12.05.2006 02:05
    Рубрика:

    Валерий Шанцев: Управляемость заключается в том, чтобы иметь информацию

    Смогут ли "столичные приемы" нижегородского губернатора "вытянуть" регион

    В Москве любой сможет, вы глубинку поднимите. Крах должен был состояться в феврале. Краха нет. Зато есть слухи о каком-то невиданном "новом экономическом курсе" Валерия Шанцева. Корреспондент "РГ" поговорил с новоиспеченным губернатором и убедился: курс старый, тот самый, авторитарно-московский. Прижился ли он на нижегородской почве, где искони любят рассказывать анекдоты о самолюбивых и вздорных "москвичах"?

    Российская газета | Каково управлять регионом, в котором нет той концентрации финансовых ресурсов, как в привычной вам Москве?

    Валерий Шанцев | Ситуация в Нижегородской области резко отличается от московской. Бюджетная обеспеченность в Москве - около 50 тысяч рублей на человека в год, в Нижегородской области - около 10 тысяч, потребности же людей примерно одинаковы. Что ж, если ты беден - думай.

    Скажем, мы заменили городские автобусы. Были крохотные "ПАЗики", море "ПАЗиков". Теперь будут современные машины, большие, удобные для стариков и инвалидов. Откуда взяли деньги? Сделали просто: из семи автобусных парков, которые все были убыточными, оставили три, землю под четырьмя продали бизнесу, а на эти деньги купили автобусы.

    РГ | Едва придя на новую должность, вы сразу отметили, что и органы власти в регионе, и их функции раздроблены, вертикали нет, как в Москве. Как сейчас с вертикалью? Есть ли сопротивление местных чиновников?

    Шанцев | Сказал всем сразу: я пришел не отнимать денежные или властные ресурсы, а усилить власть любого областного чиновника своей властью, своими возможностями. Если у нижестоящего органа есть полномочия, которые он из-за отсутствия ресурсов не может выполнить, я готов делать эту работу вместе с ним.

    Я действительно был поражен большой разницей между системами управления Москвой и Нижегородским регионом. Раньше я представлял себе, что такое есть, но в деталях, в глубине - не представлял. Весь бюджет Москвы - в одних руках, у правительства Москвы. Москва имеет общую градостроительную политику, там не решишь ни один вопрос без правительства. Земля также целиком под контролем, она распределяется в столице по постановлениям правительства Москвы. Все это отсутствовало в Нижегородской области. Скажите, как развивать область без земельного ресурса, градостроительной политики и денег? Есть 48 районов и 28 городов. В каждом районе есть архитектор, и в городе тоже, а в области нет, и нет архитектурно-планировочного управления. К чему это приводит?

    Допустим, глава местного самоуправления. По сегодняшним законам он распоряжается землей. Кто бы к нему ни пришел, вы - для того чтобы построить гараж или ИКЕА, чтобы построить торговый гипермаркет стоимостью в несколько миллиардов рублей (г-ну Шанцеву удалось привлечь ИКЕА к строительству под Нижним Новгородом огромного магазина. - Е.А.), именно он принимает решение. Хорошо, он принял решение. А дальше что? А дальше это решение нужно согласовывать. А согласовывают областные и федеральные организации. Но для них местный глава даже не орган госвласти, они могут его решение болтать туда-сюда годами. Инвестор ходит, разводит руками, а все говорят - "ну не положено тебе ничего, а твой глава ошибся".

    Я сказал главам: поделитесь "земельным" правом с областным правительством. Почти все они согласились, подписали со мной соглашение, которое мы закрепили в областном законе. Сказать, что это происходило легко - нет. Некоторые попытались работать по-старому, причем не бесплатно. Глава Семеновского района арестован за взятки при выделении земельных участков. В итоге мы сделали эту систему открытой.

    Есть инвестиционный совет, на нем инвестор докладывает о своем проекте, через три месяца получает пять абсолютно легитимных бумаг - и все. Инвестор не ходит к главам местного самоуправления, в СЭС, к пожарным, к энергетиками. Таких документов не было в области ни у кого никогда. Я был просто поражен, когда на совете услышал просьбу одного из коммерсантов продлить сроки проектирования торгового комплекса на 25 тысяч квадратных метров еще на два года при том, что он уже два года его проектирует. Говорю ему: "Если четыре года проектировать, а потом еще пять лет строить, ты же прогоришь, какой же ты коммерсант? Деньги должны работать". Оказалось, экологическая служба ему так и не согласовала строительство. И договора землепользования у него нет. А он уже проектирует, деньги тратит. И, кстати, не платит за аренду. К тому же знает: экологи могут вообще не согласовать ничего и никогда. К сожалению, именно так был построен этот процесс. И себя обманывали, и бизнес. Некоторые прорывались: вы же видите, в Нижнем Новгороде и жилье строится, и магазины. А вот общего, понятного, прозрачного потока инвестиций не было.

    Ну а результат какой? В прошлом году мы получили иностранных инвестиций 100 миллионов долларов. За четыре заседания инвестиционного совета уже в этом году - 700 миллионов долларов. По итогам года точно уйдем за миллиард.

    РГ | Что еще кроме низкой управляемости бросилось в глаза? Нижний Новгород - типичный регион, и таких губернаторов, как ваш предшественник г-н Ходырев, у нас много.

    Шанцев | Я никогда не даю характеристик тем, кто до меня работал - либо хорошо, либо никак. Больших организационных проблем он мне не оставил. Он провел реструктуризацию долгов, перевел их с внешних на внутренние займы. Это большая работа, которую сделал он, не я, я сейчас просто стараюсь выполнить то же самое подешевле, заменить коммерческие кредиты облигационными займами. Но то, что я делаю, они не делали. Может, они просто привыкли работать в таких условиях и считали, что "ничего не поделаешь". Я работал в Москве и знаю, что можно по-другому.

    Можно, например, настроить систему управления. Я был в недоумении, когда в 21.40 мне доложили, что без света остались 55 тысяч горожан. Я спрашиваю, когда аварию устранят. Мне говорят: "Наверное, утром начнем, потому что сейчас темно". То есть людям всю ночь без света сидеть, так, что ли? Звоню в милицию, интересуюсь, думают ли они об усиленном патрулировании: темнотища, и сигнализации везде отключены. А милиционеры просто не в курсе. И уж затем я узнал, что авария произошла в 14.20. И я понял, что я беззащитен, потому что обо всем узнаю последним.

    Я создал антикризисный центр. У меня теперь на столе каждый день сводки - про аварии не только в Нижнем Новгороде, но в каждом селе. Если в сельском интернате не было света 2 часа, у меня написано, когда отключили, кто восстановил. В области не было вертолета. В Шахунье однажды женщина лишилась ноги, надо срочно делать операцию, а на автомобиле туда 3,5 часа пилить. И когда я начал поднимать вертолет, оказалось, что у военных нет ночных приборов, и летчики не умеют ночью летать. Я им: "А воевать-то будем только днем?" Договорился с главой МЧС Сергеем Шойгу, он дал нам свой вертолет.

    Вы говорите "управляемость". Управляемость заключается в том, чтобы иметь информацию. Договорился с главой мининформсвязи Леонидом Рейманом, будем делать современную связь от каждого поселка. В каждой деревне будет оператор, который сообщит в антикризисный центр, что случилось у них, куда, может, даже дороги нету. Если этого не делать, я не смогу работать.

    РГ | Нашлись ли такие московские приемы, которые не сработали в Нижегородской области?

    Шанцев | Нельзя делать то, что требует колоссального финансового ресурса. Нельзя построить 20 школ за год, 18 детских садов, 7 поликлиник. В Москве я планировал развитие социальной сферы, сложности были, но я знал, что у меня 80 миллиардов. В Нижнем Новгороде бюджет развития - 200 миллионов рублей на весь год на все отрасли. Значит, надо добывать деньги.

    В прошлом году мы впервые в истории области выполнили бюджет, причем тот еще, который утверждался предыдущей командой. Когда в августе пришла моя команда, отставание по доходам составляло 2 миллиарда, а в декабре мы дали сверх плана 500 миллионов. На 2006 год мы запланировали поднять доходы на 30 процентов. В России в целом рост лишь на 15 процентов, но нам надо догонять. На 2006 год сверстали первый бездефицитный бюджет. Прежде займы доходили до 2 миллиардов, мы не занимаем ничего, но не сокращаем финансирование ни одной социальной программы. Нам говорили, к февралю мы завалимся. Не завалились. Потому что все поняли - идет контроль. За каждый день - сводка, сколько денег поступило, не только в масштабах области, но и по каждому муниципалитету. Я звоню главе, говорю: "Ты сегодня получил в два раза меньше денег, чем обычно, разберись, почему". Он начинает работать, когда чувствует, что губернатор интересуется.

    Все называют это "авторитарным стилем". А я считаю, что это система. Не будет требовательности, не будет и результата.

    Этапы такие. Пока бездефицитный бюджет с малым ресурсом развития. На следующий год я закладываю бюджет развития в 5 миллиардов рублей. Когда бюджет развития составит 10 миллиардов, это даст возможность построить по каждому социальному направлению 15-20 объектов. Я извиняюсь, но сегодняшние так называемые школы и поликлиники 30-х годов постройки съедают на ремонты так много, что мало не покажется. Лучше новые построить.

    Мы говорим - село надо сохранить, а как его сохранить, если там дома культуры с выгребным туалетом, где культурой и близко-то не пахнет? В 2007 году наметили построить в селах 10 новых домов культуры, 10 физкультурно-оздоровительных комплексов с бассейном, со льдом. В каждом районе молодежи - от 5 до 8 тысяч человек. Где им досуг проводить? Нет досуга, они уезжают. Нет рабочих мест - они тоже уезжают. Надо дать рабочие места. Надо построить им жилье. Надо модернизировать сельское хозяйство, чтобы комбайны и трактора с компьютерами, и молодежь - за баранку.

    Разработали стратегию развития области до 2020 года, чтобы не тыкаться, как слепым котятам. По пятилеткам расписано, что нужно сделать. Пять лет прошло - губернатор отчитался. Доверит президент еще пять лет работать - у тебя есть, над чем работать. Потом передашь кому-то власть, расскажешь, что сделал за 10 лет, а у преемника есть программа еще на пять лет, и он, не думая о текучке, начинает планировать на дальнюю перспективу.

    Я хочу, если честно, чтобы обо мне в Нижнем Новгороде вспоминали так, как в Москве. Я могу в Москве сутки ездить и показывать, что я сделал, и это будет не вранье.

    РГ | Вы будете участвовать в конкурсе на право организации свободных экономических зон? Иные губернаторы так об этом пекутся, а вашего участия в проекте не видно.

    Шанцев | У меня есть особое мнение. Я считаю, что это баловство и ненужное явление в нашей экономике.

    Что такое эти особые зоны? Это зоны, которые имеют налоговые льготы. Это значит, что продукция, которая будет там выпускаться, по качеству окажется хуже, но из-за того, что она будет иметь налоговые льготы, станет конкурентоспособной по цене. Там, где серьезно занимаются внедрением научных идей, давно создали фирмы по внедрению. У них нет льгот, но они работают. Съездите, посмотрите на Нижегородский институт прикладной физики. У них уже 10 лет идет внедрение новых научных идей, которые они продают в виде готового продукта, технологии.

    Да, в Сарове, рядом с ядерным центром, мы строим открытый технопарк. Но он открытый не с точки зрения льгот, а с точки зрения отсутствия пропускного режима: не надо подавать заявку на посещение за 45 дней, иностранцы могут приехать. Разработок там много, в том числе гражданских, они дадут колоссальный эффект. Я считаю, что любые льготы приводят только к негативному результату. Я это проходил неоднократно. Как только создается льгота, начинается воровство.

    РГ | Когда глава "РУСАЛа" Олег Дерипаска объявил о том, что прекращает выпуск автомобиля "Волга", я, честно говоря, обрадовался. Но потом расстроился, когда он свои слова отозвал. Ведь машина-то негодная. Зачем же ему руки-то выкрутили?

    Шанцев | Никто ему ничего не выкручивал. Бывает всякое, слово - не воробей, вылетит, не поймаешь.

    Конечно, ту "Волгу", которая стоит на производстве, ни Дерипаска, и никто другой в перспективе выпускать не собирается. Но и прекращать производство по слову одного, даже высокопоставленного человека тоже нельзя, потому что есть спрос и люди работают над тем, чтобы улучшать качество. Сейчас на эту машину ставят новый двигатель иностранного производства, 2,4 литра, улучшаются характеристики, будет новый дизайн, появится новый бренд. Получится машина класса Д.

    На ГАЗе хотят создать инженерный центр, вложить миллиард долларов в то, чтобы сделать модельный ряд коммерческих грузовых машин и новый легковой автомобиль. Причем не СП со "стратегическим партнером", который половину прибыли заберет, они купят лицензию, завод целиком, чтобы все самим контролировать. Я думаю, тут должно получиться.

    Просто штука в том, что мы никогда не ставили перед собой задачу сделать хороший автомобиль. Мы и в космос летали, и самолеты делали такие, что до сих пор берут, а вот над машинами не думали. Народ стоял в очереди за машинами, которые называют "народными". А народ берет что подешевле. Валяешься под ним неделю, раз съездишь на дачу, и снова на неделю на брезент. Когда меня спросили на "Москвиче", а вы будете народный автомобиль делать, или такой, что народу не под силу? Я ответил - знаете, по-моему, надо выпускать хорошие автомобили. А вот народные они или нет - это уже другая стезя. Мы должны сделать так, чтобы у народа были деньги, чтобы купить хороший автомобиль. А если поставили задачу сделать транспортное средство по сегодняшним доходам, то нам нужен самокат. Скажем, в нашей области средняя зарплата - 2300 рублей в месяц. Можно купить автомобиль на эти деньги? Никогда.

    У нас море предприятий, особенно малых, которые платят среднюю зарплату в тысячу рублей. Что это за труд такой, который стоит тысячу? В Москве за тысячу рублей никто рукой не шевельнет. В Нижегородской области работают, потому что нет другой работы. Этим надо заниматься серьезно. Потому что тут, помимо бездарности и наглости "коммерсантов", еще и уход от налогов, серые схемы.

    РГ | Вы смотрели на проблему "Газелей"-убийц с двух сторон. В Москве "Газели" убивают людей, в Нижнем - кормят. Как вы считаете, кампанию по травле "Газелей" все-таки кто-то организовал?

    Шанцев | Убить можно на любом автомобиле. Я посидел за рулем этой машины, проехал по городу. Что такого в этой "Газели", чтобы была потенциальная опасность? Тот же руль, те же колеса. Просто ее надо иначе использовать в условиях интенсивного движения, она не имеет характеристик, чтобы быть маршрутным такси. А что касается народнохозяйственного значения "Газели", то это сегодня популярный у бизнеса грузовик. И его нужно улучшать. А его надежность все ценят. Я думаю, что ни китайский, ни корейский грузовик такого класса не выдержит конкуренции с "Газелью" именно на наших дорогах.

    РГ | Вот ГАЗ, на нем частный хозяин. На ВАЗ пришли государственные управленцы. У вас никогда не было "зависти": эх, хорошо бы и к нам на ГАЗ пришло государство, с ним проще будет работать?

    Шанцев | Есть разные модели построения компаний. Есть, например, компания "Рено", которая является государственной. Я хорошо изучал экономику в Академии народного хозяйства и твердо знаю, что эффективность производства не зависит от формы собственности. Она зависит от уровня менеджмента. Если собственник (государство или частник) наймет хорошего менеджера и создаст ему нормальные условия, будет хороший результат. А если скажет: "Ну-ка, давай работай, а я тебе ничего не дам", не будет ничего.

    Поэтому я был приятно удивлен, когда побывал на ГАЗе. Я поднимал АЗЛК после двух лет перерыва в его работе и знаю, что такое автомобильный завод. На ГАЗе - современный уровень организации производства. Современные технологии получше многих автомобильных предприятий Запада. И когда к нам приезжают потенциальные стратегические партнеры, у них рот открыт. Менеджмент ГАЗа привлек к делу японских консультантов, они убрали много непроизводительных процессов, сверхнормативные запасы и так далее. Чистота, порядок, четкие команды, ритм. Я подчеркиваю, что там идет работа на правильном ходу.

    РГ | Мы вскользь уже коснулись темы села. Есть разные подходы к его восстановлению - ставка на крупные холдинги, или на мелких фермеров. А вам что ближе?

    Шанцев | И то, и то. Не важен размер хозяйства. Если крупное хозяйство присоединяет к себе мелкие и дает новые технологии, зарплату - это отлично. Но не хуже, если кто-то в рамках одного хозяйства создает современное производство. Я знаю хозяйства, в которые привезли всех специалистов из Казахстана. Мне безразлично, главное, чтобы каждый, кто организовывает дело, предъявил бизнес-план.

    Ведь самая странная область бизнеса - это АПК. Крестьянин начинает работать на следующий урожай, очень рискуя. Он берет кредиты, но не знает, кому и сколько он продаст товара. Ему говорят: будет большой урожай - будет маленькая прибыль, и наоборот. При высоком урожае прибыль у крестьянина самая ничтожная. Но как же так? Хлеб - нормальный товар, он хорошо продается и только дорожает. Не выбрасывают магазины на улицу ни масло, ни мясо. Кто же на этом зарабатывает?

    Причина в том, что между полем и прилавком стоит колоссальная система посредников. Когда мы стали анализировать экономику, увидели странные вещи. Наши, нижегородские хлебозаводы получают муку откуда угодно, только не от наших мукомольных предприятий. Которые жалуются на отсутствие заказов и стоят на грани банкротства. Наш сахарный комбинат, также почти банкрот, получает сырье откуда-то, а наши производители сахарной свеклы возят свой урожай за тридевять земель, за копейки. Стоят наши ликероводочные заводы, а прилавки забиты водкой неизвестного происхождения и качества.

    Мы эту систему начинаем ломать. Она построена, в том числе на чьих-то личных интересах, на том, что не производители, и даже не переработки решают, как им работать, а спекулянты, перекидывающие массы товаров из региона в регион в своих интересах. Мы переводим наш аграрный бизнес на четкую систему хозрасчетных отношений, выстраиваем понятные цепочки между полем и прилавком. Это не значит, что мы закрываем границы и занимаемся сепаратизмом. Это значит, что я, как губернатор области, намерен поднять сельское хозяйство моей области, а не набить карман посредника.

    РГ | В XIX столетии Нижний был "карманом" России. Сегодня, называя города, которые расцветут через пять лет, министр экономического развития и торговли Герман Греф вспомнил и Казань, и даже Астрахань, но не Нижний. Вы его поправите?

    Шанцев | В Казани бюджетная обеспеченность - 21 тысяча рублей на человека, у нас, как я уже говорил, 10, соревнование будет непростым. Но через 10 лет мы точно окажемся в десятке самых развитых городов России, а сегодня Нижний - на 58-м месте. Так что невыполнимых целей мы не ставим, но те, что ставим, как видите, очень амбициозны.