивировать другие инвестиционные процессы. Но в тех сферах электроэнергетики, где и дальше все будет определять государство, придется выбирать между тарифными или бюджетными решениями. Других все равно нет. В том или ином виде это будут, скажем так, решения, близкие к бюджету.

    РГ | Каких результатов вы ждете от применения механизма государственного гарантирования инвестиций для строительства новой генерации?

    Дементьев | Ровно того, что определено этим документом. Ждем появления 5 тысяч мегаватт новых мощностей в тех регионах, которые в ходе нашей совместной с РАО "ЕЭС России" работы определены как критические. Ждем и первых инвестиций от частных инвесторов на различных площадках. Мы на этом проекте как раз и хотим отработать механизм рыночного инвестирования в создание новых генерирующих мощностей. У нас много оснований ожидать успеха от реализации этого механизма, но одновременно нужно понимать, что он не совершит никакой "революции" с точки зрения объемов привлеченных частных инвестиций. Механизм гарантирования инвестиций лишь снимет напряжение в точках, где мы прогнозируем дефицит электроэнергии. Кстати, это будет и пилотным проектом по отработке механизма ликвидации такого дефицита.

    РГ | Давайте обозначим эти точки?

    Дементьев | Давайте пока не будем их называть, поскольку возможность тех или иных решений по конкретным регионам очень сильно зависит от конкурсных процедур, определенных постановлением правительства о механизме госгарантирования инвестиций.

    РГ | Какова позиция минпромэнерго в отношении прихода иностранных инвесторов в российскую электроэнергетику?

    Дементьев | Эта позиция четко выражена в подготовленном минпромэнерго законопроекте об ограничении участия в стратегических отраслях экономики. В отношении электроэнергетики дополнительных ограничений вводить не предлагается, помимо тех, что уже содержатся в действующем законодательстве и касаются инфраструктурных компаний отрасли. Что касается тепловой генерации, для нас нет разницы, кто будет владеть ею. Подчеркну, что вся реформа и направлена на то, чтобы сделать генерацию инвестиционно привлекательным видом деятельности, в т.ч. и для иностранцев.

    РГ | Поскольку мы затронули тему законодательства, то нельзя не отметить, что пока запаздывает нормативное обеспечение работы сбытовых предприятий как самостоятельных субъектов рынка.

    Дементьев | Сразу скажу, что проекты документов по розничному рынку и по новым правилам оптового рынка электроэнергии разработаны и находятся на стадии согласования, которое, думаю, будет завершено в ближайшие полтора-два месяца.

    РГ | А как продвигается разработка проекта закона "О теплоснабжении"?

    Дементьев | Этот закон актуален и важен именно потому, что произошли структурные изменения в отрасли. Мы надеемся, что в четвертом квартале этого года появится уже в достаточной степени согласованный законопроект, поскольку над ним работает межведомственная рабочая группа.

    РГ | Каков, по вашей оценке, наиболее вероятный срок завершения преобразований в электроэнергетике?

    Дементьев | Я для себя целевой установкой реформы вижу не момент срыва вывески РАО "ЕЭС России" со здания их офиса, как знак ее завершения, а сформировавшуюся новую структуру рынка электроэнергии. Более того, я не уверен, что эту вывеску вообще нужно срывать. Главное для минпромэнерго - ревизия тех управленческих функций, которые сегодня осуществляет РАО и которые в любом случае должны сохраниться как централизованные. Мы должны определить центры, куда эти сферы ответственности будут переданы. Что-то из этого будет отдано органам исполнительной власти, что-то - рыночной или околорыночной структуре. Но сегодня координирующая роль РАО "ЕЭС России" бесспорна. Для того, чтобы мы сорвали вывеску, мы должны точно знать: каждую из выполнявшихся РАО функций уже кто-то столь же ответственно выполняет.

    Темпы реформирования, которые сейчас набраны, на мой взгляд, являются оптимальными. Я думаю, что мы не закончим реформу в этом году или в следующем, потому что форсировать ее у нас нет необходимости. Для завершения реформы мы точно должны провести либерализацию рынка электроэнергии в тех темпах, которые соответствуют и темпам роста экономики, и уровню жизни россиян. Если же говорить о ключевых установках минпромэнерго, то одна из них в том, чтобы понятия "кризисный регион" не существовало в принципе. Повторюсь, что минувшая зима наглядно продемонстрировала, что мы находимся сейчас на том этапе, когда, по большому счету, знаем все слабые места отрасли и в состоянии "на берегу" прогнозировать возможные кризисные точки по каждому сегменту. Соответственно, это позволяет нам корректировать и текущие инвестиционные планы, и планы по реформированию.

    К сожалению, у нас ограниченный ресурс по инвестиционным возможностям. И именно поэтому минпромэнерго выступает в достаточно несвойственной для органов исполнительной власти функции фактического лоббиста отрасли. Минпромэнерго считает, что на нынешнем этапе максимизация инвестиционного ресурса для электроэнергетики и опережающее развитие отрасли отвечают интересам развития всей экономики России.