Новости

25.04.2006 03:00
Рубрика: Экономика

При нас - хоть потоп

Поддержать рублем родное село люди отказались

От райцентра Панино до села Сергеевского километров пятнадцать, по асфальту пролетают незаметно. По сторонам черная, как вороново крыло, пахота или радостно зеленеющие на апрельском солнце озими. Здешние почвы признаны эталоном плодородия: именно с этих мест некогда отправился на всемирную выставку в Париже куб чернозема. Но богатства и довольствия округе это не принесло. В ходе реформ растащили по досточкам единственный госплемсовхоз и местные жители остались без какой либо работы. Зато с земельными наделами. Большинство паев взяла в аренду некая московская фирма, занявшаяся зерновыми. Но в плане трудоустройства деревенским ничего это не прибавило - от силы трех-четырех мужичков нанимают для сезонных работ. Остальные перебиваются, как говорят, с хлеба на водку. Молодежь, кто порезвее, кинулась спасаться в город, остальные смирились с участью доживающих свой век без всякой пользы. Расстраивается и прирастает здесь только кладбище: на одного родившегося в  Сергеевском поселении приходится трое умерших. Если земельный пай покойника в деле у фирмы, то она его похоронит. Если же где-то на стороне, печальные хлопоты остаются за сельсоветом.

Нынешняя весна грозит трем из пяти сел Сергеевского поселения серьезными неприятностями: просевшие от старости плотины могут не сдержать начинающегося половодья и тогда затопленными окажутся дворы и целые улицы. Минует эта чаша, не нахлебаются люди воды, так утонут в грязи. Много лет уже, с тех пор как развалился совхоз, на чьем попечении держалось местное коммунальное хозяйство, мусор и навоз с улиц  не вывозится и они все больше превращаются в самочинные свалки. Летом по ним и проехать бывает трудно, зарастают бурьяном-амброзией, как алкоголик щетиной.

Деньги на ремонт плотин и "большую стирку" в расходах поселения не предусмотрены. Бюджет здесь тощий и действительно прозрачный, как двухдневные мальки в прудах, на девять десятых состоит из областных дотаций. Дотации те строго целевые, до рубля расписанные - на содержание клуба, двух библиотек, администрации поселения. И только 52 тысячи рублей коммунальных расходов - изволь на них круглый год освещать улицы, чистить дороги, вывозить мусор. Но есть же по закону о местном самоуправлении у поселения и свои доходы? Глава администрации Ольга Парнева помнит несложную цифирь на зубок: в прошлом году собрано 18 тысяч земельного налога да 9 тысяч имущественного. "Муниципальному образованию еще и подоходный налог положен", - напоминаю я. Ольга Николаевна в отчаянии машет рукой: за год всех подоходных собрано четыреста рублей. Такие уж тут живут бессребреники, не найдешь у них по бумагам никаких прибытков, хотя многие, особенно поселенцы "не из местных", десятками гектаров сажают товарный картофель, держат на подворьях мини-фермы по откорму скота. Выращенное ими скупщики фурами отвозят в Москву, делая на каждом обороте немалые деньги. Но все это крутится в тени, в обход сельского и районного бюджета.

А ведь те, кто, богатея на местном черноземе, заводит импортные авто, мощную сельхозтехнику, строит выпирающие из общего  унылого ряда каменные палаты, пользуются всем тем соцкультбытом, который, несмотря на скудость средств, все же не бросает, содержит районная и областная власть. На территории того же Сергеевского поселения продолжают действовать два фельдшерско-акушерских пункта, четыре школы, одна из них полная, уже упомянутый клуб, библиотеки. Всем этим люди пользуются бесплатно.

Ну, не платят налоги законным образом, так хоть поучаствовали бы в благоустройстве добровольными взносами. Всем вместе надо из грязи выходить, один сельсовет не в силах. Самоуправление же! На одной земле живем, прорвет, не дай бог, плотины, и ваши усадьбы и поля не обойдет беда стороной. И решилась Парнева на неординарную меру, к каковой не прибегали, кажется, еще нигде в области: объявила о самообложении, то есть о сборе средств на благоустройство муниципального образования с самих жителей. Попыталась собрать сход, организовала сбор подписей, чтобы все было по доброму согласию. "Нет, так незаконно, - объявили районные правоведы. - Только референдум правомочен назначать сбор средств".

Демократия - дело не дешевое, на устройство голосования такого больше потратишься, чем соберешь. Но тут как раз по весне  объявили довыборы в районный совет. По просьбе Парневой депутаты от Сергеевского вышли с ходатайством в окружную избирательную комиссию - совместить с выборами местный референдум. Разрешили. И завертелась Ольга Николаевна с добровольными помощниками по своим пяти селам, по мартовской метели на санях, где и пешими пробирались по дворам, уговаривали, объясняли. Не в разор будет собрать по пятьдесят рублей на год с домовладения, да еще по пятьдесят с машины, лошади, коровы, с трактора по сто, они больше всего дороги портят. А на эти деньги плотины укрепим, навоз с улиц вывезем, бурьян-амброзию скосим, кладбище, в конце концов, к Пасхе почистим. Общая же радость будет!

Теперь Ольга Николаевна корит себя за то, что не все дворы обошла, не нашла слов особых убедительных, не привлекла к агитации районное начальство. Обидными для главы стали результаты референдума: из 1081 зарегистрированных в поселении избирателей на участки явились лишь 535. Шести голосов не хватило для признания референдума состоявшимся! Но и те, что пришли, в большинстве проголосовали против самообложения. В том числе и в поселке "Первое отделение", где живут в основном не бедствующие переселенцы, обладатели крепких хозяйств. А по двести-триста рублей (меньше стоимости мешка картошки!) внести в общий котел пожалели.

- Некоторые никак не могут понять, что прежнего "колхоза" больше не будет, что время общей растащиловки и наплевательства кончилось, пора начинать самим налаживать жизнь, - говорит глава администрации. - Все равно не жалею, что связалась с этим референдумом. Уговоры и убеждения не прошли даром, люди увидели, как много зависит от их согласия и умения объединяться для решения каких-то конкретных дел. Местные проблемы за нас никто не решит. Осенью, с очередными выборами, попробую еще раз.

Над полями за Сергеевкой звенят-заливаются только что прилетевшие жаворонки. На придорожных лесополосах грачи поправляют гнезда. Не померзшие озимые бодро пошли в рост. Все как-то настраивается само собой на новый сезон, на продолжение жизни.

Ольга Николаевна выкатывает из своей конторы многое повидавший велосипед. Чуть ли не ежедневно она объезжает или обходит свое село. Люди должны видеть, что они не брошены, не забыты. Что есть к кому обратиться с бедой и заботой. Будут видеть - поддержат.

Экономика АПК Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область