Новости

24.05.2006 04:05
Рубрика: Общество

Тайное становится явным

Сегодня российские академики изберут новых членов

Геннадий Месяц,
вице-президент РАН, академик

Российская газета | Геннадий Андреевич, в связи с предстоящими выборами в СМИ уже муссируются слухи, будто в академии обстановка накалена до предела, что в члены "продавливаются нужные люди - чиновники, банкиры, бизнесмены". Они, мол, помогут академии выживать в нынешних сложных условиях. Как это можно прокомментировать?

Геннадий Месяц | Подобные пересуды уже стали непременным атрибутом каждых академических выборов. Из списка выдергивают несколько фамилий претендентов, и вокруг них начинается возня. Кто и зачем это делает? Думаю те, кто хочет унизить академию, кто пытается свести счеты с некоторыми из кандидатов.

Тот, кто обвиняет ученых в кулуарных выборах, вряд ли представляет, как они проводятся. Устав РАН очень демократичен. В принципе любой дворник может выставить свою кандидатуру, и мы обязаны ее рассмотреть. Сейчас на одно место претендуют по 20-30 человек. Голосование тайное, никто никому не может выкрутить руки, заставить отдать свой голос за нежелательного кандидата.

Когда выборы состоятся и все увидят, кто же в итоге стал членом академии, только тогда можно будет делать первые выводы. А к слову, могу напомнить, что князь Александр Меншиков не умел даже расписываться, но был членом Английского королевского общества. И такое случается.

РГ | На прошлом Общем собрании ученые жарко спорили о модернизации академии. И вот с 1 мая она началась, зарплаты ученых должны вырасти сразу вдвое. Можно надеяться, что ситуация в науке резко изменится?

Месяц | Первые выводы можно делать уже в ближайшее время, когда научные сотрудники придут в кассы за зарплатой. Не исключено, что кто-то будет разочарован полученной суммой. Ситуация с ее повышением не столь однозначная, во всяком случае на начальной стадии модернизации.

В этом году на 169 вакансий в РАН претендуют 1451 кандидат. Академиками хотели бы стать 262 человека, членами-корреспондентами - 1159

А вообще в реформе РАН, как, впрочем, и в любых реформах, есть свои плюсы и минусы. Скажем, деньги, выделенные академии, просто перераспределили, резко снизив затраты на закупку оборудования. Кроме того, за три года сразу на 20 процентов сокращается число научных сотрудников, которые будут получать деньги из бюджета.

РГ | Какое сокращение ожидается в Физическом институте РАН, который вы возглавляете?

Месяц | Уже в этом году оно составит 130 человек, а за три года около 400. А ведь начиная с 90-х годов институт покинули более половины сотрудников. Нередко аргументы для проведения тех или иных реформ вызывают недоумение. К примеру, что означает сокращение в год семи процентов сотрудников? По трудовому кодексу цифра в пять процентов уже считается массовым сокращением. Его надо согласовывать около года с различными инстанциями. Получается, что одна чиновничья рука не ведает, что творит другая.

Сейчас любой академический институт оказывается в сложной ситуации, ведь сокращение ставит барьер прежде всего перед молодыми специалистами. Или непонятно, что делать с инженерами, с администрацией. Их эта реформа не касается.

Об этих проблемах говорят директора многих институтов. Причем никто не жалуется, не выражает пессимизма, но надо продумать, как решать возникающие вопросы.

РГ | Авторы реформы полагают, что она позволит не только повысить зарплаты ученых, но и даст импульс инновационной деятельности институтов. Вы в академии курируете эту сферу. Есть здесь продвижение?

Месяц | Сокращение предполагает, что часть сотрудников институтов перейдут из исследовательского сектора в инновационный. Они останутся в штате, но деньги будут зарабатывать себе сами. Насколько эффективной окажется эта идея - покажет время. Скажем, в ФИАНе в инновационный сектор по собственному желанию уже перешли 40 сотрудников.

Что касается ситуации в целом, то в академии принята программа, включающая около ста инновационных проектов. Три из них, причем довольно масштабных, уже реализуются. Так, в ФИАНе создаются протонные ускорители для лечения опухолей. Аппараты компактные, их можно устанавливать в любой больнице. А в Институте медико-биологических проблем на базе космических технологий разработана одежда и обувь для больных церебральным параличом. Наконец в Институте проблем химической физики создан новый класс антисептиков.

Эти проекты уже финансируются, так как они очень перспективны с точки зрения коммерциализации. В России благодатная почва для инвестиций в науку, но, увы, в стране невелик спрос на научные достижения. Как только он появляется, ученые быстро находят адекватный ответ. Им нужен заказ и возможность нормально работать.

РГ | Но директора институтов говорят, что над ними как дамоклов меч висит налог на землю, который способен чуть ли не "закрыть" науку. В чем там дело?

Месяц | До нынешнего года институты имели льготы по этому налогу, но с 1 января этого года обязаны его вносить. Существуют налоги на движимое и недвижимое имущество. Набегают суммы, которые для институтов неподъемны. Скажем, в Пущино у ФИАНа есть обсерватория, которая обязана платить налогов больше, чем получает из бюджета.

Существует устное обязательство минфина компенсировать все эти выплаты, но начиная лишь с третьего квартала, а налог местная власть требует вносить уже с первого. Нарушаешь, включается счетчик и набегает пеня. Считаю, что эти налоги надо отменить, как это сделано во всех ведущих странах.

РГ | Кое-кто в академии высказывает опасения, что минфин в любой момент может отказаться от своего обязательства компенсировать налоги, и тогда дамоклов меч опустится на академию. Неужели это реально?

Месяц | Вот конкретная ситуация. Для проекта по водородной энергетике академия за счет внебюджетных средств приобрела оборудования на 10 млн. долл. И оно сразу же стало собственностью государства. Вдруг институты получают бумагу из минфина, что налоги на оборудование, приобретенное на внебюджетные деньги, не будут компенсироваться. Получается, вы купили для страны технику и вы же еще платите более двух процентов налогов, а это свыше 200 тыс. долл. в год. Подобные решения мешают нашей науке, и так оказавшейся в тяжелейших условиях, нормально работать.

Николай Добрецов,
вице-президент РАН, председатель Сибирского отделения РАН, академик

Российская газета | Наверное, очередные выборы в академию прошли бы незаметно для широкой публики, если бы в списках не значилось несколько фамилий, которые трудно связать с сугубо научной деятельностью. Что можно сказать по этому поводу?

Николай Добрецов | Так как до самого последнего момента кандидатуры еще будут обсуждаться и утверждаться на заседаниях отделений и возможны любые неожиданности, то зачем же подставлять людей. А в принципе, думаю, что академия наук изберет достойных.

РГ | Начавшаяся реформа академии предполагает, что ученые активно займутся инновациями. В свое время именно в новосибирском Академгородке президент Путин поддержал ученых, которые давно ратовали за создание особых экономических зон. И вот принято решение, что в Сибири такая зона появится, правда, не в Новосибирске, а в Томске. Не обидно?

Добрецов | Если и переживали, то недолго. Ведь Томск не менее достойная кандидатура, там очень сильные и наука, и образование, и промышленность. А у нас в Новосибирске сейчас идет подготовка к созданию, пожалуй, крупнейшего в стране технопарка. Ведь маленьких в России уже "наплодили" много, но их вклад в экономику мизерный. А в данный проект предполагается вложить 15 млрд. руб., и он будет выпускать наукоемкой продукции на сумму свыше 10 млрд. долл. в год!

И этот технопарк, и особая зона в Томске - в значительной мере еще на бумаге. Какой из вариантов окажется эффективней, пока не скажет никто. Ведь на пути инноваций в России множество барьеров.

Скажем, на всех уровнях власти давно говорят: надо, наконец, решить, в чьих руках оставить интеллектуальную собственность. И, вроде бы, уже всем ясно - она должна принадлежать институту, где выполнена разработка. Но вопрос до сих пор остается открытым.

РГ | Не опасаетесь, что крупный технопарк с колоссальными доходами переманит молодых ученых из институтов? Зарплаты могут оказаться несоизмеримы...

Добрецов | Риск, несомненно, есть. И уже раздаются голоса, мол, молодежь ринется в фирмы, а в академических институтах некому будет работать. Но к моменту, когда технопарк в Новосибирске и ОЭЗ в Томске начнут действовать, средняя зарплата ученых в академических институтах нашего отделения должна подняться почти до 40 тысяч рублей. Это хорошие деньги для тех, кто по-настоящему увлечен фундаментальной наукой. И вполне вероятно, что многие из них могут остаться в институтах.

РГ | Почему вы столь осторожны в оценках? Неужели и такие суммы не удержат молодых в лабораториях?

Добрецов | Жизнь заставляет реально смотреть на вещи. По опросам, 70 процентов студентов Новосибирского госуниверситета прямо говорят, что в перспективе намерены уехать за границу. И уровень образования в НГУ предоставляет такую возможность. Так, у нас есть академические институты, куда после получения диплома приходят выпускники этого университета, где состав научных сотрудников за последние десять лет сменился трижды.

Академгородок - место по-своему специфическое. Это не Москва, где человек может запросто покинуть институт и найти себе массу других занятий. У нас или надо заниматься наукой, так как больше фактически нечем, или уезжать.

Но если ты остался, то сразу встает проблема - где жить. Стоимость квартир огромна, для молодых ученых она просто неподъемна. А ипотечное кредитование, о котором много говорят, на самом деле работает слабо. Чтобы оно стало доступным, надо выдавать на 10 -15 лет кредит, не превышающий шести процентов. Тогда у молодежи появится шанс обзавестись квартирой.

РГ | Общее собрание это не только выборы, но время подведения итогов. Какие научные достижения можно выделить среди многих работ институтов Сибирского отделения РАН?

Добрецов | Прежде всего это ввод в строй мощного лазера на свободных электронах в Институте ядерной физики им. Будкера. Это настоящий прорыв, демонстрирующий принцип, которому и должна следовать отечественная наука, - "обгонять, не догоняя". То есть активно искать те научные направления, которые еще не заняты конкурентами. А догонять там, где ведущие страны ушли далеко вперед, - дело, практически, безнадежное.

Так вот лазер на свободных электронах позволил провести серию уникальных экспериментов, в частности, в биологии.

Ученые Сибирского отделения академии выполнили много и других очень перспективных научных работ, ряд из которых мирового уровня. И здесь принципиально важно подчеркнуть следующее: наиболее интересные результаты получены на стыке разных наук, например, математики, биологии, химии, физики. Мы уже девять лет работаем в междисциплинарной нише, всячески поощряя интеграционные проекты.

Досье "РГ"

На 1 января 2006 г. в системе РАН было 413 организаций, где работают 112 633 чел., в том числе научных работников - 55 533 человека. Из них - 10 008 докторов наук, 26 226 - кандидатов и 18 494 - научных сотрудника без ученой степени.

Членами РАН являются 1164 человека, в том числе 467 академиков и 697 членов-корреспондентов.

Финансирование академии из федерального бюджета выросло по сравнению с 2004 г. на 22,6% и составило 22,864 млрд. руб. Объем внебюджетных средств - 13,846 млрд. руб.

По программе интеграции науки и образования число базовых кафедр, созданных в институтах РАН, выросло с 232 в 2002 году до 350 в 2005 году, количество обучающихся на них студентов увеличилось с 5776 до 25 000.

В 2005 г. кандидатами наук стали 1794 человека, что на 5,7% больше, чем в 2004 г. Защищены 479 докторских диссертаций, в том числе 332 сотрудниками и докторантами РАН. В научные организации РАН приняты на постоянную работу 1012 молодых специалистов.