Новости

03.05.2006 00:10
Рубрика: Экономика

Агрофобия

Почему банки боятся давать кредиты сельскохозяйственным предприятиям?

Кредитно-финансовые учреждения опасаются вкладывать деньги в сельское хозяйство, поскольку считают этот бизнес весьма рискованным, - такое мнение было высказано на заседании общественного консультативного Совета по предпринимательству при Воронежской областной думе, где речь шла о кредитовании малого бизнеса вообще и малого бизнеса в сельском хозяйстве в частности.

Прошедшее собрание обычным не назовешь: впервые встретились руководители 20 банков, работающих в Воронежской области, и представители малого бизнеса. Встретились за "круглым столом", что называется, на равных – форма диалога для обеих сторон не совсем привычная. В "ходу" чаще другая диспозиция: предприниматели, обращаясь в банки за кредитами, психологически ощущают себя не столько равноправными партнерами, сколько просителями. Есть страх, что откажут. И зачастую эти опасения оказываются обоснованными.

Основная причина, о которой в последнее время много говорят и пишут, – недостаток у малых предприятий залоговой базы. Ситуация усугубляется тем, что сегодня далеко не все банки готовы рассматривать в качестве таковой земельные участки. И это при том, негодуют предприниматели, что рыночная стоимость гектара земли в том же Воронеже колеблется от трех до двадцати тысяч долларов. Но даже если труднодоступный кредит все-таки удается оформить (тоже непростая бюрократическая процедура), то на выходе процент, который приходится выплачивать, из-за разного рода комиссионных сборов оказывается гораздо выше обещанного: например, не 16, а все 25. Есть случаи, когда банк, пользуясь своим монопольным положением в том или ином, как правило, не самым экономически продвинутом районе, продает свой продукт (тот же кредит) по цене более высокой, чем на соседних территориях. Ну и, конечно, не устраивают предпринимателей сроки кредитования – один, максимум два года.

Как признают сами работники кредитно-финансовых учреждений, банковская система – весьма консервативна, но худо-бедно она начала разворачиваться к малым предприятиям. Иначе и быть не может: малый бизнес в регионе, несмотря ни на что, стремительно развивается. В области зарегистрировано более 80 тысяч субъектов малого предпринимательства, которые представлены главным образом в торговле (50 процентов), в промышленности (16) и строительстве (13). В прошлом году малые предприятия выпустили товаров и оказали услуг на сумму более полутора миллиарда рублей.

В воронежских банках (большинство из них – филиалы) ситуация с кредитованием предпринимателей разная – от нескольких кредитов, выданных за последние два года, до четырехсот. Единицы предлагают продукт, целенаправленно ориентированный на малый бизнес. Например, полтора месяца назад появилось новое предложение – своего рода кредит по вызову. Схема такая: потенциальный заемщик звонит по телефону, ему задают несколько тестовых вопросов, после чего на "место бизнеса" в течение двух-трех дней выезжает финансовый эксперт, изучает положение дел и бухгалтерию, собирает необходимые документы – даже без нотариального заверения, по возвращении докладывает ситуацию руководству – после чего принимается решение о выдаче или не выдаче кредита. Займ могут дать даже в случае недостатка – до 50 процентов – залоговой базы, но при таком раскладе проценты по необеспеченной части кредита вырастают в полтора раза. Есть у этого проекта существенные минусы. Во-первых, недвижимость в качестве залога не принимается. Во-вторых, кредитуется только развитый бизнес – начинающие предприниматели, даже те из них, кто в состоянии предоставить полноценное обеспечение, могут не беспокоиться. В-третьих, география выезда эксперта ограничена ста километрами в радиусе от Воронежа.

Особое отношение у банков к воронежскому сельскому хозяйству, которое они считают крайне рискованным бизнесом. Справедливости ради надо сказать, что черноземный регион действительно считается зоной рискованного земледелия (о животноводстве мы сейчас не говорим, поскольку его льготное кредитование проводится в рамках национального проекта). Один из банкиров так буквально и заявил: "Мы боимся сельского хозяйства. Вложение денег в эту отрасль – сродни игре в рулетку: неизвестно, выиграешь или проиграешь, – будет урожай или не будет". Другой представитель банковского сообщества высказался еще предметнее: "Вот приезжаем мы к фермеру. А он нам демонстрирует залоговую базу – поле, где семена зарыты…" Ну и о чем, мол, тут разговаривать?

Банкирам, как можно было понять, надоело слушать мрачные пророчества несостоявшихся "или состоявшихся, но все равно недовольных) заемщиков по поводу предстоящего вступления в ВТО. Кстати, один из депутатов, присутствовавших на совете, так и высказался: мол, правительство вас защищает, ограничивает присутствие на российском рынке иностранных банков, а вы себя ведете некорректно по отношению к заемщикам. Впрочем, нельзя сказать, что недовольство такого рода присутствует только на уровне малого бизнеса – ропщут и простые люди. Действительно, с точки зрения рядового гражданина, это весьма интересный вопрос: почему доходность его вклада составляет три-семь процентов годовых, тогда как его же деньги банк дает в кредит под 20-30 процентов? Конечно, процентная диспропорция должна существовать – в этом вся суть банковской деятельности – но в десятикратном ли размере? На все подобного рода упреки банкиры отвечают, что срочность и процентные ставки по кредитам – суть реалии макроэкономической ситуации и установленных на рынке правил игры. Мол, изменятся они – и нас сама жизнь заставит измениться.

Предприниматели, обращаясь в банки за кредитами, ощущают себя не столько равноправными партнерами, сколько просителями

Экономика АПК Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область