Новости

20.04.2006 03:04
Рубрика: В мире

Победить предрассудки в отношениях с Россией

призывает премьер-министр Словении Янез Янша

Ожидается, что глава словенского правительства во время визита подпишет в России ряд соглашений как в гуманитарной сфере, так и в области обороны. Перед поездкой в Москву Янез Янша дал эксклюзивное интервью "Российской газете".

Российская газета | Став председателем Евросоюза, какие задачи намерена решить Словения?

Янез Янша | Внутри Европейского сообщества мы выступаем за тесное сотрудничество с Россией. Считаю, что у нас существует много общих стратегических интересов. В программе, которую Словения готовит к председательству в Евросоюзе, определены наши основные приоритеты. Это расширение Европейского сообщества, прежде всего в направлении Западных Балкан. Второй пункт - установление межкультурного диалога между Европой и исламским миром. Третий приоритет - поиск решений для выхода из конституционного кризиса, который возник после того, как проект конституционного договора ЕС не был ратифицирован рядом государств.

РГ | Словения, отделившись от Югославии, стала успешной страной. Означает ли это, что вы поддерживаете стремление небольших национальных образований, таких как Северный Кипр, Косово, Абхазия, Южная Осетия или Приднестровье, к государственной самостоятельности?

Янша | Наверное, каждый народ имеет право на самоопределение. Мы в Словении выступали за это право, когда речь шла о нас. И будет несправедливым, если мы не признаем это право за другими.

Но наличие такого права - вопрос реальной ситуации и реальных возможностей. Словения сделала этот шаг с помощью референдума: 9 из 10 граждан республики проголосовали за выход из состава Югославии. После чего мы предложили другим народам бывшей Югославии заключить соглашение, где наше провозглашение самостоятельности закреплялось бы юридически.

Наше предложение не было принято, но возникновение словенского государства все равно проходило относительно неконфликтным путем. Словения ведет весьма сдержанную политику, когда речь идет о непризнанных республиках.

РГ | Готова ли Словения, находясь в составе Евросоюза, отстаивать или поддерживать интересы непризнанных республик?

Янша | Право на самоопределение в принципе отрицать невозможно. Однако его отстаивание не может быть безусловным и всегда зависит от конкретных обстоятельств.

РГ | Согласны ли вы с теми европейскими странами, кто призывает к формированию единой политики Евросоюза в отношении России.

Янша | Я считаю, что уже сейчас контакты России с Евросоюзом носят разносторонний характер. В этом заинтересованы как сами государства, входящие в ЕС, так и Москва. С одной стороны, вести переговоры с Россией из одного центра дешевле и более рационально.

Но с другой - существуют области, в которых члены Европейского сообщества находятся в разных условиях. И в ряде случаев выглядит более целесообразным, когда они по отдельности ведут переговоры с вашей страной. Иногда не имеет смысла всем странам ЕС искать общий знаменатель. Потому что Европейское сообщество все-таки не единое государство.

К тому же и Москве лучше заключать соглашения с отдельными странами, которые способны раньше и быстрее договориться с Россией на двусторонней основе по интересующим их вопросам.

РГ | Как соотносится желание жителей Словении сохранить национальную самобытность с планами Евросоюза создать единое "наднациональное" объединение?

Янша | Европейское сообщество способно сохранять и поддерживать национальную идентификацию входящих в него государств. Так что не стоит бояться, что членство в Единой Европе помешает странам развивать национальную идентификацию. Евросоюз давно превратился в единый рынок, все чаще становится единым политическим пространством, но при этом не является единым культурным пространством. И, наверное, еще долго, а может, и никогда, им не станет.

РГ | Не возникает ли у вас впечатление, что Брюссель стремится использовать восточно-европейские государства, которые недавно вступили в Евросоюз, для создания "железного занавеса", который отделит Европу от России?

Янша | Словения не имеет в прошлом негативного исторического опыта в отношении России. Однако в других странах Центральной и Восточной Европы история часто становится обременяющим фактором и даже противоречит прагматическим интересам развития экономики.

С другой стороны, существует принятая и весьма реальная, так называемая "соседская" политика Европейского сообщества, которая рассматривает сотрудничество с Россией в качестве стратегической задачи. Если эта политика будет развиваться, то отношения с Москвой будут, на мой взгляд, только улучшаться. Я считаю, что стратегические интересы возьмут верх над предрассудками с обеих сторон.

РГ | В 2005 году Словения возглавляла ОБСЕ. Согласны ли вы с теми, кто обвиняет ОБСЕ в политической ангажированности?

Янша | ОБСЕ - организация, которая может действовать только с учетом мнения всех ее членов. Но я знаю о существовании упреков в политической ангажированности организации. Словения во время своего председательства в ОБСЕ стремилась к тому, чтобы политика организации стала более уравновешенной. И руководство России это признало.

РГ | Евросоюз неоднократно критиковал Москву за ситуацию с правами человека. Насколько, с вашей точки зрения, эта критика объективна?

Янша | Права человека - универсальная ценность. Мы все озабочены, если где-нибудь возникают такие нарушения. Но в данный момент в мире не существует идеальной страны. Однако куда важнее, работают ли власти над решением этой проблемы или не обращают внимания на этот вопрос. Я думаю, что Россия обладает необходимыми демократическими институтами, которые позволяют ей успешно решать эти задачи.

Тем не менее иногда взгляд извне выглядит более объективным, чем взгляд изнутри. Но в то же время он порой оказывается более поверхностным. Недавно Словения также отвечала на упреки в несоблюдении прав человека в Словении, которые были указаны в отчете госдепартамента США. Думаю, прежде всего за состояние прав человека отвечает демократическая власть самого государства.

РГ | Говорят, что премьер Великобритании Тони Блэр решил заняться политикой, когда прочитал биографию Льва Троцкого. Ну а почему вы пришли в политику?

Янша | Я не скажу, что пришел в политику, когда прочел биографию Троцкого. Хотя читал я ее, находясь в тюрьме. Это было в 1989 году. Меня посадили югославские власти из-за публикации критических статей. Тогда, оказавшись в тюрьме, я уже являлся частью политики.

РГ | Когда вы узнали о смерти экс-президента Югославии Слободана Милошевича, как вы отреагировали на это известие?

Янша | Я знал, что смерть Милошевича не отразится на ситуации на Балканах. В то время, когда Словения выходила из состава Югославии, Милошевич формально еще не был первым человеком в союзном государстве. Так что непосредственно с ним конфронтации не было. Он позже стал первым человеком. В 1990 году, когда Словения предложила Белграду заключить соглашение о создании конфедерации, если бы Милошевич нас поддержал, то мы могли бы избежать многих трагических событий.