12.05.2006 02:00
    Рубрика:

    Как семьям переселенцев вернуться в Россию

    Должны ли они подавать надзорную жалобу?

    Статья вызвала огромное сочувствие наших читателей и как следствие большой поток писем и звонков в редакцию. Одним из первых на публикацию в "Российской газете" откликнулся председатель Государственной Думы РФ Борис Грызлов, прокомментировавший описанные в ней злоключения семьи парламентским журналистам ("Журавлевы нужны России" - "РГ" N 96 от 06. 05.2006 г.).

    Кто, как и когда может и должен изменить ситуацию абсурда, в которой оказались Журавлевы и многие другие переселенческие семьи, стремящиеся на родину, в Россию, и сталкивающиеся с ее холодным безразличием к своей судьбе, продолжает размышлять наш автор.

    Борис Грызлов в беседе с журналистами заметил: "В правоприменительной практике должны соблюдаться не только буква, но и дух закона". Трудно с ним не согласиться. То, что Людмила Журавлева теперь целых пять лет не имеет права вернуться на свою историческую родину, предписывает закон о правовом положении иностранных граждан, принятый Госдумой в 2002 году. Этот закон уже изломал тысячи судеб наших соотечественников, которые, как известно, очень нужны России, переживающей острый демографический кризис. Почему же такое варварство происходит? Виноваты исполнители, формально толкующие "букву" закона, или что-то не в порядке с самим его "духом"?

    Грызлов считает, что в истории Журавлевых "необходимо всесторонне разобраться".

    Действительно, разорванной семье нужно как можно скорее помочь воссоединиться. Это диктуют все международные правовые нормы и простой здравый смысл. Но вот ведь какая штука: ни директор Федеральной миграционной службы, ни сам председатель Госдумы не могут своей властью немедленно отменить решение районного суда. Тут нужно подавать надзорную жалобу в следующую судебную инстанцию. Но кто будет подавать?

    Как нелегко бывает карабкаться по крутой судебной лестнице, можно представить, познакомившись с историей, которой занимается сейчас уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова. Она пытается помочь еще одной разорванной семье и признается, что чувствует (к величайшему сожалению) свое бессилие.

    Итак, районный суд города Каменск-Уральского решил депортировать из семьи отца троих детей. Он, Зариф Фидоматов, приехал на Урал из Таджикистана еще в 1998 году. Приехал на заработки, но пять лет назад, женившись на местной жительнице Елене, решил остаться навсегда. Многочисленные попытки зарегистрироваться на жилплощади жены заканчивались безрезультатно. Каждый раз не хватало какой-то справки, а главной преградой стало то, что Фидоматов никак не мог оформить свидетельство о своей кредитоспособности.

    Есть такое интересное требование в законе: хочешь получить право жить в России, докажи сначала, что ты не повиснешь иждивенцем на шее у государства, - принеси из Сбербанка свидетельство, что есть у тебя накопления, которых хватит на три года вперед. Странно, конечно: человеку дают разрешение на временное проживание (на те самые три года), и это позволит ему легально работать, но почему-то считается, что он будет бездельничать и существовать только на прежние накопления. А где взять эти накопления "иностранцу", прибывшему, допустим, из Таджикистана или другой эсэнгэвской республики, где средняя зарплата тридцать-сорок долларов, нашего чиновника не интересует. Более того, российским регионам разрешено по своему усмотрению устанавливать требуемую сумму. В Москве, например, мигранту, чтобы получить разрешение на временное проживание, нужно иметь на сберкнижке 160 тысяч рублей. В Каменск-Уральском требуется, конечно, гораздо меньше. Но Фидоматов вообще не мог ничего скопить. Он ведь кормил двоих усыновленных детей Елены и третьего, их совместного ребенка.

    В апреле прошлого года Каменский районный суд постановил оштрафовать Фидоматова на 1500 рублей за проживание без регистрации у собственной жены. А в феврале этого года "нелегала" опять задержали, и теперь уж райсуд вынес решение о его выдворении.

    Свердловский областной оставил это решение в силе. Сейчас жалоба подана в Верховный суд. Татьяна Мерзлякова огорчается, что узнала о беде этой семьи слишком поздно: ведь в их области проводился эксперимент по иммиграционной амнистии, и тогда Зарифа можно было бы легко легализовать.

    А вот из Ярославской области собирались депортировать целую семью. Эта область вообще отличается нелюбовью к мигрантам. Помню, в 2003 году, когда только вводились квоты, на заседании Правительственной комиссии по миграционной политике, членом которой мне довелось тогда быть, рассматривались заявки регионов на прием мигрантов, и всех поразила цифра "0", стоявшая в строке Ярославской области.

    Однако на семью Канашкиных, которые прибыли, как и Журавлевы, из Туркменистана, ограничения по квотам не должны были распространяться. Эта семья, состоящая из трех человек (муж - столяр, жена - повар и дочь - школьница), приехала с удостоверениями о статусе добровольного переселенца. Удостоверения выдало им российское посольство в Ашхабаде, и там сказано, что Канашкиным разрешено переселиться именно в Рыбинск Ярославской области. Они приехали к своей родной бабушке, живут в ее квартире, и какие, казалось бы, могут быть к ним претензии?

    Но вот уже третий год семья, что называется, висит в воздухе, добиваясь разрешения на временное проживание, а им его до сих пор не дают. И, значит, нет у них права легально работать, бесплатно лечиться и вообще чувствовать себя людьми, а не изгоями на своей исторической родине. Только вмешательство депутата Госдумы, аппарата уполномоченного по правам человека и одного из руководителей Федеральной миграционной службы помешало ярославской милиции депортировать Канашкиных. Напомню, в Туркменистан.

    "Преступление" этой семьи состоит в том, что, собирая бесчисленное количество справок для легализации, они потеряли (временно!) свои миграционные карты. И вынуждены были сдать в милицию фальшивые, купленные на московском вокзале. Не секрет, что так делают многие. А если нет миграционной карты, тебя заставят возвращаться туда, откуда приехал, чтобы на границе получить новые квиточки.

    Бдительная ярославская милиция распознала подлог, и, несмотря на то, что настоящие миграционные карты вскоре нашлись (бабушка положила их в фотоальбом и забыла), против Канашкиных было возбуждено уголовное дело. Целых полгода их изощренно мучили, то и дело вызывая на допросы не только мужа и жену, но и бабушку, перенесшую два инфаркта, и дочь-школьницу. Невозможно понять, какие тайны хотели выведать рыбинские шерлоки холмсы, если сами Канашкины сразу признались, где и как купили эти злосчастные квиточки. И вот какую любопытную закономерность я заметила: чем больше заступников "давили" на зам. начальника Ярославского УВД Т. Агапову, призывая ее к милосердию, тем круче вели себя ее рыбинские подчиненные. Дело было возбуждено по ч. 1 ст. 327 УК РФ (подлог документов) "против неизвестного лица". Канашкиных допрашивали как свидетелей и в начале декабря им пообещали было дело закрыть. Действительно, нелегко, сидя в Рыбинске, разоблачать московскую мафию. Но вдруг (это случилось, кстати, вскоре после моей первой статьи в защиту Канашкиных) их снова затормошили, привлекая уже как подозреваемых по ч. 3 ст. 327 - использование поддельных документов. Но финал превзошел все мыслимые ожидания: Канашкиным предъявили обвинение по той, самой строгой, 1-й части, по которой разыскивали сначала "неизвестное лицо". И вот, значит, нашли...

    Получалось, что сами Канашкины изготовили те фальшивые карты, а это преступление "наказывается ограничением свободы на срок до 3 лет, либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет".

    Суд, надо отдать ему должное, напрочь отмел абсурдное обвинение. Дело закрыли. Но кто возместит семье моральный ущерб за пережитые унижения и нервотрепку? Кто возместит материальный ущерб, ведь родное государство фактически повергло их в нищенство, сделав "нелегалами" и запретив работать. Приехать на родину, чтобы попасть в тюрьму? Имея хорошие, востребованные профессии, не иметь права работать, всей семьей жить на пенсию бабушки и подаяния родственников... Спрашивается, за что им такая кара?

    Полковник милиции Т. Агапова, отвечая на официальные запросы, с чувством законной гордости сообщала, что только за девять месяцев 2005 года она "вынуждена была принять решение об отказе в выдаче разрешения на временное проживание 92 иностранным гражданам, в том числе 57 иностранным гражданам в связи с предоставлением поддельных миграционных карт. По всем фактам возбуждены уголовные дела..."

    Самое страшное в том, что, закрывая двери перед русскими и русскоязычными "иностранцами", Татьяна Валентиновна действовала в полном соответствии как с буквой, так и с духом закона. Недаром же именно она стала сейчас и. о. начальника территориальной миграционной службы. Сколько же еще понадобится лет и сколько переселенческих жизней будет еще принесено в жертву, чтобы наши законодатели увидели наконец, что репрессивное по духу миграционное законодательство стало настоящей угрозой национальной безопасности России? Ведь уже все, кажется, знают, что наша Россия, самая большая по территории страна в мире, каждый год теряет от 700 тысяч до миллиона человек?!

    Это хорошо, что вскоре Дума примет либеральные поправки в закон о правовом положении иностранных граждан. Но ведь они принесут облегчение только трудовым мигрантам, а таких, как Канашкины и Журавлевы, приезжающих на ПМЖ, чиновники-садисты смогут по-прежнему терзать вволю.

    Тем временем межведомственная рабочая группа спешит к 1 июня закончить проект программы содействия добровольному переселению. "Это шаг стратегической важности", - заявил парламентским журналистам Борис Грызлов. И добавил: "В этой связи инциденты, подобные тому, который описан в статье, должны быть исключены".

    А у Журавлевых пока все по-прежнему: семья живет врозь. И если б даже какой-нибудь спонсор захотел оплатить Людмиле обратный билет (из Туркмении, она узнавала, ее выпустят), то Россия дальше Домодедовского аэропорта "нелегалку" не пустит. Плачь не плачь, а семья не воссоединится, пока решение о депортации не отменит более высокая судебная инстанция.

    Подавать надзорную жалобу, согласно ГПК РФ, имеет право одна из двух сторон, участвовавших в процессе: или истец, то есть миграционная служба, или ответчик - сами Журавлевы. Надо ли объяснять, что для невозможности повторения подобных инцидентов в будущем весьма важно, чтобы не пострадавшие просили о милости, а обидевшее их государство признало свою вину?

    От редакции

    Сегодня "Российская газета - Неделя" (с. 25) публикует еще одну невероятную с точки зрения здравого смысла историю "Рожденная заложницей": на Урале молодую маму Олесю Фильчкову лишили дочери, потому что у нее нет гражданства, хотя уже восемь лет она живет в России...

    Журавлевы из Сергиева Посада, Канашкины из Рыбинска, Фильчковы из Верхней Пышмы... Они не нужны России? Мы приглашаем откликнуться читателей, чиновников, правозащитников, законодателей, а главное, людей, страдающих от несуразности такой жизни. "Российская газета" непременно продолжит разговор, будет публиковать истории мигрантов, которые никак не могут стать законными гражданами своей исторической родины. Мы готовы с вашей помощью издать книгу современных хроник "Возвращение. Нужны ли мы России?".

    Наши контакты: (495) 257-53-52, (495) 257-50-55; e-mail: santa@rg.ru; yakovleva@rg.ru