12.05.2006 02:31
    Рубрика:

    Евгений Примаков: иранский "ядерный кроссворд"

    Особенно взрывоопасным является сочетание перспективы ядерного вооружения Ирана с неоднократно повторяемым его высшим руководителем стремлением стереть с карты мира государство Израиль. Если этот призыв выйдет за пропагандистcкие рамки, то возникнет ситуация с трудно прогнозируемыми последствиями. Уверен, что претворить в жизнь этот призыв не позволит никто, в том числе и Россия.

    Прорыв Ирана к ядерному оружию способен подорвать договор о его нераспространении, что открыло бы путь к ядерному вооружению многих стран, в том числе тех, кто участвует в региональных конфликтах. Это создало бы принципиально иную, значительно более опасную ситуацию в мире.

    Не в последнюю очередь угроза усилилась бы в результате того, что доступ к ядерному оружию при таком положении был бы облегчен для международных террористических организаций.

    Все это так. Но сложность нынешней ситуации с Ираном заключается в том, что он, во-первых, отрицает стремление выйти за пределы мирной ядерной программы, утверждает, что нет политического решения о создании ядерного оружия и не собирается его производить, во-вторых, ни в чем не нарушает Договор о нераспространении ядерного оружия, подписантом которого является, в-третьих, готов свои работы в ядерной области поставить под контроль МАГАТЭ и, наконец, в-четвертых, не намерен отказываться от ядерных работ по всему разрешенному для мирного использования ядерной энергии циклу, включая обогащение урана, чем занимаются более 60 стран мира.

    На сегодняшний день Иран уже продемонстрировал способность осуществлять самостоятельно все этапы этого цикла, включая и обогащение урана. По авторитетному мнению экспертов, если иранское правительство все-таки решит двигаться в направлении производства ядерного оружия, ему на это потребуется от двух до пяти лет. Срок явно небольшой.

    Обозначились конкретно два пути к решению этой сложной проблемы. Один путь - эскалация требований к Ирану вплоть до применения силы. За этим "сценарием" стоит нынешняя администрация США. Судя по некоторым публикациям и ответу президента США Буша на вопрос одного из корреспондентов, Соединенные Штаты не исключают даже применения тактического ядерного оружия для разрушения упрятанных под землей и защищенных слоями бетона иранских ядерных объектов. На слуху и разговоры о возможности не только авиационных ударов, но и наземной операции против Ирана.

    Второй путь предлагается Россией, Китаем. Ему симпатизируют многие другие страны. Это поиски политических решений. Чтобы снять подозрения в том, что Иран осуществляет военную ядерную программу, Россия предложила создать на своей территории центр обогащения урана, предназначенного для мирного использования в Иране. Россия также выразила готовность поставлять ядерное топливо для строящейся с российской помощью атомной электростанции в Бушире с условием, что Иран будет возвращать отработанное топливо. Иран на это согласился. Что касается обогащения урана на российской территории, то Иран занял позицию и не согласия, и не отказа.

    Остается путь и для универсального решения. Президент Путин в свое время говорил о возможности создать центры обогащения урана на территории признанных ядерных держав для тех стран, которые осуществляют мирные атомные программы и не ставят своей целью создание ядерного оружия. Если такая сеть будет создана, то Иран может воспользоваться ею без "потери лица", на общих основаниях. Могут быть продолжены переговоры с целью введения более жесткого контроля со стороны МАГАТЭ - разумную степень жесткости могут определить признанные в мире эксперты этой международной организации.

    Если пойти по пути, предлагаемому США, то эскалация мер со стороны Совета Безопасности ООН в случае несогласия Ирана должна начинаться с введения международных экономических санкций. По мнению России, Китая, других стран, такие санкции окажут контрпродуктивное воздействие. И если существует все-таки надежда на то, что в иранском руководстве возьмут верх лица, придерживающиеся реалистических взглядов, то санкции, которые ударят в первую очередь по народным массам, не создадут благоприятного фона для изменения соотношения сил в пользу таких лиц. Наоборот, этому учит и пример Ирака, будет усиливаться радикализация иранской политики.

    Но дело не только в этом. Встав на путь эскалации давления на Иран, в случае если экономические санкции не сработают, по логике американского руководства следует предпринять другие меры силового характера, вплоть до вооруженного вмешательства. Неужели Вашингтон ничему не научился в результате своего, мягко говоря, ошибочного решения в отношении Ирака? Бомбардировки Ирана приведут - можно это безошибочно предсказать - к росту террористической активности, возможно, к дестабилизации ряда светских или умеренных режимов, в первую очередь в арабских государствах, к подъему волны антиамериканизма, особенно в странах с мусульманским населением. А если идти еще дальше и осуществлять наземную операцию, то выдержат ли США второй, еще более сильный после Ирака, "нокдаун"?

    Госсекретарь Соединенных Штатов Кондолиза Райс сказала, что Ирану следует подчиняться такому важному международному органу, как Совет Безопасности ООН. С одной стороны, эти слова вызывают надежду на то, что США не пойдут на осуществление самостоятельных действий без Совета Безопасности, где, к счастью, не только они контролируют положение. С другой стороны, эти слова могут вызвать улыбку тех, кто еще не забыл, как США вопреки Совету Безопасности, по сути, игнорируя его существование, предприняли военную операцию против Ирака, а сразу после окончания военной стадии этой операции американские руководители заявляли, что в оккупированном Ираке не должно быть никакой активности ООН. Правда, жизнь заставила вскоре от этих залихватских заявлений отказаться. Может быть, Кондолиза Райс это учла? Хотелось бы.

    Однако все это, с моей точки зрения, не может оправдывать иранскую позицию фактического отказа от компромиссных решений проблемы, которая волнует мировое сообщество. Представляется, что такая позиция во многом связана с тем, что объективным результатом американских действий против Ирака стало отсутствие контрбаланса для Ирана в регионе Персидского залива. Более того, Иран, имея тесные связи с иракской шиитской общиной, приобрел, возможность, может быть, даже решающую воздействия на развитие обстановки в Ираке. Имея такие "козыри" в руках, Иран хочет напрямую говорить с Соединенными Штатами. Такой разговор в той или иной форме необходим. Может быть, стоит создать для этого переговорный формат из США, России, Китая, Индии, ЕС и Ирана?

    Эта идея не такая уж плохая альтернатива попыткам заставить Иран идти на переговоры с США под давлением. Американский посол в Ираке Халильзад имеет прямые указания из Вашингтона контактировать с представителями Ирана по иракской ситуации. По имеющейся информации, ряд иранских высших руководителей решил, что если уж вести контакты, то по всему кругу вопросов, не замыкаясь иракской тематикой. Судя и по тому, что недавно совершил конфиденциальную поездку в США иранский эмиссар достаточно высокого ранга, а президент Ахмадинежад направил послание президенту Бушу, Тегеран не устраивают сугубо ограниченные по теме переговоры с американским послом в Багдаде.

    В таких условиях, может быть, демонстрация силы выбрана Вашингтоном для того, чтобы лучше "подготовить" Иран к переговорам и в то же время представить перед американской общественностью, что переговоры с Ираном - достижение американской силовой политики? А как отреагирует на все это Иран - ведь он тоже заангажировал себя своей позицией непримиримости. И последовавшая за посланием Буша угроза Ирана выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия, если дело дойдет до антииранских санкций, - это тоже не может остаться без внимания.

    Иранский "ядерный кроссворд" не так легко заполнить. Но слишком дорога цена ошибок при его заполнении.