11.05.2006 02:00
    Поделиться

    Суд опечатал Петербургскую консерваторию

    На один месяц с 29 апреля по 27 мая опечатали здание консерватории Санкт-Петербурга. Замки на дверях появились по решению суда, вынесенному в результате проверки службы пожарного надзора.

    Теперь войти в здание могут только технические сотрудники и выпускники, сдающие государственные экзамены. Открыт один подъезд, и каждый день ректор консерватории составляет списки на вход. Однако дальнейшее развитие событий вокруг помещения на Театральной площади начинает принимать криминальный оборот: в здание по ночам проникают неизвестные люди, взламывают замки, 6 мая стреляли в адвоката консерватории Игоря Макарова. Прокомментировать ситуацию мы попросили ректора Санкт-Петербургской консерватории им. Римского-Корсакова, директора Московской филармонии Александра Чайковского.

    - Все происходящие события связаны с конфликтом консерватории и руководства принадлежащего ей Оперного театра. История эта тянется уже почти двадцать лет, с тех пор, как в 1988 году юридически разделили консерваторию и студенческий Оперный театр. До того момента театр всегда существовал как часть консерватории, являясь учебной площадкой для студентов вокального, режиссерского, дирижерского факультетов. Здесь ставились оперные спектакли, проводились концерты. Но уже многие годы сцена Оперного театра используется и в других целях.

    Новое руководство Оперного театра не желает ставить в известность ректора консерватории о том, какие проекты и договора заключаются на стороне. В летний сезон помещение театра, которое продолжает оставаться в управлении консерватории, используется с коммерческой целью. Директор театра Наталья Орлова совместно с туристической фирмой "Максимилиан" организовывает балетные спектакли для иностранных туристов. Какие деньги поступают от бизнеса, куда они идут, остается загадкой. Все мои попытки урегулировать эту ситуацию ни к чему не привели.

    Инспекция пожарного надзора появилась в консерватории по инициативе Орловой, но события в результате решения суда приняли неожиданный оборот. Под замком оказалось не только консерваторское здание, но и Оперный театр. Мы понесли убытки от срыва концерта Мстислава Ростроповича, который должен был состояться на сцене Малого зала консерватории 7 мая. Ростропович подготовил с нашим студенческим оркестром программу из ранних сочинений и набросков Мусоргского, сделав собственную оркестровку незаконченных сочинений композитора. Маэстро был в шоке, когда 6 мая после импровизированной пресс-конференции по поводу отмены концерта, которую мы вынуждены были провести прямо на улице, у закрытых консерваторских дверей, неизвестные расстреляли из пневматического автомата машину адвоката консерватории Игоря Макарова.

    Со стороны Оперного театра постоянно совершаются провокации, которые уже нельзя квалифицировать просто как "хулиганские". Представители же МВД отказываются принимать участие в споре "хозяйствующих субъектов". Хотя Оперный театр находится в управлении консерватории и именно мы оплачиваем его помещение из собственного бюджета.

    Непонятно, в чем тогда заключается роль государства, у которого до сих пор не хватило воли реализовать распоряжение правительства Российской Федерации, изданное в марте 2005 года, по объектам культуры, подлежащих реорганизации. Согласно этому распоряжению подготовлен документ о слиянии Санкт-Петербургской консерватории, Оперного театра консерватории, школы-десятилетки при консерватории и Фольклорного центра в единый учебный центр.