20idei_media20
    18.04.2006 04:00
    Рубрика:

    Александр Неумывакин: Для недавно ослепшего столичное метро - могила

    Право на достойную жизнь дается инвалиду в России непросто

    Приватизация по Брайлю

    Российская газета | Александр Яковлевич, Всероссийское общество слепых - одна из старейших общественных организаций, в прошлом году отметила свое 80-летие. И - одна из мощнейших: ВОС и в советские времена напоминала небольшую "империю" - и по численности членов, и по материально-технической базе. Чего стоили, в прямом и переносном смысле, ее производственные предприятия, дома культуры, санатории... А как и с какими потерями пережили вы фундаментальные перемены в жизни государства, годы реформ?

    Александр Неумывакин | У нас было 189 учебных производственных предприятий (УПП). На этих производствах работали 105 тысяч рабочих, и 55 процентов из них - инвалиды. Мы имели три санатория - в Геленджике, Пятигорске, в Подмосковье, четыре реабилитационных центра, в подмосковной Купавне - единственную в стране школу собак-проводников для слепых. Мы имели редакции, издательства, выпускающие литературу для незрячих с брайлевским шрифтом, журнал "Наша жизнь", звуковой журнал "Диалог"...

    РГ | Вы говорите обо всем этом богатстве в прошедшем времени. Скажите, а что удалось сохранить?

    Неумывакин | Могу похвалиться - практически все. Сегодня у ВОС имущества на 1,5 миллиарда рублей.

    Конечно, трудно было, и потери были. Много рабочих мест для инвалидов тогда потеряли, что-то из оборудования. Но главное свое достояние, прежде всего наши предприятия, уберегли все. Просто, когда началось это всеобщее безумие с приватизациями-акционированиями, мы пошли своим путем. Начали приватизацию свою, внутреннюю, учредив единого собственника - Всероссийское общество слепых, и оформили все имущество на ВОС. Никаких акционеров, никаких компаний, "дочек"-"внучек" не создавали, не поддались всеобщей лихорадке. Потому что уже тогда видно было: скупят все, и отнюдь не инвалиды, и пойдет все наше имущество с молотка.

    РГ | Вот, Александр Яковлевич, вы уже и ответили на вопрос Анатолия из Чапаевска Самарской области: "Как так получилось, что контрольный пакет собственника находится в центральном правлении ВОС, а председатели местных первичек на своих предприятиях не хозяева?"

    Неумывакин | Нужно только добавить, что руководитель отделения нашей организации и без всяких "пакетов" просто обязан быть хозяином на ее предприятии.

    РГ | В начале 90-х прокатилась волна скандалов, связанных с предоставлением ряду организаций инвалидов так называемых "адресных налоговых льгот", освобождавших их от налогов, таможенных сборов и пошлин. Чем постарались воспользоваться криминальные структуры. Как вам в это дикое время накопления первоначального капитала удалось со своими льготами уйти от бытовавшего в ту пору бандитского "крышевания"?

    Неумывакин | Предложений криминальных полно было. Примеры приводить не стану. Скажу только, что приходили, уговаривали, сулили ВОС мгновенное обогащение. Я опять-таки собрал своих соратников и говорю: друзья, если мы пойдем по такому пути, то погрязнем во всех этих темных делах... Извините, ну предвидел я почему-то все эти ситуации! В общем, за все полученные от государства преференции отчитались мы, единственные из всех, ноль в ноль, рубль в рубль, копейка в копейку без всякого упрека в свой адрес.

    РГ | Выходит, люди, пользующиеся системой Луи Брайля, оказались куда прозорливей своих зрячих товарищей?

    Неумывакин | Скажем так: дальновиднее.

    Партнерство с государством -дело тонкое

    РГ | В каких отношениях с государством находится ваша организация? Какую помощь от него получает?

    Неумывакин | Отношения нормальные, партнерские. ВОС десятилетиями выполняло и выполняет до сих пор, по сути, государственную функцию профессиональной адаптации, обучения и реабилитации инвалидов по зрению, их занятости и трудоустройства. И государство сегодня нам очень хорошо помогает. Мы одну федеральную пятилетнюю программу осуществили. Сейчас включились в новую - на 2006-2010 годы: 317 миллионов рублей по ней выделено только на поддержку УПП.

    Главная же помощь, которую может оказывать нам государство, - это его умные, продуманные до конца и выверенные с жизненными реалиями инвалидов законы. С работающими механизмами и государственным контролем за их исполнением. Надо сказать, что в целом российское законодательство в отношении инвалидов одно из лучших в мире. Это я вам говорю со всей ответственностью как вице-президент Европейского союза слепых, как член исполкома Всемирного союза слепых. И с той же ответственностью, но уже как инвалид 1-й группы и как президент ВОС скажу, что и передовой рубеж нашей борьбы за свои права и интересы проходит здесь же, в законодательной сфере. А видимое противоречие этих двух моих заявлений объясняется просто. Во-первых, известной пословицей "Гладко было на бумаге, да забыли про овраги" - далеко не все наши замечательно писаные законы и постановления работают. А во-вторых, отдельными принимаемыми законами, которые ни продуманными, ни учитывающими жизненные реалии никак не назовешь.

    РГ | Видимо, мы вплотную подошли к целому блоку читательских вопросов, касающихся пресловутого федерального закона о монетизации льгот... Наш читатель, а ваш коллега - зампредседателя Карачаево-Черкесской республиканской организации ВОС В. Черноволов прислал даже не вопрос, а целое письмо с детальным перечислением того, что ухудшило жизнь незрячих людей с введением нового пенсионного законодательства и 122-го закона, которые, как он пишет, "практически разрушили государственную систему социальной защиты и реабилитации инвалидов по зрению". Вы согласны с такой оценкой?

    Неумывакин | С тем, что "практически разрушили систему соцзащиты", разумеется, нет. Но с тем, что 122-й закон, затронувший жизненно важные интересы людей, не был до конца продуман, плохо были просчитаны все последствия его введения, и это в результате увеличило социальную незащищенность инвалидов Российской Федерации, согласен. Мы (я имею в виду общероссийские организации инвалидов - слепых, глухих, опорников, "афганцев" и "чернобыльцев") еще на проектной стадии вносили в правительство свои предложения, предупреждали с цифрами в руках о возможных негативных последствиях, просили не рубить с плеча. Например, доказывали, что закладываемые суммы компенсации за отменяемые льготы слишком малы. Положение людей, чьи физические возможности ограничены, а материальные возможности и так минимальны, неизбежно ухудшится. Особенно это коснется городских жителей. Просили сделать сумму компенсации по 1-й группе инвалидности 5200 рублей, а по 2-й - 4500. Но нас не услышали, и от этих наших сумм оставили по половинке.

    РГ | Судя по обращениям к вам наших читателей, очень чувствительным моментом для людей стала отмена льгот на проезд в общественном транспорте. Э. Ривкина из Красноярска сообщает: "У нас в Красноярске слепых не возят бесплатно. Раньше возили, а теперь мы покупаем талоны. А я - слепая и должна платить за себя и за сопровождающего". О том же говорят и Ирина Сачурина, инвалид 1-й группы по зрению из Челябинска, и инвалид 2-й группы Н. Гулина из г. Каменский-Шахтинский Ростовской области, и Вадим Т. из г. Сокол Вологодской области, и другие. И еще один "транспортный" вопрос задает вам председатель местной организации ВОС города Кирилова Вологодской области: "Нужно бы решить проблему с проездом на автотранспорте групоргов. Мы пытались уладить его сами, вышли на главу администрации, но так ничего и не получилось".

    Неумывакин | Да, этот удар по бесплатному проезду очень жестокий получился. Особенно по тем категориям инвалидов - слепых, с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, - кому трудно передвигаться без сопровождающего. Удар пришелся и по нашим групоргам. ВОС сильна своей хорошо организованной структурой. Вот представьте, у нас 215 тысяч членов ВОС, 958 местных организаций, более 12 тысяч групп. То есть если региональная организация насчитывает 200 человек, то в каждом селе, в каждом городе этого региона формируются группы по 10-15 человек, и во главе этой группы стоит групорг - слабовидящий, который, скажем так, обслуживает интересы ее членов, выступает, когда надо, их доверенным представителем. Эти люди бесплатно передвигались на автобусах из одного района в другой, из одного села в другое. В Москве на трамвае, на метро - все бесплатно. А сегодня вся эта работа - не работа, а жизнь, по сути дела - парализована: плата за проезд съедает неподъемные для инвалидов суммы. В некоторых регионах их руководители эту "транспортную" проблему поняли и устранили: Лужков в Москве, Громов в Московской области, решили ее и в Ростове... А некоторые, как упомянутый глава администрации из Вологодской области, решать не хотят. Тут ведь дело еще и в том, что 122-й закон запретил расходование средств из местных бюджетов на общественные организации. Раньше нам всегда удавалось договариваться с местными властями, и они из бюджета ежегодно выделяли кто хоть 2 тысячи, кто миллион рублей на наши нужды: на транспорт, на трости, на приемники для прослушивания "говорящих" книг, на очки, на закупку лекарств.

    Дружба дружбой, а льготы врозь

    РГ | Тогда вопрос от председателя местной организации ВОС г. Минусинска Красноярского края Анатолия Евстифеева: "Делается ли что-то руководством ВОС для того, чтобы было отменено положение о прекращении финансирования общественных организаций из местных бюджетов?"

    Неумывакин | Я в качестве члена Совета по делам инвалидов при председателе Совета Федерации по этому поводу не раз уже выступал. Встречаемся и с членами правительства, убеждаем, доказываем. Сегодня мы поправили 122-й закон. В частности, местным органам власти дано право предусматривать в своих бюджетах помощь инвалидам. Прорабатываем и вопросы о проезде в общественном транспорте, о необходимости закона об образовании для людей с ограниченными возможностями и другие проблемы, - мы не имеем права ни о чем забывать: за нами около 300 тысяч слепых товарищей, 215 тысяч из которых - члены нашей организации.

    РГ | Обращается к вам Валентина Михайловна Зырянова из Курганской области: "Александр Яковлевич, с той поры, как ввели ОСТД, ни одному из членов нашей организации 3-ю степень утраты трудоспособности не дали, дают исключительно 1-ю. Дошло до того, что путевку человеку с первой группой инвалидности дают без права на сопровождение. Столкнулись с этим только в этом году. Как можно такого инвалида отправить на лечение без сопровождения? Кто взял на себя такую ответственность?"

    Неумывакин | Здесь, видимо, надо пояснить. Речь идет о вещах, для здоровых людей непонятных, а для нас крайне принципиальных. Дело в том, что раньше возможность трудоустройства, размер пенсии, разных доплат и прочее зависели от группы инвалидности человека. А все тот же 122-й закон, конкретизированный приказом минздравсоцразвития, утвердил новый метод освидетельствования инвалидов - по степени ограничения способности к трудовой деятельности (ОСТД). И сегодня уже от степени ОСТД зависит и пенсия инвалида, и, кстати, размер "монетизационной" выплаты, и многое другое: чем выше степень ОСТД, тем больше преференций. Устанавливают степень ОСТД медико-социальные экспертизы (МСЭ). Причем не в пользу инвалидов по зрению. Так, в той же Курганской области слепые и слабовидящие инвалиды с бессрочно установленной группой инвалидности в результате проведенного по инициативе МСЭ переосвидетельствования потеряли каждый до 1300 рублей ежемесячных выплат лишь на том основании, что работают на предприятиях ВОС. А сельскому жителю Брянской области, инвалиду 1-й группы по зрению, при переосвидетельствовании была установлена вторая степень ограничения способности к трудовой деятельности, хотя понятно, что возможности трудоустройства у него нет никакой. В результате у инвалида заметно снизились пенсия и сумма ежемесячной денежной выплаты. За 2005 год, по сведениям наших региональных организаций, более чем для тысячи инвалидов по зрению 1-й группы органы МСЭ установили вторую степень ОСТД, ухудшив тем самым их материальное положение, лишив прав на получение санаторной путевки и на бесплатный проезд в санаторий сопровождающих их лиц.

    Тем, кто уже получает пенсию по инвалидности, можно, конечно, не идти на освидетельствование в МСЭ: насильно заставить получать степень ОСТД их никто не вправе, но... Есть ведь другие, "ненасильственные", способы! Например, председателю Владимирской организации ВОС Сергею Васильевичу Воинову, инвалиду 1-й группы, тотально слепому, при получении курортной путевки в Фонде социального страхования отказали в положенной при его заболевании путевке для его сопровождающего. И лишь потому, что ему не установлена степень ОСТД.

    Определение размера пенсионного обеспечения в зависимости от степени ограничения к трудовой деятельности носит дискриминационный характер в отношении наших инвалидов. Поэтому мы, безусловно, будем добиваться отмены такой несправедливости. Есть понятие "инвалидность", и не надо изобретать здесь велосипед.

    РГ | Ваш ответ на следующий читательский вопрос, наверное, интересует многих. Т.А. Гранатова из Норильска: "Мы арендуем у администрации города помещение. Есть ли льготы по арендной плате? Может ли помещение быть передано в собственность обществу слепых?"

    Неумывакин | Может. Им надо просто обратиться в администрацию. Норильск город не бедный, им могут бесплатно передать эту комнатку. Это первый вариант. Второй: помещение можно выкупить.

    РГ | Выкупить - это значит ВОЗ будет платить?

    Неумывакин | Конечно. У первички же денег нет. Мы же их всех финансируем отсюда. За счет работы предприятий. Есть и третий вариант: передоговориться о стоимости аренды. Скажем, по одному рублю за квадратный метр. Сдавать площадь совсем в бесплатную аренду администрация не может: налоговая инспекция не позволит. А вот по рублю - за милую душу.

    РГ | Надежда Киселева из Белорецка, председатель местной организации ВОС спрашивает: "Вступила в силу статья 160 Гражданского кодекса РФ, запрещающая использовать факсимильную подпись при оформлении финансовых документов. Не считаете ли вы, что это ущемляет права инвалидов по зрению, которые не могут даже самостоятельно получать свою пенсию?" Похожий вопрос прозвучал от наших читателей Леонида Зверева из Череповца, Ольги Ивановны из Башкирии.

    Неумывакин | Я расписываюсь сам. И многие расписываются. Факсимильные штампы-подписи законом не предусмотрены и потому не принимаются. Кстати, такая ситуация везде в мире, так что это вовсе не "чисто российская дискриминация". Если человек не считает возможным ставить свою подпись под документом, не видя его, нужно, чтобы рядом было доверенное лицо.

    Куда пойти учиться?

    РГ | Где ребенку-инвалиду по зрению сегодня учиться?

    Неумывакин | У нас 103 спецшколы. Практически в каждом регионе, в некоторых даже несколько. Но есть и проблема отдаленных уголков: ее решают интернаты. Есть дети, чьи родители имеют возможность организовать для них домашнее обучение. Так что неграмотным у нас никто не остается. А вот чего нет - так это закона о специальном образовании детей и молодежи с ограниченными возможностями. Никак наш коллега Олег Смолин (первый заместитель председателя Комитета Госдумы по науке и образованию, инвалид 1-й группы по зрению. - Ред.) не добьется, чтобы этот закон вышел. Законопроект такой давно существует, его еще Ельцин отверг. И Смолин бьется за него в Госдуме, и никак его не могут принять.

    РГ | А профессиональное образование в этом законе...

    Неумывакин | Тоже входит... Вообще у нас очень много талантливых ребят, потерявших зрение. Они заканчивают школу и поступают в вузы. На сегодняшний день тысяча студентов-инвалидов по зрению учатся в высших учебных заведениях России и тысяча - в среднетехнических.

    РГ | Скажите, а какая самая большая книга, изданная по методу Брайля?

    Неумывакин | "Тихий Дон", "Война и мир" - оба романа-эпопеи по 50-60 томов "занимают". Но сегодня мало кто по Брайлю читает. Сейчас большое распространение получила звуковая аудиокнига. ВОС давно уже закупает магнитофончики портативные. Рассылаем их нашим отделениям, а они раздают инвалидам. Кому бесплатно, а кому за символическую плату. В принципе с обеспечением такой литературой и соответствующей аппаратурой проблем нет.

    РГ | А с другой реабилитационной техникой?

    Неумывакин | Существует федеральный перечень услуг и реабилитационных средств, предоставляемых инвалидам бесплатно. В нем и трости, и магнитофончики, и звуковые тонометры, и "говорящие" градусники, и лупы.

    РГ | Что принес незрячим россиянам Интернет? Компьютеры, приспособленные для слепых, чудо-трости, сконструированные по принципу локаторов летучей мыши, - есть ли все эти волшебства в России?

    Неумывакин | Доступ в Интернет для слепого человека требует специального обучения. Такие компьютеры оснащены брайлевскими приставками, заменяющими обычные мониторы. У нас в Москве два обучающих компьютерных центра. И в Питере такой же центр, и в некоторых других городах.

    Теперь - о чудо-тростях с локатором, эхом, маячками и прочих чудесах. Это все туфта. Реклама.

    РГ | Почему?

    Неумывакин | Да потому, что ими нельзя пользоваться! Потому что если идешь ты, слепой, по тротуару среди людей, то на каждого встречного эта трость-локатор реагирует.

    Citius, altius, fortius!

    РГ | Совсем недавно произошло замечательное событие - блестящая победа наших параолимпийцев в Турине. Среди вопросов к вам есть и по поводу спорта. Геннадий Клычев из Волгограда интересуется: "Почему правительство перечисляет в ВОС на спорт деньги, а правление из этих денег региональным организациям ничего не выделяет. Просьба, чтобы выделяли".

    Неумывакин | Отвечаю: нам денег никто не перечисляет, все оформление идет через Госкомспорт. Мы сегодня создали российскую Федерацию слепых спортсменов. Вот она напрямую и решает с ним все вопросы финансирования. Федерация занимается и развитием спорта в наших региональных организациях, мы проводим там местные соревнования. И их финансирование осуществляется на местном уровне. В этом отношении все у нас давно отлажено. Но если в Волгограде пока еще есть проблемы, постараемся наладить дело и там.

    Любовь к ближнему начинается с бордюра

    РГ | Скажите, по вашему мнению, зрячая часть нашего общества слепа к проблемам инвалидов? Видим ли печали и радости своих сограждан, чьи физические возможности ограничены? Хватает ли нам ума помогать людям, ставшим инвалидами, не задевая при этом их достоинства?

    Неумывакин | По большому счету все, конечно, зависит от конкретного человека. И незрячий с незрячим порой обходится не так чтобы хорошо. А если говорить про отношение российского общества в целом, невольно начинаешь прибегать к аналогиям с другими странами. Тем более за 25 лет международной деятельности трудно сказать, где я только не был. В Америке, в Европе, например, инвалидов-колясочников или слепых обычные люди, прохожие на улицах просто не замечают. Точнее сказать, не спотыкаются на них взглядом. Зорко при этом замечая инвалида каждый раз, когда ему требуется помочь. Зайдите в аэропорт, зайдите в вагон метро, в магазин, подойдите к пешеходному переходу - вас возьмут под руку, подведут к нужному прилавку, переведут через дорогу. Я, разумеется не мог этого видеть, но очень хорошо все ощущал и чувствовал себя там легко и уверенно.

    На улицах наших городов инвалид чаще всего испытывает скованность, закомплексованность. Что естественно, когда окружающие тебя люди либо не видят в упор, что ты инвалид и тебе надо помочь, либо смотрят с досужим любопытством. У нас в этом смысле очень агрессивная среда. Добавьте сюда неприспособленность наших городов к нуждам инвалидов. Присмотритесь на обычных автобусных остановках к указателям маршрутов, установленных на металлических стойках, - что, ни у кого ума не хватает поднять их хотя бы на два метра? Чтобы слепой человек, не рассчитав шага, не стукнулся в эту табличку лбом? Или бордюры... Таких высоченных нет нигде на Западе.

    А вот еще один показатель. Приезжаю в региональное отделение, иду решать вопросы в местную администрацию, разговариваю с губернатором. И он заявляет: "Это ваше общество, вы им и занимайтесь". Но я же пришел с вами разговаривать!..

    Представьте слепого человек в московском метро. Сколько лет мы просим ограничительную резиновую полоску у края платформ проложить, чтобы незрячий человек ее шероховатость почувствовал. А если человек ослеп недавно, если его не учить специально, для него столичное метро - это вообще могила.

    Может, не надо так резко говорить, конечно... Но, с другой стороны, и не говорить нельзя. Проблем хватает и хватит еще, думаю, надолго. Что ж, будем вместе постепенно развязывать их узелочки.

    Досье "РГ"

    Президент общероссийской общественной организации инвалидов "Всероссийское ордена Трудового Красного Знамени общество слепых" (ВОС) Александр Яковлевич Неумывакин родился 1 мая 1940 года в селе Лиски Лискинского района Воронежской области в семье рабочего. Выпускник Ульяновского танкового училища им.В.И. Ленина (1963 г.) и Московского Всесоюзного юридического заочного института (1986 г.). Во время прохождения службы в Приволжском военном округе капитан Неумывакин в 1974 г. получил серьезную травму, обернувшуюся для него полной слепотой и последующим коммисованием из армии.

    Выйдя на пенсию по инвалидности, вступил в 1975 г. в члены ВОС и вскоре был избран председателем ее Ульяновской городской первичной организации. Еще через одиннадцать лет, в 1986 г., А.Я. Неумывакин возглавил Всероссийское общество слепых и вот уже двадцать лет остается его бессменным лидером. В 1989-1991гг., будучи членом Верховного Совета СССР, председателем подкомитета по делам инвалидов, принимал активное участие в разработке и принятии законов РСФСР "О государственных пенсиях", "Об общественных объединениях", ряда правительственных постановлений по социальной защите ветеранов войны и труда.